,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Россия развалится у нас на глазах
  • 9 июня 2010 |
  • 14:06 |
  • Stalker |
  • Просмотров: 86390
  • |
  • Комментарии: 44
  • |
Россия развалится у нас на глазах


Политолог Андрей Савельев выступил в эфире радио "Финам FM" с сенсационными заявлениями. В программе Юрия Пронько "Реальное время" он осветил наиболее острые проблемы, угрожающие целостности нашей страны, и высказал предположение, что Россия развалится на наших глазах. Во время передачи было несколько звонков в эфир от заинтересованных слушателей.

ПРОНЬКО: 19.05 в российской столице. У микрофона Юрий Пронько. Добрый вечер, дамы и господа. Сегодня в "Реальном времени" на "Финам FM" с моим гостем будем обсуждать сложную, но, как мне представляется, весьма важную тему. Об этой теме у нас в России стараются вообще не говорить – потому, что неудобно кому-то, потому, что неполиткорректно кому-то, опять-таки, могут обвинить во всех смертных грехах, и так далее. Тема сегодняшнего "Реального времени" звучит так: "Крах США и России? Вторая гражданская война 2020". Мой гость – политолог, депутат Государственной Думы России с 2003-го по 2007 годы, председатель политической партии "Великая Россия" политолог Андрей Савельев. Андрей Николаевич, рад вас видеть, добрый вечер.

САВЕЛЬЕВ: Добрый вечер.

ПРОНЬКО: Что стало поводом встретиться с Андреем Савельевым? Вы знаете, на днях мне презентовали книгу, которую я уже прочитал. Книга называется "Крах США. Вторая гражданская война 2020", Томас Читтам – автор этой книги. Он ветеран вьетнамской войны, был военным советником, является независимым американским исследователем-аналитиком – кстати, крайне неудобным для американских властей; причем, не важно, кто у власти находится, демократы или республиканцы – никто его не любит. Но при этом Томас Читтам – американский патриот, добрый гражданин и семьянин, сторонник соблюдения конституции США – так, по крайней мере, написано на обложке его книги. При этом книга, на самом деле, страшная, потому что она ведет речь о второй гражданской войне в США, о тех социальных, политических, экономических предпосылках, которые могут привести к этим очень серьезным последствиям. И Читтам приходит к выводу о том, что США будут разделены, или развалятся, разделятся, как уж кому угодно, на три государства.

САВЕЛЬЕВ: Как минимум.

ПРОНЬКО: Как минимум, да. Там как максимум – фантазия, я думаю, у каждого может работать безгранично. Андрей Николаевич, вы вообще согласны с этими выводами? Я понимаю, что нашим слушателям сложно понять, о чем мы говорим, но, тем не менее, вы согласны с самой постановкой вопроса, что Соединенные Штаты Америки, в общем-то, могут рухнуть? Рухнуть под тяжестью разных моментов, но в первую очередь межрасового и межнационального напряжения.

САВЕЛЬЕВ: Безусловно, поскольку есть эти проблемы, они все больше заостряются, поскольку к ним нет достаточного внимания, то перспектива развалиться именно по этой причине существует. Когда говорят о том, что крах США может наступить от финансово-экономического кризиса, то здесь вероятность меньше, потому что все его видят, и все пытаются ему противодействовать. А вот эта мнимая политкорректность тему отодвигает куда-то в сторону, не позволяет ее ни продумать с точки зрения аналитики, ни сделать достоянием общественности, которая тоже должна была бы реагировать на столь острую проблему. Поэтому то, о чем говорит Томас Читтам, действительно, для Америки – один из самых острых факторов, один из самых опасных. Конечно, есть и другие, они взаимодействуют между собой, и если бы Читтам был в состоянии уложить в свою книгу еще какой-то экономический анализ, я думаю, что он подкрепил бы его выводы: экономический кризис может подхлестнуть все эти процессы расово-этнического, культурного размежевания. Думаю, что и для нас тоже это острая проблема.

Россия развалится у нас на глазах



ПРОНЬКО: Вот, смотрите, я просто открою еще одну тайну для наших слушателей. Андрей Савельев написал предисловие к этой книге, к этой работе, исходя, насколько я понимаю, Андрей Николаевич, из уже российских особенностей, видения?

САВЕЛЬЕВ: Да.

ПРОНЬКО: И, в общем-то, прочитав его, я пришел к выводу, что вы допускаете – почему я, собственно, и название программы, тему программы я сегодня решил назвать не просто "Крах США", а "Крах США и России" – вы приходите к выводу, что это возможно и в нашей стране.

САВЕЛЬЕВ: Да. У нас, безусловно, невозможно говорить о полной аналогии: Россия и США достаточно разные по истории, по культуре, по текущей ситуации государственной, но, тем не менее, есть аналогичные процессы. Может быть, у нас минимальна опасность расового конфликта, но у нас межэтнический конфликт уходит все дальше и дальше. Скажем, миграционные процессы в Соединенных Штатах вызывают межрасовые трения, по крайней мере; у нас – межэтнические прежде всего. То есть, у нас расового конфликта никогда и не было, и в нашей политической культуре этого элемента даже нет, то есть нам нечего обсуждать. Безусловно, какие-то расовые фантазии возникают, и в последнее время среди молодежи, среди маргинальных групп возникает такое стремление рассматривать расовые различия, но нет даже специальной литературы на эту тему, поэтому это только фантазийный продукт отдельных горячих голов. А в целом не существует у нас представлений о расовом конфликте. У нас, скажем, если афроамериканца видели в метро, то ему уступали место – он как бы какой-то несчастный…

ПРОНЬКО: Но вы говорите о том, что в России очень актуален межэтнический вопрос.

САВЕЛЬЕВ: Межэтнический конфликт нарастает по той причине, что у нас общая прочность государственности ослаблена – мы же видим, у нас уже есть опыт расчленения большой России, которая называлась СССР, по административно-этническим границам, и тот, кто не спрятался, местные власти могли сказать, что мы не виноваты. У нас формируется этнические государства, и поэтому миллионы беженцев… Нам кажется, что якобы была бескровная революция 91-го года. Она была и кровавая, и крайне тяжелая для многих людей, которым пришлось побросать свои квартиры и бежать в надежде найти убежище в России, но и здесь они его не нашли.

ПРОНЬКО: И вы считаете, что нечто подобное может постигнуть и Россию?

САВЕЛЬЕВ: Да, потому что у нас те же самые этнические границы проведены на территории Российской Федерации, те же самые этнократии, которые были и в советские времена – они сохранились, и контроль территории за ними закреплен. Название внутренних республик наших определено этнически: у нас не Казанская губерния, а Татарстан, и так далее, и у нас не Грозненская губерния, а Чечня. То есть, везде, куда ни глянь, как говорил в свое время Путин, "Куда ни глянь – везде Чечня". Но это одна сторона. То есть, есть конфликт этнический, он возникает в результате смешения населения, которое не адаптируется, не получает каких-то основ для совместной жизни. Если государственность прочна, если есть у элит представление о том, как лидировать и как выстраивать за собой все эти этнические мелкие кланы, элиты, которые должны втягиваться в этот общий поток, тогда все нормально. Это имперская политика, когда имперская нация ведет за собой все остальные. Остальные понимают, что они догоняют, и если они догнали – вот это самое худшее. Понятно, что Советский Союз, советская доктрина – она не предполагала имперской политики. Наоборот, принижение и те высказывания, которые известны, основоположников СССР, в общем-то, не в пользу были русского народа – наоборот, великодержавный шовинизм, его надо подавить всячески и заставить русский народ расплатиться якобы за те унижения, которые были в отношении других народов. На самом деле, ничего подобного не было, а реально лидерство русского народа было растоптано в течение коммунистического периода. И, конечно, не сразу это все произошло, не так просто было растоптать. Я думаю, что
во многом и войну выиграли именно потому, что русские по-прежнему оставались лидерами, и старшие возраста, которые наиболее стойко сопротивлялись врагу – это были люди, воспитанные еще в крестьянской глубинке, в православии – они еще были лидерами нации.

ПРОНЬКО: Но, кстати, это не отрицает и нынешний президент страны, который накануне Дня Победы, Андрей Николаевич, сказал, что победа в Великой Отечественной Войне закалила русскую нацию. Подчеркиваю, что я принципиально обратил внимание: президент сказал, не советского народа, не российского народа, а именно русскую нацию.

САВЕЛЬЕВ: Я думаю, что, может быть, это и не случайная оговорка, но, на самом деле, неправильная. Потому что закалить-то, может, и закалила бойцов, но русская нация продолжала уничтожаться в последующие годы, то есть, ни о каком русском лидерстве в послевоенные годы говорить не приходится – наоборот, все исчезло.

ПРОНЬКО: Я хочу все-таки вернуться к тому тезису, о котором вы говорите по поводу национальных квартир, скажем так, и административно-территориального или национально-территориального деления России. То есть, вы считаете, что в нынешних условиях в России возможно это ликвидировать, вы меня уж простите за столь жесткое выражение? Ну, или обнулить, скажем так?

САВЕЛЬЕВ: В принципе, можно было бы, если бы была…

ПРОНЬКО: Но никто на это не решается.

САВЕЛЬЕВ: Как мы всегда говорим, что нужна политическая воля. С другой стороны, давайте мы посмотрим в собственную конституцию – там равенство прав предусмотрено. Почему у нас одни равнее других в национальных республиках? Это неправильно. У нас нет же русской республики, и мы, в общем-то, считали всегда абсурдом, большинство, по крайней мере, аналитиков и простых граждан, выделять из Российской Федерации русские республики – это нелепость. Но почему у нас есть республики, в которых отдельные национальности приобретают особый статус? Даже не большинство национальностей, а только некоторые – только те, которым довелось этот титул налепить на административно-территориальную единицу. Поэтому, в принципе, можно, исходя из конституции, тем более что у нас легко сейчас происходит соединение субъектов Федерации, изменение наименований, в общем-то, логично было бы подойти к этому вопросу. Надо было начать с того, что должны быть изменены наименования, должны быть… Уже, собственно,
Путин пытался проводить эту политику, но у него ничего не получилось: внешне почистили конституции национальных республик, а по сути все осталось то же самое – то есть, этнические кланы продолжают править в этих республиках,
продолжают присваивать бо́льшую часть прибавочного продукта, бо́льшая часть бизнеса захвачена именно этими кланами, потому что почему-то считается так: в Якутии должны править якуты, в Чечне – чеченцы, в Кабардино-Балкарии – кабардинцы и балкарцы, и так далее. Но это противоречит нашей конституции. То есть, на основе конституции, если хотя бы опереться на конституцию, уже можно было бы что-то сделать. Реально видно, что у правительства не хватает на это ни духу, ни воли. Не хватает по одной простой причине – что точно так же, как мы смотрим на книгу Томаса Читтама и видим, что в Соединенных Штатах есть определенные ограничения, точно так же определенные ограничения возникли и у нас. Мы следуем за…

ПРОНЬКО: Потому что в США нет национально-административного деления. Все-таки штаты – они штаты.

САВЕЛЬЕВ: Да. Но уже возникают территории, на которых на английском языке практически никто не говорит.

ПРОНЬКО: Да, он очень великолепно анализирует это, особенно южные, скажем так, Юго-Запад, где Hispanic занимает… Да что Юго-Запад – в Нью-Йорк выйдите на Манхэттен и посмотрите на людей в сомбреро.

САВЕЛЬЕВ: Вашингтон превратился в негритянский город, центр Вашингтона – в основном население негритянское.

ПРОНЬКО: Но об этом не принято говорить.

Россия развалится у нас на глазах


САВЕЛЬЕВ: Не принято говорить, и политическая элита России следует, скажем, за этим мейнстримом общемирового характера, и тоже старается не говорить о том, что есть между людьми различия, между ними есть противоречия, которые нам не нравятся, но для того чтобы их разрешить, нужна достаточно активная политика, а стараются умолчать об этом, стараются умолчать о том…

ПРОНЬКО: А почему, как вам представляется? Почему? Не только же следование моде. Это наша страна, где есть собственные проблемы, которые необходимо решать, но, как мне представляется как журналисту, вы знаете, Андрей Николаевич, я считаю, что все вопросы надо выносить на обсуждение. Обсуждение – это возможность погасить, в том числе возможные конфликты, когда люди дискутируют и обмениваются, и находят, обязательно находят точки соприкосновения. Где-то можно их найти. Но умалчивание – это дорога в тупик точно.

САВЕЛЬЕВ: Обсуждение все равно происходит, только оно происходит как раз в этих кланах, которые борются за расширение своего влияния, и оно выходит за эти территориальные анклавы, которые уже есть, и именно это пугает, я думаю, кремлевскую администрацию – что этнические кланы уже свои щупальца раскинули по всей стране. И это связано и с криминальными группировками, это связано и с экономическими субъектами, которые свой дом имеют в этой этнической республике, опираются на поддержку административного ресурса в своей республике, и забрасывают свои щупальца дальше, дальше по территории всей страны.

ПРОНЬКО: Это что – это в буквальном смысле такая осознанная политика? То есть, это некое дирижирование происходит?

САВЕЛЬЕВ: Это естественное развитие клановой структуры общества, потому что если большинство подавлено – я имею в виду русское большинство: русские кланы, конечно, тоже формируются, но они не имеют общенационального значения – это скорее местные кланы, и, может быть, они формируются в противодействие этническому давлению либо другой национальности, которая укоренилась здесь давно, либо тех, кто приезжает и формирует новый этнический баланс на этой территории. В принципе, у нас в течение многих лет продолжается эта политика со времен коммунистических – подавление всего русского. Да, в русском самосознании есть и темная сторона, и светлая сторона, но подавляется и то, и друге. То есть, не дай бог, чтобы темная не развернулась, и не дай бог нанести какой-то ущерб другим национальностям, но ради этого подавляется русское в целом. И вот вы заметили, что президент обмолвился, сказал "русская нация"…

ПРОНЬКО: Ну, у меня по профессии, понимаете, мне надо вычленять, я не могу мимо проходить таких слов.

САВЕЛЬЕВ: А почему вы не прошли мимо? Потому что это уникальная редкость. Я помню, что, по-моему, всего два или три раза Медведев слово "русский" произнес в отношении нации или народа, а Путин вообще предпочитает не говорить на таком языке.

ПРОНЬКО: Вы знаете, я помню, Андрей Николаевич – не то, чтобы я выступаю адвокатом первых лиц нынешнего нашего российского государства – но в свое время Путина спросили: "Вы русский националист"…

САВЕЛЬЕВ: Нет-нет, там немножко по-другому. Он сказал, что "Мы с Медведевым – в хорошем смысле слова русские националисты". Это он сказал для зарубежной публики, и это там было воспринято с пониманием, потому что слово "национализм" в политологических словарях везде носит преимущественно позитивный смысл. Иногда… У немцев есть раскол: одни в позитивном смысле, другие… А в англоязычных словарях – возьмите Оксфордский словарь, или Британскую энциклопедию – там везде позитивные смыслы. И все понимают: если Путин и Медведев – в хорошем смысле русские националисты, они просто отстаивают интересы своей собственной страны, потому что мы все, жители России, когда выезжаем за рубеж, рассматриваемся как русские.

ПРОНЬКО: Но стоит произнести в России, что ты русский националист, и ты получишь, по-моему, по полной программе.

САВЕЛЬЕВ: Да, это все. Вот я получаю уже многие годы уже по полной программе, и когда был в Государственной Думе – множество всяких доносов, прозвучавших в эфире, написанных в адрес прокурора, Генерального прокурора или местных прокуроров. Я очень долго отбивался. Правда, отбился, но именно пользуясь своим статусом. Я думаю, если бы не было у меня статуса народного депутата, то, наверное, пришлось бы мне под статьей походить.

ПРОНЬКО: А в чем претензии, собственно, заключались? Вы – экстремист, да? Вы призываете к нечто подобному?

САВЕЛЬЕВ: Да, разумеется. Я, так же, как Читтам… Я не пытаюсь уравняться с ним – мы все-таки немножко разные с ним люди, и по возрасту, и по судьбе – я все-таки больше человек, связанный с интеллектуальной деятельностью…

ПРОНЬКО: Ну, и в разных странах живете.

САВЕЛЬЕВ: Нет, он все-таки боевик, ветеран Вьетнамской войны, специалист по вооружению, и так далее.

ПРОНЬКО: Кстати, пинает Россию от души.

САВЕЛЬЕВ: Да, он – совершенно не друг России. Как я написал в предисловии, он пользуется публицистикой американской. Но, тем не менее, я те же самые проблемы старался с той же остротой ставить. Но когда я, например, написал небольшую брошюру, перекликающуюся с темой, которую поднял Патрик Бьюкенен в своей известной книге "Гибель Запада", то на меня обрушилась масса всяких заключений, заявлений, разоблачений – что вот какие нехорошие люди у нас в парламенте сидят, разве так можно?

ПРОНЬКО: Но вы считаете, что действительно Россия может развалиться?

САВЕЛЬЕВ: Я думаю, что мы своими глазами это увидим, если не изменится менталитет власти, прежде всего.

ПРОНЬКО: О чем говорит Андрей Савельев, почему он считает, что Россия может развалиться, и что необходимо предпринять, в том числе и, по вашему мнению, уважаемые слушатели, чтобы этого никогда не произошло… Кстати, в книге вы, по-моему, очень хорошо написали заклинание о том, что на тысячу лет ничего не означает в новом, скажем так, тысячелетии.

САВЕЛЬЕВ: Совершенно верно.

Источник




Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх