,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Новый геополитический код Украины
  • 2 июня 2010 |
  • 07:06 |
  • kasta |
  • Просмотров: 14055
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
Имени Харькова не раз суждено было прозвучать в связи со знаковыми для Украины событиями. В Харькове было провозглашено образование УССР, чью территорию унаследовало современное независимое Украинское государство. Здесь решалась судьба украинского православия во время архиерейского собора 1992 года. В Харькове 21 апреля 2010 года начался отсчет новой истории Украины как субъекта большой европейской политики.

Подписание в Харькове комплекса соглашений о продлении пребывания Черноморского флота России в Севастополе, снижении цены российского газа для Украины на треть на 10 лет и обеспечении его стабильного транзита в Европу через территорию Украины положило начало стратегическому сотрудничеству с Российской Федерацией, однако значение достигнутых договоренностей выходит далеко за рамки линейных двусторонних отношений наших стран. По сути, можно говорить о качественном обновлении содержания геополитического кода Украины — набора установок, которые определяют место государства в мировой системе координат и в конечном итоге формируют отношение потенциальных партнеров к нашей стране.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ

После пятилетней неопределенности Украина, наконец, снова дала ясно понять, на какие именно роль и специализацию в системе мирового хозяйства она претендует. Это — производство промышленных товаров для развивающихся рынков.

К 2005 году экономика Украины приобрела статус наиболее динамично развивающейся в Европе. Темпы роста в реальном секторе, прежде всего в машиностроении и других стратегических отраслях промышленности, делали нашу страну привлекательной как для российских партнеров, так и для европейских инвесторов, открывали украинским товарам с высокой добавленной стоимостью перспективы на внешних рынках.

К сожалению, за последние пять лет ситуация изменилась. Исходя из ложного посыла находящихся при власти политических сил о цивилизационной несовместимости Евросоюза и России и превратно противопоставляя процесс евроинтеграции развитию стратегического партнерства с Российской Федерацией, Украина утратила ответы на ключевые вопросы: какую экономику мы строим, на какие рынки мы претендуем и с какой продукцией, за счет чего собираемся осваивать эти неопределенные рынки в условиях плотной международной конкуренции.

Сложившиеся глобальные (США, ЕС, Китай) и региональные (АСЕАН, МЕРКОСУР, Россия, Индия) экономические центры используют схожие модели развития, которые можно свести к формуле: «защищенность рынка — открытость производства». Акцент переносится с прямой конкуренции на кооперацию для получения бесспорных преимуществ при вхождении в новые растущие рынки. Это позволяет диверсифицировать производство и избавиться от непрофильных активов, сконцентрировать ресурсы на инновациях, сократить транспортные и сырьевые издержки.

Украина в последние годы шла противоположным путем. Максимально открыв внутренний рынок для импорта готовой продукции, политическое руководство страны сделало все, чтобы свести к минимуму исторически сложившуюся кооперацию предприятий промышленного сектора с российскими партнерами. Тем самым была снижена конкурентоспособность продукции отечественного машиностроения на внутреннем рынке, а основа для новой кооперации с европейскими партнерами так и не была создана. Причина — не только во внутриполитической нестабильности, но и в глубоком технологическом разрыве, не позволяющем совместно производить конкурентоспособные товары.

Создав условия для лавинообразного увеличения импорта и самоустранившись от системного развития реального сектора, способного наполнить бюджет и обеспечить занятость населения, государство не только предельно снизило привлекательность украинской экономики, сместив ее на периферию, но и в целом поставило под угрозу экономическую безопасность страны.

В основе реформ, способных качественно и в сжатые сроки изменить ситуацию, лежит возвращение наукоемкой промышленности функции катализатора развития экономики страны. В этом смысле, те политики и эксперты, которые пытаются свести «Харьковские соглашения» президентов Украины и России и последовавшие за ними переговоры на уровне глав правительств к некоему «пакту» или «бартеру», либо стремятся манипулировать общественным мнением, либо не видят за деревьями леса. В действительности, речь идет о запуске масштабного скоординированного плана реформ по выводу экономик Украины и России на принципиально новые рубежи.

Первый шаг — формирование финансовой базы для модернизации украинской промышленности.

Можно сколько угодно жонглировать цифрами, пытаясь показать, что Украина ничего не приобрела по сравнению с предыдущим годом, но реальность такова: в результате расторжения долгосрочного контракта на поставку российского газа по цене $50 за 1 тыс. кубометров, а также заключения контракта на 2009 — 2019 годы с базовой ставкой $450 за 1 тыс. кубометров, из экономики Украины искусственно вымывались средства, которые могли и должны были пойти на развитие собственного производства. Достигнутые в Харькове договоренности позволяют вернуть этот утраченный инвестиционный ресурс.

По контрактам, подписанным прошлым правительством, в 2010 году предприятия промышленного комплекса Харьковской области должны были бы заплатить за газ более 1 млрд. 335 млн. грн. Теперь — менее 970 млн. грн. Разница в 366 млн. грн. — это собственные средства предприятий, высвобождающиеся для снижения себестоимости и повышения конкурентоспособности продукции, модернизации производства, в том числе снижения энергопотребления.

Это цифры, которые лежат на поверхности. На самом деле заключение десятилетнего контракта с 30-процентной скидкой содержит в себе гораздо более масштабный, системный эффект для экономики промышленно развитых областей и страны в целом. Предприятия получают возможность составления долгосрочных стратегических планов развития и открытия под них новых выгодных кредитных линий. Создаются условия для роста доходов населения и стимулирования внутреннего платежеспособного спроса. В регионах остаются средства для технического перевооружения ЖКХ, решения транспортно-инфраструктурных проблем. В целом можно говорить о появлении нового самостоятельно финансового фактора в социально-экономическом развитии областей.

Второй шаг — максимально тесное взаимодействие Украины и Российской Федерации в стратегических отраслях.

Осознание неизбежности кооперации с Россией в промышленной сфере было выстрадано еще в первое десятилетие независимости Украины. Отказ харьковского завода «Серп и Молот» от организации совместного производства с российским предприятием «ЯМЗ» привел к тому, что в Харькове — родине отечественного дизельного двигателестроения – дизель больше не выпускается. Попытки организовать замкнутый цикл производства бронетехники и самостоятельно продвигать ее на рынок, конкурируя с Россией, привели к тому, что в цехах Харьковского завода имени Малышева теперь располагаются склады супермаркетов. Это не единичные примеры упущенных возможностей, которые обернулись прямыми экономическими и социальными потерями.

Наиболее вопиющим следствием разрыва производственных связей с Россией мог стать выход Украины из клуба государств, обладающих макротехнологиями, такими, как самолетостроение, ракетостроение, судостроение, атомное машиностроение и т.д.

В свою очередь, восстановление кооперационных связей с Россией в этих отраслях на новой рыночной основе позволяет саккумулировать как экономический, так и общий политический ресурс для продвижения совместной высокотехнологичной продукции на новые емкие рынки БРИК и ШОС, в целом закрепить за Украиной имидж солидного государства-партнера.

Такой подход открывает принципиально новые перспективы и перед успешно работающими предприятиями, такими, как харьковский «Турбоатом», и перед предприятиями, которые за последние годы потеряли рынки сбыта и находятся в системном кризисе. Для Харькова это, прежде всего, авиазавод — некогда флагман отечественной промышленности, который с 2006 по 2008 год включительно не выпустил ни одного самолета. В 2009 году был выпущен один АН-140 для Египта, плюс проведена модификация VIP-салонов двух АН-74 для Ливии и Лаоса. При этом убыток от ведения хозяйственной деятельности по итогам прошлого года составил 200 млн. грн., и чтобы предупредить публичные акции протеста перед выборами прошлое правительство было вынуждено гасить задолженность по зарплате на этом предприятии за счет средств Стабилизационного фонда Госбюджета.

Украинский и российский авиапром неразрывно интегрированы. Попытки — будь-то со стороны Украины или со стороны России — в одиночку поднять эту отрасль неизбежно приведут к ее потере. В то же время целенаправленное объединение усилий для серийного производства и продажи партий самолетов позволит занять и с каждым годом наращивать свою долю мирового рынка.

Таким путем пошли авиастроители стран Европейского Союза, которые в условиях практически монопольного доминирования американской корпорации Boeing на мировом рынке коммерческих самолетов объединились в общеевропейскую компанию Airbus. В результате, они не только существенно потеснили конкурента, но и в течение последних лет превосходят Boeing по объемам продаж: в частности, за 2009 год Airbus поставила заказчикам 498 коммерческих самолетов, тогда как Boeing – 481.

Таким образом, даже беглый анализ позволяет утверждать, что по своим последствиям для развития Украины подписанные в Харькове документы сопоставимы с той ролью, которую сыграл знаменитый «план Маршалла» в экономическом возрождении Европы. Вливание Соединенными Штатами Америки за три года $17 млрд. в экономику европейских государств и создание единой ресурсно-энергетической базы в виде «Европейского объединения угля и стали» позволило избежать обвала системообразующих отраслей, сформировать и наполнить общеевропейский рынок промышленной продукции и придать тем самым мощный импульс инфраструктурному, социальному развитию, который движет Европу по сей день. $40 млрд. косвенных вливаний в экономику Украины за десятилетний период и сотрудничество с Россией в энергетической, авиастроительной, военно-технической и других сферах, с одной стороны, позволяют уберечь Украину от дефолта, сохранив тем самым экономическую стабильность в европейском регионе, а с другой стороны, дают возможность Украине и России выйти на высшие технологические уклады, которые определят их место и новую роль в мировой экономике на десятилетия вперед.

Такой государственный подход к проблемам модернизации и последующего развития экономики Украины создает основы и для формирования европейской модели региональной политики. Харьковский и другие регионы, чей валовый региональный продукт (ВРП) формируется машиностроением и высокотехнологичными отраслями современного материального и интеллектуального производства, еще вчера не чувствовали своей востребованности со стороны государства. Теперь же они приобретают статус центров опережающего развития и призваны выступить в роли локомотивов для областей с менее прогрессивной структурой ВРП.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ

Украина включилась в объективный процесс формирования новой европейской системы коллективной безопасности не в качестве «подносящего кирпичи», а в качестве одного из его архитекторов.

С одной стороны, можно много спорить о том, способна ли Украина самостоятельно обеспечить безопасность своих южных рубежей силами собственного военно-морского флота — это вопрос дискуссионный даже в среде профильных экспертов, и на него пока нет однозначного ответа. Но то, что на сегодня наша страна не располагает силами и средствами, позволяющими оказывать существенное влияние на обеспечение безопасности в Причерноморском регионе, — факт. Эту стратегическую функцию выполняет Черноморский флот России.

Если отставить в сторону эмоции и оценить проблему трезво во всей ее полноте, то становится очевидным, что, инициировав продление срока его базирования в Крыму, Украина сняла болезненный для всех заинтересованных сторон вопрос о необходимости поиска адекватного компенсатора, который до недавнего времени стоял перед Европой, Россией и самой Украиной.

С другой стороны, найдя рецепт снижения цены российского газа для украинского потребителя, наша страна совместно с Россией смогла предоставить гарантии стабильного транзита газа в Европу на долгосрочный период. Тем самым была снята острота с проблемы обеспечения как собственной, так и европейской энергетической безопасности, как минимум, на ближайшие 10 лет.

Недвусмысленный сигнал Украины о подчинении внешнеполитической доктрины задачам общеевропейского экономического развития, готовность нашей страны выступать надежным транзитером энергоносителей и одним из гарантов безопасности на Европейском континенте позволяет говорить о том, что Украина приобретает статус самостоятельного игрока на международной арене и предстает миру в новой роли, в которой ее раньше еще никто не видел.

На смену аморфной «многовекторности» и воинственной русофобии, которые отдаляли нашу страну от укрепляющейся связки «Россия — Евросоюз», со стороны Украины пришел давно ожидаемый нашими партнерами отклик на стремление сформировать взаимовыгодные отношения в треугольнике «Украина — Россия — ЕС». А если обратиться к Вашингтонским инициативам Президента, то становится очевидным, что Украина рассчитывает найти свое место не только в европейском регионе, но и в глобальной системе отношений ЕС, России и США. Такой алгоритм делает абсолютно реалистичным вхождение Украины в течение ближайших десяти лет в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), а затем и в G-20.

Надо признать, что часть украинского общества ментально ли, психологически ли или же просто в силу недостатка информации оказалась не готова к тому высокому темпу и решительному стилю работы, которые задал Виктор Янукович, находя простые решения сложным, годами не решаемым проблемам.

Многие оппоненты и сторонники Президента не могли ожидать, что первый же визит в Брюссель закончится заявлением руководства Евросоюза о реальности отмены визового режима с Украиной уже в текущем году при условии выполнения нашим государством ряда взятых на себя обязательств. Украинцы еще не привыкли к тому, что первая же инициатива Президента во время визита в Вашингтон по общему признанию международного экспертного сообщества и лидеров ведущих государств становится главным событием саммита по ядерной безопасности. Людям пока сложно осознать, что за отказ от высокообогащенного урана, который мало что давал отечественным науке и энергетике, Украина получает больше, чем за отказ от ядерного арсенала.

Все это является результатом того, что предыдущая власть приучила людей к мысли: они живут в слабом государстве, удел которого — следовать в фарватере чужих геополитических интересов. На самом деле Украина — это самая крупная в Европе, 46-миллионная страна, которая была столпом экономической мощи бывшего СССР и играла одну из ведущих ролей в мировом научно-техническом прогрессе. Этот потенциал не утрачен безвозвратно. Чтобы его реализовать, нужно, прежде всего, изменить отношение к самим себе — начать уважать свою страну и снова научиться ставить сверхзадачи, решение которых украинцам по плечу.

Михаил Добкин, глава Харьковской областной государственной администрации

источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх