,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ИСТОРИЯ И «МОРАЛЬ» ЭТНИЧЕСКОЙ ЧИСТКИ
0
ИСТОРИЯ И «МОРАЛЬ» ЭТНИЧЕСКОЙ ЧИСТКИ

ИСТОРИЯ И «МОРАЛЬ» ЭТНИЧЕСКОЙ ЧИСТКИ Я приехала в Израиль 40 лет назад, и прошло немало лет, пока я поняла, что в основе существования страны, какой мы видим ее сегодня, лежит непрекращающаяся этническая чистка палестинцев. Началась она давно, и порождена главной ошибкой сионистского движения, задавшегося целью создать национальное еврейское государство в месте, уже населенном другим народом. В такой ситуации нравственно оправданно было бы стремиться, в крайнем случае, к созданию двунациональной страны, потому что строительство национального государства предполагает, по определению, этническую чистку прежних жителей.

Суть этого заблуждения давно понял Альберт Эйнштейн. Вскоре после Первой мировой войны он «сетовал, что сионисты не делают достаточно для того, чтобы прийти к соглашению с палестинскими арабами». Он высказывался в пользу двунационального решения в Палестине и предупреждал Хаима Вейцмана о возможности возникновения национализма «в прусском духе». [1]

Сионистское движение не вняло этим предупреждениям. И вот сейчас, почти век спустя, возникло еврейское национальное государство, где у власти стоят воинствующие националисты, упорно продолжающее колонизацию и «евреизацию» территорий под израильским контролем с обеих сторон «Зеленой линии» (границы 1967 года). Этот процесс упорно продолжали все израильские правительства – в последнее время под маркой ни к чему не ведущих «переговоров» с президентом Аббасом. В нем участвует большинство израильских институтов. Поколения молодых израильтян, одно за другим, идут в армию, поддерживая этот процесс военной силой. У молодежи промыты мозги, и она искренне считает, что армия ведет «борьбу за существование Израиля». Но автору статьи, как и многим другим, очевидно, что для выживания еврейской общины в этой стране необходимо создать действенные механизмы сосуществования с палестинцами. Без этого Израиль под лозунгом «борьбы за существование» готовит, по сути, свое самоубийство.

Давно сложившееся мировоззрение правящих кругов Израиля подытожил в своей недавней книге “Palestine Inside Out” (Палестина наизнанку) американский ученый Сари Макдиси (Saree Makdisi). Он пишет, что «оккупация – лишь одна из сторон постоянно проводимой Израилем политики постепенного вытеснения коренного палестинского населения с их земель. Осуществлять ее начали еще до создания государства, и все разнообразные приемы оккупантов: строительство незаконных поселений, конфискация земли, разрушение домов и тому подобное служат достижению этой цели». [2]

Если вы сомневаетесь в такой оценке, вспомните высказывания самого Бен-Гуриона, сделанные им еще до создания государства (до 1948 года Бен-Гурион был лидером сионистского движения, а затем – первым премьер-министром Израиля).

«Принудительный трансфер [палестинских] арабов с территории, на которой должно возникнуть еврейское государство даст нам то, чего у нас никогда не было, даже когда в дни Первого и Второго Храма здесь находились только мы! Нам дана возможность, которая превзошла наши самые буйные фантазии. Это больше, чем государство, правительство или суверенитет – это возможность нашего национального единения в родном и свободном доме». [3]

«Осуществив принудительный трансфер, мы приобретем обширную территорию [для поселений]. Я за принудительный трансфер, и не вижу в нем ничего безнравственного». [3]

В ходе войны 1948 года примерно две трети палестинцев были фактически изгнаны из своих домов только что созданной израильской армией, а одна треть стала беженцами, спасаясь от опасностей войны. Всем им – от 750 тысяч до миллиона человек – не было позволено вернуться в Израиль после соглашения о перемирии, а их дома и имущество были уничтожены или присвоены израильским государством.

Среди распространенных заклинаний, которыми хотят оправдать это в глазах израильтян, есть и такое: «Израиль согласился с предложенным ООН планом раздела, но арабы не захотели его принять, так что вина за случившееся впоследствии лежит на них». При этом предпочитают умалчивать о том, что палестинские арабы составляли (по данным ООН) от трети до половины жителей территории, которая была предназначена евреям для создания своего очага. Почему эти люди, чьи предки жили здесь многие поколения, должны были согласиться с тем, что окажутся на территории «национального очага», предназначенного другому народу? Вообразите, например, реакцию французских бельгийцев, если бы ООН решила сделать их страну «национальным очагом фламандцев».

Главные аксиомы, которые вдалбливают израильтянам с детского сада, это, что вопрос в 1948 году стоял: «Либо – мы, либо – они», что «Если бы мы не создали государство с еврейским большинством и сильной армией, арабы сбросили бы нас в море» и т.п. У меня на этот счет есть сомнения, но допустим, что так оно и было. И вот пришел 1967 год, а с ним – Шестидневная война: еще одна глава израильской «борьбы за существование» с неуемными арабами, которые не оставляют попыток сбросить нас в море. Я, как и огромная часть моих соотечественников, много лет верила, что в 1967 году действительно возникла угроза самому существованию Израиля, пока не наткнулась на несколько красноречивых цитат наших собственных лидеров [4]:

1. «Нью-Йорк таймс» привела слова премьер-министра Менахема Бегина (1977-83), сказанные им в августе 1982 года: «В июне 1967 года у нас был выбор. Сосредоточение египетской армии на подступах к Синаю не доказывало, что президент Гамаль Абдель Насер (1956-1970) действительно собирался на нас напасть. Мы должны быть честны сами с собой: это мы решили напасть на них».
2. Ицхак Рабин, дважды занимавший пост премьер-министра Израиля (в 1974-77 и в 1992-95 году) в феврале 1968 года высказался во французской газете «Монд»: «Я не думаю, что Насер хотел войны. Двух дивизий, которые он направил на Синай 14 мая, было недостаточно, чтобы начать наступление на Израиль. Он это знал, и мы тоже это знали».
3. Командующий израильскими военно-воздушными силами во время Шестидневной войны, генерал Мордехай Ход, в 1978 году сказал: «В первые восемьдесят минут было осуществлено то, что планировалось шестнадцать лет. Этому плану мы посвятили всю нашу жизнь. Мы засыпали и просыпались с ним. Он был нашей пищей. Мы постоянно его совершенствовали».
4. Генерал Хаим Бар-Лев, начальник генерального штаба Армии обороны Израиля, в апреле 1972 года сообщил газете «Маарив»: «Накануне шестидневной войны геноцид нам не угрожал, и его возможность даже не приходила нам в голову».

Таким образом, в 1967 году Израиль не «предотвратил угрозу своему существованию», а провел эффективную военную операцию по овладению территориями. Ничего нового в запугивании «угрозой существованию» нет. Многие завоеватели и оккупанты в ходе древней и новейшей истории придумали удобные оправдания для захвата территорий, такие как «зов судьбы», «бремя белого человека», «распространение истинной веры, культуры, демократии» и что угодно.

Читателю, возможно, любопытно будет узнать, что Бен-Гурион предвосхитил территориальные приобретения Израиля 1967 года за двадцать лет до этого, еще во время составления плана раздела Палестины, с которым сионистское руководство вроде бы согласилось. Вот его слова, которые можно найти в книге израильского историка [5]:

«Точно так же, как я не вижу в предложенном еврейском государстве окончательного решения проблемы еврейского народа, я не вижу в разделе территории окончательного решения палестинского вопроса. Отвергающие раздел правы в том, что эта страна не может быть разделена, потому что представляет собой единое целое не только с исторической точки зрения, но также по характеру природы и экономики».

«После формирования вслед за созданием [еврейского] государства крупных вооруженных сил, мы откажемся от раздела и раздвинем границы нашей страны, включив в нее всю территорию Палестины».

Сомневаюсь, что когда-либо в истории была еще одна общность, захватившая что-либо грубой силой и откровенно признавшая себя захватчиком. Захватчики в прошлом неизменно считали себя невинными жертвами обстоятельств и варваров (бывших их собственными жертвами!), от которых им, к сожалению, приходилось защищаться. Обратите внимание на следующие заявления историка Бенни Морриса, документировавшего этнические чистки 1948 года. В интервью, которое он дал в 2004 году газете «Ха-Арец» читаем [6]:

«ВОПРОС: Книга, которую вы собираетесь издать, названа на иврите «Жертвы». В конце вы утверждаете, что из двух жертв этого конфликта мы [израильтяне] оказались более пострадавшими. МОРРИС: Да, это так. Мы – потерпевшая сторона в ходе истории, а, кроме того, мы в большей степени являемся потенциальными жертвами. Хотя мы угнетаем палестинцев, мы в этом конфликте – слабая сторона. Нас ничтожно мало посреди огромного моря враждебных нам арабов, которые хотят нас уничтожить».

Такое мнение характерно для большинства израильтян. За многие годы оно приобрело статус непререкаемой истины, и никакие разумные мирные предложения (например, Саудовская инициатива) не способны его поколебать. Израильтяне пользуются этим клише, чтобы избавить себя в отношении палестинцев от требований обычной человеческой порядочности. Большинство израильских евреев убедили себя, что имеют моральное право отбирать у палестинцев собственность и изгонять их, потому что эти варвары не отвечают на щедрые мирные предложения Израиля и только и мечтают сбросить нас в море. Потому что мы – нация переживших Холокост. Мои соотечественники вообразили себя звездами в новой постановке «Властелина колец» Толкиена. Конечно же, им принадлежит в ней роль прекрасных эльфов, по воле злого рока вынужденных сражаться с отвратительными гоблинами-палестинцами (только «гоблинов» нужно заменить на «террористов»). А на «террористов» человеческое милосердие не распространяется. «Террористам» не делают территориальных уступок и не заключают с ними мирных договоров.

Этим и объясняется массовое участие в других отношениях нормальных и более или менее порядочных израильтян в процессе непрекращающихся этнических чисток. Как иначе можно объяснить, что умирающего старика и его жену выволакивают из их квартиры в Восточном Иерусалиме, чтобы освободить место для еврейских поселенцев? Или строительство иерусалимского «Музея толерантности» на месте старинного мусульманского кладбища. Налет на сиротские приюты на Западном берегу, которые содержали исламские благотворительные организации. Государственную поддержку поселенцев, устраивающих погромы палестинцев в Хевроне и других местах на оккупированных территориях. Широко распространенные издевательства израильских солдат над задержанными палестинцами. Разгром жилья при ночных вторжениях в палестинские города и поселки. Разрушение домов палестинцев на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме под наглым предлогом, что они «незаконно построены». Захваты поселенцами обширных участков земли. И многое другое. [7]

Полоса Газы – место, где самодовольный израильский садизм достиг своих вершин. Эта полоса густо населена главным образом потомками палестинцев, изгнанных в 1948 году. Задолго до второй интифады самые лакомые куски побережья (примерно четверть всей территории) присвоили несколько тысяч еврейских поселенцев. И все же полтора миллиона палестинцев в Газе вели в какой-то степени нормальную жизнь, насколько жизнь может быть нормальной в условиях оккупации: выращивали фрукты и овощи, производили строительные материалы и другую продукцию для израильского рынка, находили неквалифицированную работу в пределах Зеленой линии. До второй интифады терактов с территории Газы практически не было.

Но с начала второй интифады (за полтора года до того, как первая палестинская ракета перелетела через границу) израильская армия приступила к систематическому разрушению полосы. Вторжения, происходившие раз в несколько недель, сопровождались разрушением фабрик и мастерских, дорог, сельскохозяйственных угодий, домов и всего прочего. Доступ к израильской экономике был перекрыт. В конце концов, доведенные до отчаяния палестинцы начали пускать Кассамы, почти никогда не причинявшие жертв или сколь-нибудь значительных разрушений, но служившие прекрасным предлогом для израильских военных акций.

Тогда Шарон провел свой блистательный пропагандистский ход с «размежеванием». Операция была представлена как проявление Израилем доброй воли. Израильские поселения в Газе действительно были ликвидированы, но армия заняла позиции вокруг полосы, которая превратилась в огромную тюрьму. Экономическое удушение Газы постоянно усиливалось и дошло до невыносимого уровня после того, как правительство ХАМАСа подавило подержанный Израилем и США путч Фатха. (Я не поклонница ХАМАСа, но палестинцы на демократических выборах отдали предпочтение этой организации). ХАМАС несколько раз делал предложения о переговорах с Израилем на основе принципа возвращения к границам 1967 года, но эти предложения замалчивались и были проигнорированы. Вполне вероятно, что проведение таких переговоров остановило бы Кассамы, но израильские лидеры, как представляется, предпочли продолжение насилия, а Кассамы давали им возможность еще громче кричать о том, «какие мы несчастные», и отличный предлог увиливать от законных требований международного сообщества прекратить обширную колонизацию Западного берега.

Наконец, с ХАМАСом было достигнуто соглашение о затишье, но с первых дней его действия министр обороны Барак начал подготовку к массированному нападению на Газу [8]. 4 ноября* 2008 года соблюдавшееся до этого дня соглашение было преднамеренно сорвано по приказу Барака. Были убиты несколько боевиков ХАМАСа, и последовала вполне предсказуемая палестинская реакция: отказ от затишья и ракетные обстрелы, которые были использованы Бараком как предлог для проведения крупномасштабной операции с применением авиации, приведшей к гибели сотен жителей Газы. Очевидно, что эта игра мускулами была частью предвыборной кампании Барака и Ливни, оплаченной жизнями сотен палестинцев и нескольких израильтян. В предстоящей наземной операции могут быть и новые жертвы, которые тоже станут платой за такого рода «предвыборную агитацию».

Как же воспринимает это основная масса израильтян? «Мы, израильтяне, совершив акт самопожертвования, удалили терпящих лишения поселенцев из их домов в полосе Газы и дали палестинцам шанс свободного и счастливого существования. Но палестинцы пренебрегли нашими мирными усилиями. Они одержимы идеей «сбросить евреев в море», и пристрастились к ней, как к наркотику. Газа могла бы стать вторым Сингапуром, но ее жители предпочли обстреливать израильтян ракетами».

Разъединение – это шедевр, рожденный злым гением Шарона. Он дал основной массе израильтян полное моральное отпущение. Палестинцы «разочаровали» их, и теперь израильские лидеры могут делать с ними, что хотят. Не надейтесь услышать возгласы протеста еврейско-израильской общественности, за исключением горстки «евреев-самоненавистников», и меня в их числе.

Поверьте мне, эти люди не родились чудовищами – они просто не знают ничего другого. Я тоже была одной из них, но однажды довольно случайно оказалась на Западном берегу с группой активистов. У меня появились палестинские друзья, и я, наконец, осознала преступность обращения моей страны с палестинцами. Я научилась не обращать внимания на вздорную пропаганду, которой, вместо новостей, израильские СМИ ежедневно пичкают моих соотечественников. Хотелось бы предложить им какое-то противоядие, но мне оно неизвестно.

И все же, так быть не должно. Кроме примерно четырех миллионов не имеющих гражданства палестинцев на оккупированных территориях, есть примерно миллион палестинцев с израильским гражданством в пределах Зеленой черты. Несмотря на весьма ощутимый внутренний расизм, многие из них тесно связаны с израильским обществом. В израильских больницах можно встретить арабских врачей и медсестер, среди студентов израильских университетов есть арабы и т.д. Сосуществование и сотрудничество евреев и арабов – не исключение. Тем не менее, еврей-израильтянин из большинства, вполне корректно относящийся к сослуживцу-арабу, гордится своим сыном-солдатом, который несет службу на оккупированных территориях. Он охотно повторяет тезисы расистской пропаганды о «демографической угрозе» израильскому государству со стороны его арабских граждан и верит кровожадным речам действующих и отставных генералов, которые преподносит ему телевидение. Он отдает голос за одну из трех сионистских партий – Ликуд, Кадиму или Аводу – лидеров которых много десятилетий не оставляет идея проведения этнической чистки.

Ради блага обоих народов, населяющих нашу страну, этим надругательствам должен быть положен конец. Но сделать это возможно лишь извне, потому что в самом Израиле сколь-нибудь серьезной оппозиции нет. Пожалуйста, делайте что-то, мои друзья, и действуйте безотлагательно. Не обращайте внимания на бесконечные переговоры, которые наше правительство ведет с бессильной администрацией Палестинской автономии: они лишь еще одна ширма для продолжения этнической чистки. Если вы не верите мне, приезжайте и посмотрите своими глазами, какими темпами идет строительство в поселениях на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме.

[1] From 'The Pity of It All', a book by Amos Elon on German Jews.

[2] From a review of Makdisi`s book: 'Palestine Inside Out', by Lena Khalaf Tuffaha, IMEU 2008.

[3] From 'Righteous Victims' by Benny Morris

[4] Collected by Stephen Lendman, see http://www.zmag.org/znet/viewArticle/15348

[5] From The Birth of Israel: Myths and Realities, by Simha Flapan

[6] The full text of the interview can be found in the Counterpunch website

[7] Information can be found, e.g., in the Occupation Magazine, the website of Israeli anti-Occupation activists.

[8] 'Disinformation, secrecy and lies: How the Gaza offensive came about' By Barak Ravid, Haaretz

* 4 ноября 2008 года – день выборов Барака Обамы, когда внимание всех мировых СМИ было привлечено к этому событию, и вторжение в Газу осталось незамеченным – (Примечание переводчика)

ОБ АВТОРЕ

Автор этой статьи, Виктория Бух (Victoria Buch) скончалась от рака 21 июня 2009 года. Профессор факультета физической химии Еврейского университета в Иерусалиме, она была активным участником Израильского комитета против разрушения домов (ICAHD), членом Machsom Watch (правозащитной организации, наблюдающей за действиями израильской армии на блокпостах в Иудее и Самарии – и редактором журнала об оккупации Kibush), который повторно опубликовал эту статью, нисколько не утратившую актуальности.

Ссылка



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх