,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ЧТО ОСТАЛОСЬ ЗА РАМКАМИ ПОСЛЕДНИХ ДОГОВОРЕННОСТЕЙ МЕДВЕДЕВА-ЯНУКОВИЧА?
0
Пример Украины, казалось бы, доказал, что необратимых процессов в постсоветской политике практически нет. От взаимных претензий стороны перешли к созданию общих холдингов, разговоров об объединении монополий, написанию единого учебного пособия по истории и идее совместных проектов с третьими странами. Предел ли это? Или президенты «забыли» о чем-то? В каких еще отраслях Россия и Украина могли бы сотрудничать и объединяться? На эти вопросы «Политком.Ру» отвечают украинские эксперты.

Василий Стоякин, директор Центра политического маркетинга (Киев):

- На мой взгляд, российская сторона умышленно взяла слишком высокий темп в двусторонних отношениях. В случае с Харьковом, учитывая неадекватную реакцию украинских “патриотов”, это было оправдано. Сейчас же расчет делается на то, что украинцы потеряют нить происходящего и все сдадут не разбираясь. Это неправильно, потому что:

1) создает проблемы для администрации Януковича что, в конце концов, может привести к внутриполитическому кризису в Украине;

2) вызывает настороженность украинского общества;

3) сами россияне могут утратить контроль над ситуацией и случайно договориться о чем-то, что им не нужно.

Поэтому, как мне представляется, не охваченным остается момент стратегического соглашения о сотрудничестве – то ли Россия втягивает Украину в серьезный интеграционный процесс, то ли она интегрирует ее по частям, с определенными шансами потерять и Украину, и вроде бы интегрированные части. А отраслей для сотрудничества сколько угодно. В СССР ведь не было конкуренции между предприятия Украины и России. В Свердловске, Челябинске и Омске делали Т-72, а в Харькове – Т-64/Т-80. И всем находился сбыт.

Антон Финько, эксперт Киевского Центра политических исследований и конфликтологии:

- Достигнутые соглашения очень важны именно как сигнал, свидетельствующий о стремлении к кардинальному улучшению двусторонних отношений. Соглашение “газ – флот”, кооперация в авиационной промышленности, достройка крейсера “Украина”, сотрудничество между “ВТБ” и “Укрэксимбанком”, договоренности в гуманитарной сфере – все это имеет особое значение, но носит, скорее, точечно-прорывной характер.

Остается много неясностей, которые могут оказывать влияние на двусторонние отношения. Это вопросы о принципах взаимодействия в энергетической сфере – взаимоотношениях между “Газпромом” и НАК “Нафтогаз Украины”, будущем ГТС, обходных энергопроводах, принципах достижения контрактов с Центральной Азией и т.д.

Главное – пока не просматриваются очертания оптимальной модели взаимоотношений в треугольнике “Запад (ЕС) – Россия – Украина”. Для Украины чрезвычайно важны оба направления – и западное, и российское, и согласовать их крайне непросто.

Не вполне понятно, каким образом, обе стороны предполагают обезопасить себя от возникновения серьезных трений такого рода, которые мы наблюдаем сегодня в диалоге между Москвой и Минском.

Представляется важным учитывать то обстоятельство, что нынешняя власть в Украине отражает позиции национальных финансово-промышленных групп (в иной терминологии – “олигархов”), интересы которых далеко не всегда могут совпадать с интересами такого же рода игроков (по большей части обладающих заметно большими средствами) по другую сторону границы и зачастую стремящихся к экспансии.

Что касается возможных направлений дальнейшего сотрудничества, то речь может, например, идти (ссылаюсь тут на мнение эксперта Киевского центра политических исследований и конфликтологии Александра Кошика) о сельском хозяйстве (в Украине активно дискутировался вопрос о “зерновом ОПЕК” – здесь были мнения как “за”, так и “против”); наращивании кооперации в машиностроении, причем не только в энергетическом и транспортном; развитии сотрудничестве на рынках производства ОВТ; во всем, что касается транспортных коридоров, портов, транзита; строительстве; модернизации транспортных систем, включая железные дороги и т.д.

Особый интерес вызывает идея создания совместных холдингов и корпораций для работы на рынках третьих стран.

Если еще раз вернуться к проблемным аспектам, то существует кардинальная неясность в том, в чем стороны видят свою общность в гуманитарной сфере и на каких принципах может развиваться здесь их сотрудничество и в целом – в чем они видят общность своих интересов и ценностей, а в чем – различия и несовпадение.

Я напомню, что отношения между англо-саксонскими странами длительное время строились на жесткой конкуренции между Британией и Соединенными Штатами. Однако с конца 30-ых годов ХХ века эта конкуренция резко ослабла и началось формирование, как отмечает, Александр Еремеев, “англо-американско-канадского политического союза, известного как “североатлантический треугольник”, который стал основой Североатлантического альянса, созданного в 1949 году.

При этом совокупная политическая, дипломатическая, экономическая, военная и гуманитарно-идеологическая мощь англо-саксонских стран оказалось достаточной для того, чтобы на протяжении длительного времени не приспосабливаться под интересы иных стран, а приспосабливать интересы других стран под свои собственные, продвигая собственную гегемонию.

Восточнославянским же странам приходиться приспосабливаться к правилам игры на глобальных капиталистических рынках, которые не они устанавливали, поэтому в их отношениях ныне всегда зримо или незримо присутствуют интересы западных игроков как третьей стороны, так или иначе доминирующей в сегодняшнем мироустройстве, несмотря на развитие тенденций многополярности.

Виктор Пироженко, кандидат философских наук, член Экспертного совета Фонда стратегической культуры (Киев):

- Украина и Россия могут и обязаны объединяться в экономике, координировать свои усилия в гуманитарной области и внешней политике. В принципе, вся экономика России и Украины, и, кстати, иных стран бывшего СССР может и должна рассматриваться в контексте выгод будущего объединения. Происходящее сейчас возвращение РФ и Украины к объединению усилий в передовых отраслях промышленности на базе производственной кооперации должно быть дополнено в будущем более ярко выраженной промышленной и отраслевой специализацией.

Проблема в том, что экономики наших стран по структуре были и остались осколками единой и могучей некогда экономики СССР. К России это применимо в меньшей степени, к Украине – в большей, но суть проблемы от этого не меняется. Совершенно очевидно, что причиной жесточайшего кризиса 90-ых гг. и трудности нулевых гг. в наших странах был не переход к рыночной экономике сам по себе, а развал единой экономики Союза, которая представляла собой единую и сложнейшую систему. В ней республиканские экономики имели определённую специализацию, а все отрасли и каждое предприятие в отдельности были связаны между собой тысячами нитей на основе взаимодополняющего производства. В рамках Союза они все образовывали замкнутые технологические цепочки. Развал Союза, происшедший по политическим мотивам, экономически был противоестественным и самоубийственным для всех республик в него входивших.

За 19 лет постсоветского развития они так и не стали полноценными и конкурентоспособными. Поэтому, необходимо восстановить там, где это возможно отраслевую специализацию и взаимодополняющий характер экономик двух стран, а в перспективе перейти к тесной экономической интеграции и созданию единого экономического пространства. Это практически все основные отрасли экономики и все основные направления фундаментальных научных исследований и прикладных разработок, которые имелись в СССР и те, которые возникли после его развала.

В этом смысле огромные возможности для наращивания взаимовыгодного сотрудничества имеются в наукоёмких и высокотехнологичных отраслях. Странно и противоестественно, что Украина, принимавшая вместе с Россией основное участие в создании космической отрасли СССР до сих пор не имеет совместных с РФ космических программ и не участвует в российских. «Морской старт» не в счёт. Во время визита Медведева подписано соглашение по ГЛОНАСС, но, видимо, это лишь начало. Кому, как не Украине участвовать в программе МКС, в пилотируемых полётах на российских Союзах, в создании совместно с РФ космического челнока нового поколения (а его создание в России, судя по сообщениям прессы, уже проходит стадию НИОКР) для орбитальных и пилотируемых полётов на Луну и Марс. Сотрудничество двух стран в области космоса – это научные и технологические прорывы в сотнях отраслей и в самых важных производствах.

Видимо огромные возможности даст объединение усилий в материаловедении, в исследовании наносвойств и создании производств на основе нанотехнологий. Результативным было бы совместное создание на территориях двух стран инновационных центров по типу российского Сколково и обмен учёными для работы в них.

Для России и Украины необходимо восстановить кооперацию в области кораблестроения. Известно, что единственные сухие доки, необходимые для строительства кораблей с очень большим водоизмещением, в частности, авианосцев, в которых нуждается Россия, остались в Николаеве.

РФ и Украина могут перейти к систематическому согласованию политики в области производства и сбыта металла, чтобы оптимизировать структуру ГМК двух стран и совместно выступать на рынках третьих стран.

Уже начавшаяся кооперация в авиапроме может быть распространена на военную область, например, на военные самолёты пятого поколения. Огромные перспективы существуют в военно-техническом сотрудничестве, например, в совместном производстве танков и средств ПВО.

В аграрной отрасли Украине стоит рассмотреть возможность создания вместе с Россией и Казахстаном зерновой ОПЕК и установить собственное доминирование на международном рынке зерна.

Из неэкономических областей наиболее тесное и широкое сотрудничество необходимо и возможно в гуманитарной области. Образование, культурные обмены, туризм, сотрудничество СМИ, создание совместных проектов электронных и печатных СМИ.

Здесь перспективны самые широкие и насыщенные студенческие обменные программы, а также создание на территории России и Украины филиалов вузов.

Естественной для наших стран стала бы координация внешней и оборонной политики в рамках, например, ОДКБ, где Украина, учитывая её внеблоковый статус, могла бы принимать участие, как наблюдатель; либо в рамках двусторонней российско-украинской постоянной структуры.

Наконец, имеет смысл тесная интеграция в области спорта. Первым проектом здесь может быть объединение чемпионатов по ряду видов спорта и, в первую очередь, по футболу. О выгодах проведения совместных чемпионатов по футболу аргументировано говорят некоторые высокопоставленные украинские спортивные чиновники.

Сергей Барышников, директор Центра политологического анализа и технологий (Донецк):

- Если говорить о потенциале двустороннего уровня, то вполне уместным выглядело бы рамочное соглашение по совместному реагированию и координации действий в условиях глобальных финансовых сдвигов. В частности, назрел совместный механизм по противодействию международным финансовым спекуляциям и т.д. И, конечно же, пора подступаться к реальным договоренностям о консорциуме по ГТС.

Подготовил Олег Горбунов



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх