,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


О языковом вопросе
  • 8 июня 2010 |
  • 15:06 |
  • Stalker |
  • Просмотров: 20149
  • |
  • Комментарии: 14
  • |
О языковом вопросе


Если говорить серьёзно, то ни для кого не секрет, что в Украине именно украинский язык нуждается в определённом государственном протежировании – с целью недопущения его “поглощения” другим языком – да, близким, родственным, но всё же – другим… Более того – именно в близком сходстве двух языков в и заключается в современных условиях особая опасность ассимиляции именно украинского языка – другим, “братским”…

Я сознательно стараюсь избегать употребления общепринятого, но не вполне корректного именования сего братского языка, на котором я же и пишу в настоящий момент - “русским”. Ведь очевидно, что “русский” - от слова Русь. Но ведь исторически сложилось так, что современный “русский” язык, хотя и связан генетически с древнерусским (языком Киевской Руси), но при этом сформировался он, во-первых, лишь на основе древнерусского языка и под сильным влиянием как “книжного”, искусственно имплантированного усилиями Православной церкви т.н. “церковнославянского”, т.е. староболгарского языка (грубо говоря, “языка Кирилла и Мефодия”), так и ряда вовсе неславянских (тюркских, угро-финских). Дабы избежать хотя бы части упрёков, сошлюсь хотя бы на “Википедию”, где ясно сказано: “Ни одна из форм церковнославянского языка не тождественна с древнерусским языком …, хотя на Руси использовались оба и, естественно, они не могли не влиять друг на друга”; “до XVIII века церковнославянский язык использовался как общелитературный, однако никогда не был разговорным - на нём мог общаться только узкий круг образованных людей”). Во-вторых, российский язык сформировался как язык на территории Московии – России, а никак не собственно Руси. Так что правильнее всё же именовать этот язык именно “российским” (как это принято в том же украинском), или же “великорусским” (что также иногда практикуется) языком.

Объективная реальность такова, что на текущем историческом этапе именно украинский язык нуждается в Украине в особо бережном отношении и поддержке и на государственном, и на общественном уровне. Кто бы что ни говорил, а великорусскому языку в нашей стране и так живётся неплохо. Ведь язык для своего полноценного развития должен быть “живым”, то есть должен существовать достаточно широкий круг носителей языка.

Лишь недобросовестные люди могут “в упор не видеть”, что, во-первых, реальных носителей великорусского языка в Украине больше, чем украинского, а во-вторых – что такая языковая ситуация либо сформирована искусственно, в ходе проведения московским царским режимом, а позже коммунистами целенаправленной политики, либо, по крайней мере – данная ситуация является следствием глубоко неестественных, извращённых социально-политических процессов.

Не углубляясь в печальные исторические подробности, скажу лишь, что в результате глубоких и зачастую - катастрофических этнодемографических процессов, происходивших на территории бывшей УССР, особенно в 1930-1950-е годы, значительно усугубилась зародившаяся ещё в ХІХ веке (и так или иначе поддерживаемая имперским Центром) тенденция к вытеснению украинского языка из культурной и образовательной сферы, вообще - “из города”.

Проще говоря, длительное время в Украине под властью Кремля (сперва “романовского”, а затем и “красного”) существовала и поощрялась тенденция к отождествлению украинского с “языком села”. Что само по себе было чудовищной несправедливостью, да и громадный ущерб, нанесённый в ту эпоху Украине, её языку и культуре, сегодня даёт народу Украины, по нашему убеждению, все основания претендовать на адекватную компенсацию. На которую мы таки вправе рассчитывать…

За все без малого 19 лет формальной независимости Украины, все без исключения политические кланы, сменяющие друг друга на высших постах в государстве и поголовно состоящие из “перекрасившихся” в жёлто-голубое выкормышей коммунистической номенклатуры и “ленинского комсомола”, практически ничего реального не сделали для спасения и развития в Украине украинского языка, культуры и самосознания (говоря это, я отнюдь не делаю исключения и для режима т.н. “оранжевых” т.н. “националистов”).

Все громкие “меры”, которые власти предпринимали (якобы предпринимали) в этом направлении, не только отдавали “кампанейщиной”, но и сильно дискредитировали саму Идею (впрочем, быть может, таковой и является ИХ стратегическая цель?)

Сегодня “маятник” вроде бы качнулся в противоположную сторону. Сдуру перепугавшиеся Майдана “злобно-кацапствующие” элементы сегодня верещат от восторга: ах, какой молодец Табачник! Разрешил вести обучение в ВУЗах Украины “на иностранных языках, в том числе и на русском”. И почему-то молчок о том, что фактически “норма” о преподавании только на украинском, если она до сих пор и существовала, всё равно в большинстве институтов и университетов страны (кроме, разве что, гуманитарных) де-факто не работала. Правда, качество самого образования – как падало неуклонно, так и падает. Кто из нынешних студиозусов по-настоящему, учится, т.е. впитывает знания – плевать, на каком именно языке? Кто из них сам пишет дипломы, курсовые и т.д.? Окститесь - везде тупо “бабки рулят”!

Хотя и сама по себе мера была, конечно, поспешной. Для нас очевидно и несомненно, что прежние чиновники от образования, разработавшие такие меры по “ускоренной украинизации” системы образования (да и других общественно значимых сфер), менее всего “пэрэймалыся” проблемой сохранения и развития украинского языка, и уж тем более - улучшения качества образования.

На мой взгляд не подлежит сомнению, что эти господа своими действиями попросту создавали условия для дальнейшего усугубления коррумпированности отечественной образовательной системы, безусловно, планируя при этом для себя немалые “откаты” от ректорского и чиновничьего корпуса. Несомненно, что и там - своя “мафия”, охватившая ВСЮ систему…

Итак, имеем “объективку”, то бишь данность: сегодня у кормила власти Украины оказались откровенные “москвофилы” и «украинофобы», куда более решительные в деле сдачи/продажи национальных интересов, чем их “цитрусовые” предшественники (которые, при всей их государственнической импотенции, всё же были, как говорят урки, “повязаны” своей же прежней, неосторожной псевдопатриотической риторикой и поэтому - вынуждены хотя бы “робити національно стурбований вигляд”…)

В гуманитарной сфере промосковский “откат назад” проявился раньше, чем во всех других, и начался именно с назначения на пост министра образования и науки такого одиозного кучмиста, как Дмитрий Табачник. О том, что факт сей весьма прискорбен для национального образования, сказано очень много, повторяться нет смысла.

Интересно другое: приход Табачника в Министерство образования позволяет, подобно лакмусовой бумажке, конкретизировать ту категорию населения, которой наметившаяся тенденция к свёртыванию национальной украинской составляющей во всех сферах представляются удобной, желательной и приятной.

А ещё – публичная реакция иных представителей этой категории даёт нам возможность лучше понять глубинные психологические (даже психобиологические) мотивы, определяющие поведенческую тенденцию к более или менее агрессивному “антиукраинизму”, присущую этой публике в целом.

Как это порой случается, “сигнал” поступил из неожиданного источника. В издаваемой в Одессе газете “Шомрэй шабос” - печатном органе Южно-Украинского регионального объединения иудейских (реально - хасидских) общин, в № 28 от 16 апреля 2010 года, была помещена статья некоей Елены Каракиной “Равнодушные язычники”. Которая (статья) вполне может служить конкретным примером, представляющим явление в целом, несмотря на то, что напечатана она в специфическом издании, рассчитанном на специфический контингент.

Итак: “Не так уж давно 90% книг, проданных в Украине, были на русском языке. На этой реальной фактографической основе нетрудно посчитать, какое именно количество граждан Украины считают русский язык родным”;

“(по результатам) всеукраинской переписи населения… огромное количество народу в графе “родной язык” предпочитало ставить “украинский”… оттого, что мы на Украине живём, мама с папой - украинцы и т.п. Но при этом объекты переписи вовсе не употребляли в быту и на работе язык, который они обозначили родным… И никакие доводы разума (так в тексте! - Авт.)… не могут сшибить человека с позиции: “Всё равно – родной!”… И всё же, нетрудно предположить, что после 19 лет очередной (их было по одним подсчётам - 3, по другим - 5) украинизации… высокий (далее в тексте говорится - “порядка 70%” - Авт.) процент населения украинизируемого государства говорит, думает, видит сны на по-прежнему родном русском языке.”

А далее Каракина, пытаясь объяснить, почему сегодня языковая ситуация в Украине - именно такая, какая есть, приводит “убойный”, как ей кажется, аргумент: «…Быть может, оттого, что русский язык – универсальней, богаче, гибче?… Что русский и украинский языки проистекают из одного источника? Только источник этот по-разному видоизменялся в городе и в деревне, на севере и на юге обширной империи…» Ой какая крамольная мысль! Но, похоже, справедливая, поскольку в украинском языке сохранилось гораздо больше архаичных форм, присущих тому языку, на котором писали, скажем, Григорий Сковорода или там Антиох Кантемир…

И далее: “Ситуация, хочется верить, начинает становиться более естественной, более соответствующей реальному положению… с приходом… Дмитрия Табачника. Которого… так не пожелали видеть на этом посту борцы за национальное единство… (Табачник) автоматически превратил себя во врага народа… Какого именно народа? Да того, который не хочет знать ни фактов, ни уважения к истории, ни уважения к личности, ни уважения к языку” . На этом приостановим цитирование и станем разбираться по сути.

Легко можно заметить, что в писаниях той категории авторов спекулятивных размышлений на национальную и языковую темы, к которой относится и Каракина, практически всегда, открыто или слегка завуалированно, проталкивается одна и та же иделогемма: “Национализм – это очень и очень плохо, поскольку в современном мире нация является историческим анахронизмом.” Мол, человечество сейчас прочно встало на путь всеобщего “слияния” всех со всеми в некую “политкорректную общность”, где на первом месте – права отдельно взятого индивидуума, со всеми его как достоинствами, так и пороками. Только почему-то всегда и везде такие “каракины” провозглашают анахронизмом какую угодно другую нацию, только не собственную!

Причём зачастую такие индивиды, не всегда имея на то достаточные основания, более или менее уверенно ассоциируют себя с “русской” нацией, то есть - с нашими “северными братьями”, великороссами. В том числе, насколько я понял - и мадам Каракина. И хоть она и опубликовала свои “откровения” в такой “истинно русской” газете, как “Шомрей шабос” - читая их, просто диву даёшься, как много в этой странноватой дамочке кондового великорусского шовинизма, без всяких кавычек! Что становится очевидным после прочтения одного только приведенного выше пассажа. Вот так, одним росчерком пера эта “русская тёмного происхождения” мадам декларирует буквально следующее: украинцы – это тёмное быдло, по определению не имеющее уважения “к истории, личности и языку”! А коль скоро это так – то чего с ними вообще церемониться?!

Но возникает вопрос – а почему это, собственно, всякие там каракины и им подобные считают себя вправе так думать? Выскажу на этот счёт своё личное мнение, сложившееся, однако, в результате анализа и сопоставления фактов, взятых из множества источников. В основе моей концепции (я называю её так - “гипотеза лингвогена”) лежит представление о языке как знаковой системе, которая как таковая для одних человеческих индивидуумов является (в большей или меньшей мере) комфортной и приемлемой, для других же – нет. А основанием для такой приемлемости или неприемлемости является психический склад данного индивидуума. Особенности которого определяются структурой и функциональной биоритмикой центральной нервной системы, головного мозга. Которая, в свою очередь, по преимуществу задается генетически.

Всё-таки, что бы там кто ни говорил, как бы ни была велика роль социальных факторов становления и развития личности, но в преобладающей степени мы таковы, каковы наши гены… Это относится не только к генам структуры и функций нашего организма, но и к недавно открытым и весьма многочисленным генам, “управляющим” психикой и социальным поведением человека.

По самым скромным прикидкам, мы где-то на 75 % таковы, каковы наши гены, и лишь на 20-25 % наш темперамент, характер, таланты, предпочтения и поведение “задаются” воспитанием, образованием и социальными условиями. А поскольку членораздельная речь – один из главных отличительных признаков Homo sapiens от остальных живых существ, а люди в подавляющем большинстве случаев (даже сегодня, а уж в древние и не слишком времена - тем более!) имеют в качестве биологических родителей носителей именно того языка, в среде (если угодно - в “информационном поле”) коего они пребывают от рождения, то нет ничего антинаучного или ужасного в гипотезе, что существуют более или менее обширные слои прирождённых, генетических носителей всех существующих “живых” языков.

Это прирождённое носительство задаётся некими группами генов, определяющими, в частности, некоторые особенности слухового восприятия и звуковоспроизведения (в том числе – и мелкие анатомические детали строения внутреннего уха, голосовых связок и т.д.)

Не станем углубляться в этот интереснейший вопрос, а вспомним ещё один непреложный факт: некоторые этносы исторически тысячелетия пребывают в окружении более многочисленных народов – прирождённых носителей совершенно иных языков, чем их собственные - те, к которым люди “малых этносов” несут “сродство” в своих генах. При этом в ходе исторических процессов, зачастую болезненных и драматических - все, или значительная часть представителей этих “малых народов” могут утрачивать, полностью или частично, знание и речевые навыки собственного, генетически родного языка. Процесс значительно ускоряется по мере учащения и “легитимизации” в общественном мнении, в ментальности обоих социумов (пришлого и “вмещающего”) смешанных браков и просто “интернациональных” половых связей. В итоге – представители этих “малых” этнических групп, забывая истинно родной язык, постепенно начинают воспринимать в качестве такового язык “вмещающего” социума. Зачастую, правда, “переделывая” его на свой лад, привнося в языковую практику данного языка те или иные интонации, акценты, жаргонизмы и т.д. Я намеренно не привожу конкретных примеров, чтобы избежать обвинений в “разжигании чего-то там ужасного”, но полагаю, что уважаемые читатели и сами легко могут их привести…

На самом деле “русский языковый вопрос” в Украине, о котором так много талдычат иные любители политических спекуляций, не представляет из себя никакой проблемы. Проблема как раз в другом – каким образом в преимущественно “русскоязычной” Украине сохранить украинский язык от дальнейшего “размывания” и вероятного поглощения его “братским” языком (как это сегодня уже почти произошло с другим «братским» языком – белорусским!).

Как предотвратить чудовищную историческую несправедливость и гуманитарную катастрофу мирового значения? Мы имеем право так думать потому хотя бы, что с научной точки зрения вопрос о том, какой из двух языков - великорусский или украинский - может претендовать на историческое “старшинство” в принципе, давно решён.

Давно и безусловно доказан тот факт, что отнюдь не “украинский - одно из наречий великорусского”, а как раз наоборот – именно за украинским языком – и более глубокие исторические корни, и реальное, а не мнимое, “право первородства” по отношению к “великому и могучему”.

Дипломированному филологу и сотруднице Одесского литературного музея Каракиной не мешало бы знать (а она, скорее всего, знает, по меньшей мере, наслышана об этом, да лукавит!), что факт этот давным-давно доказан учёными, филологами и лингвистами – причём не только славистами, но и санскритологами, и германистами. Кстати, а уж после ряда археологических открытий последних десятилетий, в частности, работ Ю. Шилова (см. его работу: “Истоки славянской цивилизации”), в выводах наших добросовестных филологов, по большому счёту, и вовсе сомневаться не приходится. Иное дело, что другие, извините за выражение, “учёные”, состоящие на службе у определённых сил (Кремля?), а порой даже носящие погоны офицеров спецслужб, или же просто - защищающие “до последнего” свои устаревшие концепции и школы, делали и делают всё возможное, чтобы замолчать или ошельмовать, обозвать “антинаучными” эти выдающиеся работы.

Но они всё же прорываются сквозь железобетон имперской цензуры и официальных доктрин...

Таким образом, правомочен вывод: что бы там ни “пыхтели” всякого рода “великомосковские” шовинисты, а вся их “Великая Россия”, Московия - в лучшем случае лишь “побочная дочь” Руси-Украины, причём, как показывает история - “дочь”, слишком часто взбалмошная, брутальная и неблагодарная. “Дочь” (или, если угодно, “младшая сестра”), забывшая своё место и просто лопающаяся от тщеславия, стремящаяся подмять под себя всё и вся вокруг, и в первую очередь - уютное законное “подворье” старшей “родички”, обосновывая свои претензии тем, что “её-то и вовсе нет на свете, это легенда”, или же - “мы с ней - одно целое”…

Конечно, вряд ли справедливо обвинять в многосотлетних ненасытных амбициях Московской Империи собственно великорусский народ. Амбиции исходят лишь от Кремля, и от его «жителей». Которые, кстати, ещё при поздних Романовых с весьма большой натяжкой можно было считать “русскими”, а их последователи (включая нынешних) почти открыто отождествляют себя с наднациональными бюрократическими “големами”.

Повторяю: именно таков сегодня “бюрократический класс” России. Он чужд вообще всем народам в принципе, его идол - “самодостаточное” (существующее лишь для себя самого) государство!

Но наши великорусские братья слишком уж привыкли подчиняться этому Московскому монстру, хотя тот веками гнобил и гнобит, в первую голову, именно “свой” народ. Для своего расширения во все стороны света, как и для подавления в зародыше естественных протестных настроений и действий, этот тысяченогий “Кремлёвский кракен” использует, помимо грубой силы, и так называемую “русскую культуру”. Под которой следует понимать не собственно великорусскую культуру, действительно самобытную, мощную, мирового значения культуру, но “русскоязычную” эрзац-культуру, являющуюся инструментом подавления самобытных национальных культур и насаждения в ментальном поле каждого народа, находящегося в пределах досягаемости, сомнительных “достижений”, штампуемых на потребу примитивным мещанским вкусам мало развитого, малообразованного, но при этом преисполненного апломба “рускоязычного” и “русскокультурного” населения - как в самой РФ-ии, так и в “ближнем зарубежье”.

Если говорить о культурно-языковой ситуации в Украине в целом, то за все годы “независимости” ситуация на “культурном фронте” осложнялась целым рядом присущих только нашей стране факторов.

Прежде всего, следует отметить практически полное отсутствие естественного протекционизма со стороны всех трёх режимов прежних “презиков” в отношении производителей национального “творческого продукта” – при полной открытости внутреннего “культурного рынка” для российской кино-, теле- и литературной продукции. Что позволило Москве в кратчайшие сроки, что называется, “завалить” наши экраны и книжные прилавки российской (“русскоязычной”) творческой продукцией, в массе своей – низкопробной. Все эти дурацкие телесериалы, все эти бесконечные “Дуньки” Донцовы с Оксанами Робски – дали ту лавину эрзац-культуры, из-под завалов которой нации, кстати, ещё только предстоит начать выбираться…

Именно эта, с позволения сказать, “культура” подпитывает эмоциональные силы наших украинских “пост-совков”, давая им дополнительную возможность воздерживаться от закономерной “капитуляции” перед куда более возвышенной украинской культурой, которая (“капитуляция”) должна была бы стать упрямым фактом ещё несколько лет назад.

Конечно, человечек, “присевший” на Дарью Донцову, вряд ли пожелает оценить мощь, скажем, прозаического таланта Владимира Винниченко, неповторимую поэтику стихов Евгения Маланюка, Юрия Лыпы или Олега Ольжича – даже имея со школы навык чтения по-украински.

Кроме того, значительный процент среди “русскокультурных” у нас занимают такие вот каракины или фабриканты. Которые не способны выучить украинский язык, воспринять его красоту, изобразительную силу и благородство по двум причинам: либо они клинически тупы и банально не в состоянии выучить за всю свою жизнь хотя бы ещё один язык кроме того, к которому они привыкли со времён “тяжёлого детства”; либо, что ещё хуже - они не способны воспринимать украинский язык именно на генетическом уровне!

Последнее означает, что человек не способен воспринимать украинский язык именно потому, что последний является, действительно, исконно-славянским, корневым индоевропейским языком, а публика такого рода ведёт свою родословную от носителей иных, весьма далёких от индоевропейских, знаковых систем... Вдумайтесь: публика такого рода состоит из носителей иных, весьма отличных от наших с вами, “лингво-генов”!

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх