,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Украина: федерализация или «киргизация»?
0
Не так давно новый глава Украины Виктор Янукович и его команда довольно громко отметили сто дней его президентства. Лидер страны обстоятельно рассказывал гражданам о первых шагах в экономике и о перспективах преодоления новых старых трудностей на рыночных путях. Однако в потоке графиков и формул как-то затерялся главный для всей Украины вопрос: на каких основах расколотой идеологически и ментально по линии «восток – запад» стране теперь предстоит объединяться? И – возможно ли вообще такое объединение?

Ведь после прихода к власти «бело-синей» команды Виктора Януковича, кардинально меняющей вектор движения Украины в противоположную от заявлений предыдущей, «оранжевой» власти сторону, уже и слепым, как говорится, видно, что единой страны нет. В различных политических кругах все громче и настойчивее звучит слово «федерализация», а за ним – «распад».

Впрочем, идея федерализации Украины вовсе не нова. Впервые ее высказал во время выборов первого президента страны в 1991 году никто иной как диссидент Вячеслав Чорновил, баллотировавшийся тогда на пост главы государства. Известно, что отсидевший многие годы в советских лагерях журналист проиграл бывшему секретарю ЦК компартии Украины Леониду Кравчуку. Однако если бы Чорновил почти 20 лет назад выиграл, видимо, свою программную предвыборную идею ему пришлось бы воплощать в жизнь.

И хотя история не знает сослагательного наклонения, все же, если бы тогда она развернулась на президентских выборах иначе, возможно, сегодня про эту застарелую болячку – федерализацию Украины – уже никто бы и не вспомнил. Страна осталась бы единой, но – федерацией, восток не упрекал бы запад, что кормит его, а запад не пытался бы надеть на восток шаровары, вышиванки и брыли (соломенные шляпы). Однако и спустя десятилетия тема эта – федерализация – почти всякий раз, когда меняются у власти команды, всплывает в обществе с новой силой. Но особенно мощной нарастает волна сегодня, когда «бело-синяя» команда Януковича, по мнению остатков «оранжевой», «сдала» России уже едва ли не всю страну.

Ясно, что волна эта движется со стороны Западной Украины, которая, безусловно, идентифицирует с настоящей Украиной только себя. Но если в предыдущие годы разговор о федерализации на этом и заканчивался, то сейчас (едва ли не впервые) и простые люди, и политологи пошли дальше – заговорили не только о разделе страны, но и о ее возможном распаде. Оказалось, все просто: люди на востоке и на западе устали годами предъявлять друг другу претензии, начинают думать, что, может, и в самом деле так будет лучше для всех — как говорится, развод и девичья фамилия.

Дистанция в 20 лет позволяет более внимательно и пристально всмотреться в давние события. Многие постепенно стали понимать: нет одной (единой) Украины. Ее никогда и не было в том геополитическом пространстве, в которое она заключена. Да, на карте новейшей истории страны, в свежих украинских учебниках, которые начинаются словами «Діти, подивіться на мапу України» («Дети, посмотрите на мапу Украины». Мапа – карта в переводе с английского, — это к вопросу «украинизации» Украины), такое суверенное государство в центре Европы обозначено. Но внутри самой этой территории такой единой страны нет. И это та правда, которую никогда не хотели сказать вслух и принять во внимание в своей ежедневной работе над ее преодолением, ее трансформацией в другую, прежде всего, майданные политики в «оранжевых» одеждах. (Да она им, собственно, и не была нужна.)

Зато об этом раздражающем факторе на пути старых новых властей предержащих (а почти все они, напомню, вышли из кучмовской «шинели») к славе и вожделенным закромам родины «давно говорили большевики» – Янукович и его «донецкие бандиты» и «сепаратисты». И не только говорили. Более пяти лет назад, после добровольно-принудительной «сдачи» Януковичем президентского поста и восхождения к власти Ющенко, в Северодонецке прошел сбор сторонников Партии регионов, окрещенный журналистами «съездом сепаратистов». Восточные области всерьез озаботились отделением от «западенцев» и «бандеровцев».

За нее, эту сермяжную правду о территориальном состоянии и ментальном противостоянии в стране по линии «восток – запад», «оранжевые» блюстители формально единой Украины грозили карами небесными и земными «бело-синим» раскольникам, вплоть до возбуждения уголовных дел. Но не прошло затем и года, как дела эти были забыты и закрыты, а сами «бандиты» и «сепаратисты» оказались не в тюрьмах, куда клятвенно заверяли послать их лидеры Майдана, а снова – во власти. Да и кому они нужны были, эти «уголовники», если ежедневно по 25 часов в сутки шла борьба своих среди своих - не на жизнь, а за кресло то президента, то премьер-министра, то спикера парламента?

Правда же заключалась и заключается в том, что есть две Украины – одна из них персонифицируется с Виктором Януковичем – в основном, это Крым, восток и юг. И другая Украина – западная и часть центральной. Если раньше она ассоциировалась с Виктором Ющенко, то теперь, после его позорного президентства и ухода, – сама по себе. (Правда, сегодня на роль Ющенко здесь претендует Юлия Тимошенко, отбившая у хоружевского пасечника почти весь здешний электорат.)

Надо отметить, что при президентах Кравчуке и Кучме эти две Украины не слишком соперничали, кто из них главней и важней для страны. Коса стала резко находить на камень, когда впервые за годы независимости страны ее возглавил, как говорят сторонники «оранжевых» (теперь уже немногочисленные), «настоящий украинский президент» Виктор Ющенко. Подразумевается, видимо, что он нес в себе самом глубинную украинскую идентичность, ее самобытность и ярко выраженную этничность. Во время его правления впервые в истории независимой Украины почти все руководители страны оказались выходцами из села, порой самой забитой глубинки. Именно люди села – колхозники, простые крестьяне, сельская интеллигенция — и составили основное ядро его электората.

Город Киев (и некоторые другие в центре и на западе) тоже пять лет назад проголосовали за Ющенко. Но не надо на сей счет заблуждаться: население Киева (и других городов) пополняет огромное количество людей, приехавших из сел в поисках лучшей доли. Именно сельский менталитет, причем в его самом ограниченном, неразвитом виде, и определял команду Ющенко и все ее действия (или бездействие). Отсюда — и ее уровень как представлений об управлении страной, так и понятий о государстве и мире.

Чем отличаются две эти страны – Украина Януковича и Западная Украина, оставшаяся снова без единого лидера? Это — как две стороны одной медали. Они вроде бы и не разделены, но они (стороны) не смотрят друг на друга, их овевают разные ветры: одну — восточный, другую – западный. Перефразируя Великого Кормчего: передует ли восточный ветер западный? Или наоборот. Именно так – глобально и бесповоротно наоборот – между борениями за больший кусок властного пирога и войнами компромата друг на друга – он и ставился «оранжевой» командой. Запад упоенно ломал через колено восток, – достаточно вспомнить новых «героев» от Ющенко: Шухевича, Бандеру, воинов ОУН-УПА, Мазепу, новые «праздники» — в пику восточным регионам, тяготеющим к России.

Украина Януковича – это другая страна, совершенно отличная от идиллической и патриархальной Украины Ющенко. Украина без шаровар и вышиванок крестиком, без «оселедця» (название прически украинских казаков), без уверенности в том, «что Иисус Христос был украинцем» и «что праукраинцы возникли еще до шумеров». В ней все еще больше советского менталитета, чувства интернационализма и даже космополитизма.

Чувства реальности. Эта Украина больше похожа на Россию, в ней и мыслят, и говорят в основном по-русски, она хочет быть поближе к России, почти индифферентна к европейским посулам и не стремится в НАТО. В этой Украине больше ностальгии по нашему общему прошлому.

Она не лучше и не хуже Западной Украины, стремящейся в НАТО, Европейский союз и открещивающейся от своей соседки России, костеря ее вдоль и поперек и виня во всех собственных бедах.

Проблема для населения страны в том, что эти две Украины – слишком разные. Двух Украин – прозападной и пророссийской – приблизительно поровну, если вспомнить президентские голосования в 2004-м и 2010-м годах и посмотреть на последние парламентские выборы. Сегодня, будучи хорошим учеником и перенимая опыт ушедшей власти, Янукович и его команда с крейсерской скоростью дрейфуют в противоположную от проложенного «оранжевыми» курса сторону. Теперь уже «бело-синие» ломают о колено западный электорат, стремительно (так, что никто и не ожидал) увлекая страну к российским берегам, вызывая недовольство Западной Украины.

Впрочем, каждый из президентов – Ющенко ранее, Янукович теперь – всего лишь выполняют свои электоральные обещания. Трудно сказать, что будут говорить о нынешней власти через пять лет, но про ушедшего Ющенко один из его бывших советников на условиях анонимности сказал в сердцах мне так: «Украина из-за Ющенко потеряла шанс, который выпал ей раз за 300 лет: стать Украиной. Такое преступление перед нацией простить нельзя. Он должен за это ответить перед украинским народом».

Есть ли шанс остаться двум Украинам одной страной? Говорят, он есть всегда. Видимо, при определенных условиях, которые должны свято соблюдать власть и оппозиция. Это условие применительно к Украине сегодня только одно: политикам всех мастей, цветов и религий следует немедленно научиться говорить на одном языке. Языке исключительно украинских интересов. Как в международной политике, так и на уровне села Хоружевка или райцентра Макеевка. Двум Украинам – пророссийской и прозападной – дрейфовать в одну – проукраинскую – сторону, навстречу друг другу.

А если не удастся договориться так – соединив шаровары с терриконами, – в лучшем случае придется вспомнить политическое завещание почти 20-летней давности кандидата в президенты Вячеслава Чорновила о федерализации Украины и намерения последнего «съезда сепаратистов» — донецких «бандитов». В худшем – старухе-Европе ничего не останется, как приветствовать новые государства на территории бывшей Украины. И хорошо бы – не в результате «киргизации» страны.


Алла Ярошинская



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх