,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Лай «сторожевых псов». Западная пресса в дни визита Дмитрия Медведева
-1
«Сближение Украины с Россией не раздражает Запад» — таков лейтмотив высказываний многих политологов и журналистов. Прежде всего тех, кто сам к этому сближению относится положительно.

Например, Юрий Лукашин в предыдущем номере «2000» пишет: «ведущие западные СМИ... чуть ли не ежедневно на своих страницах уделяют повышенное внимание теме «крутого разворота» Украины и РФ. Впрочем, нервозной или раздраженной риторики западного истеблишмента не наблюдается. Скорее зарубежные медиа ограничиваются простой констатацией факта».

Плюрализм «Крисчен Сайенс Монитор»

И далее цитата из статьи «Почему Киев сделал разворот в сторону Москвы?», опубликованной в американской «Крисчен Сайенс Монитор»: «Но не стоит уделять так много внимания промосковскому развороту Януковича. В конце концов опросы общественного мнения постоянно показывают, что идея членства в НАТО никогда не была популярной среди украинцев и что в любом случае Ющенко не удалось получить твердое приглашение вступить в организацию от настроенных все более скептически западных лидеров. Торговля сближает соседей. А Россия остается, несомненно, крупнейшим торговым партнером Украины».

Действительно, все эти слова в оригинале статьи есть. Правда, завершается она несколько другим акцентом, призванным, видимо, успокоить американского читателя, а именно словами Маши Липман, эксперта московского Центра Карнеги: «Если Янукович обеспечит повышение жизненного уровня, ему будет проще действовать в условиях таких политических проблем, как растущая зависимость Украины от России. Но ошибочно считать, что Украина или любая другая бывшая советская республика решит стать сателлитом Москвы. Так вопрос не стоит».

Но публикует газета и другие оценки этой же проблемы. Например, на днях там появилась статья «Зачем России база ВМФ в Севастополе». Ее автор с туристским любопытством описывает этот город, делая заключение, что «в целом Севастополь ощущается как «маленькая Россия», подобно «маленькой Италии» или чайнатауну, которыми может похвастаться любой крупный американский город». Автор приходит к выводу, что настроения жителей этого «чайнатауна» противоположны настроениям большинства украинского населения и правота принадлежит большинству: «На Украине многие недовольны наличием в Крыму российской базы... Вне зависимости от того, станет ли этот флот в будущем снова причинять беспокойство, само его присутствие не может не мешать Украине».

Таков плюрализм мнений в одной газете. Но есть и однозначная позиция редакции. Так, высказывания российского президента об уважении к внеблоковому выбору нового руководства Украины интерпретируются следующим образом: «Медведев транслирует идею взаимного стремления к укреплению отношений. Возможно, это и есть пример нового менее конфронтационного внешнеполитического подхода, разработанного недавно российским МИДом и просочившегося в прессу. Однако за этой риторикой стоят и все тот же — пусть и «вне», но «блоковый» — менталитет, и все те же диктуемые таким менталитетом действия. Украина, оказавшись в долгу у России, теряет часть своего суверенитета, что мы и видим в соглашениях по энергетике и по флоту».

Разумеется, одна газета — еще не показатель. «Западная пресса» — это очень широкое понятие. Но, думается, достаточное впечатление о господствующих там настроениях можно получить, просмотрев все публикации об Украине, появившиеся на прошлой неделе на четырех сайтах, реферирующих зарубежную прессу. Трех российских («Иносми», «Инопресса», «Голос России») и одном украинском — inozmi.glavred.info.

После такого просмотра автор настоящей публикации пришел к выводу, что доминирующие в западных СМИ эмоции относительно российско-украинских отношений точнее всего можно выразить банальным штампом: тревога и надежда.

Их тревога

Она — конечно, по поводу того, что Россия и Украина сближаются в такой мере, в какой Запад никак не ожидал: «В европейских властных кругах обеспокоены форсированным сближением Украины с Россией — которое очень отдаленно напоминает сбалансированную и нейтральную риторику Януковича во время предвыборной кампании» («Ле Тан», Швейцария).

Ведущей франкоязычной газете Швейцарии вторит ведущая немецкоязычная, призывая не доверять евроинтеграционным фразам украинских лидеров: «У Медведева есть все основания быть спокойным. Ибо даже если Янукович и говорит о важности приближения к ЕС, главное внимание он до сих пор направлял почти исключительно в сторону Москвы» («Нойе Цюрхер Цайтунг»).

Фактически о том же пишет популярная у католиков Франции «Ля Круа»: «Действия Украины в последние недели наводят на мысль о том, что она уже не так стремится в Евросоюз: слишком быстрыми темпами идет сближение с Россией».

Интенсивность общения лидеров двух стран возмущает австрийскую «Ди Прессе»: «Семь раз за три месяца встречались Медведев с Януковичем. Это превышает норму любых добрососедских отношений». Может, для газеты было бы лучше, если бы за это время на украинско-российской границе немного постреляли?

Итальянская «Коррьере делла Сера» посвящает публикацию экс-премьеру, которая выставляет себя единственным гарантом от поглощения украинских газопроводов. «У Юлии нет сомнений: как только удастся от нее избавиться по старым и «абсурдным» обвинениям, соглашение будет достигнуто и все будет сделано так, как хочет могущественный московский царь». А есть ли сомнения по этому поводу у миланской газеты? Если и есть, то она оставляет их при себе.

Предоставила слово Тимошенко и британская «Таймс». Экс-премьер, само собой, осуждала соглашение по ЧФ и призывала Запад не относиться к Украине как к разменной монете в отношениях с Россией, а также критиковала власть за давление на оппозицию.

Это все нам хорошо известно. Более интересен комментарий Бронуэна Мэддокса под заглавием «Кремль делает все, чтобы выиграть в борьбе за влияние на Украине», опубликованный в ряду авторских колонок. Автор цитирует слова популярного в «оранжевых» изданиях британского эксперта Джеймса Шерра: «Янукович сделал очень значительные уступки в пользу России, что повернуло вспять целое направление в украинской политике, — движение в сторону Запада, начатое в момент обретения независимости».

Сам Мэддокс пишет, что из-за изменения правил формирования коалиции Янукович смог «добиться принятия крайне неоднозначных решений, благодаря чему Россия получила контроль над газом, а также смогла продлить срок аренды военно-морской базы в Севастополе». Только что такое «контроль над газом»? Может, Мэддокс убежден, что вопрос газотранспортной системы Украины уже решен в пользу Москвы. Но тогда все равно надо писать о ГТС, а не о самом газе. Или колумнист думает, что Украина — великая газовая держава, которая снабжает топливом Европу, а коварная рука Москвы этот газ захватывает?

Подобные ляпы — характерная черта западной прессы в освещении украинских событий. Вот и испанская «Эль Паис» утверждает, что президенты подписали в Киеве соглашения о морской границе, а польская «Жиче Варшавы» называет Тузлу полуостровом. Но эти два ляпа по крайней мере не носят идеологического характера.

Вернемся к колонке в «Таймс». Автор от имени всего Запада подобно главному шекспировскому герою терзается мучительным вопросом: «Дать или не дать?»: «Теперь перед Европой, США и МВФ встает требующая срочного решения дилемма: нужно ли добавить какие-либо условия, выдавая давно обещанные Украине миллиардные займы, с целью попытаться убедить Януковича свернуть с взятого им курса или же перечислить деньги сразу, чтобы не потерять доверие украинской общественности?»

В том, что общественность настроена прозападно, не сомневаются ни Мэддокс, ни, похоже, сама газета. Ведь в другой ее статье с тревогой утверждается: «суд запретил оппозиции устраивать акции протеста во время визита г-на Медведева. Это был первый случай запрета демонстраций с 2004 г.». Этот же запрет выделяет и «Ля Круа». Впрочем, как известно, ограничения касались лишь нескольких центральных улиц и площадей и продемонстрировать свое отношение к визиту российского лидера у желающих была полная возможность. Но государственное французское СМИ, «Радио Франс Интернасьональ», сообщает: «проведение митинга в центре города было запрещено властями, и на Софийской площади собрались лишь около 100 человек». Пусть слушатели думают, что София расположена так же далеко от центра, как арабские предместья Парижа от Елисейских полей.

Видимо, более внимательная и к сути запрета, и к топографии Киева польская «Жиче Варшавы» лишь удивленно констатирует: «протесты против визита русского президента в Киев были неожиданно слабыми». Судя по этой фразе, газета уверена, что недовольны политикой Януковича почти все жители Украины. А «Радио Франс Интернасьональ» прямо говорит об «извечной недоверчивости украинцев ко всему, что приходит из Москвы». Именно из-за этой недоверчивости и «агрессивной манеры поведения российского гостя» визит, по мнению радио, не стал прорывом.

Но тревога все равно остается, и материал «Имперская логика визита Дмитрия Медведева» выглядит просто кладезем нелепостей.

Так, говоря о безопасности в Черноморском регионе, французское радио утверждает: «модернизированный военный флот Украины с большим рвением обеспечивал бы эту самую безопасность, чем разваливающийся от старости флот российский». Оказывается, у Украины есть модернизированный военный флот! До такого и оппозиция не договорится, поскольку общеизвестно совсем иное состояние ВМС Украины. Но аудитория, слушающая французское радио на арабском, испанском или китайском, об этом вряд ли знает.

Но еще больше, чем флотом и экономическими проектами, французское радио обеспокоено тем, что «на горизонте маячит требование России к Украине признать принадлежность ей как правопреемнице СССР его зарубежного имущества, с чем Украина не соглашается все годы независимости». Вот так проблема! Если бы Украина действительно не соглашалась, она бы просто отозвала свою подпись под соответствующим договором, заключенным в 1994-м. А подписанные хотя и не ратифицированные договоры в соответствии с международным правом надо все равно выполнять. Но после того как Россия выплатила все международные долги СССР, поезд здесь уже ушел, о чем «2000» ранее подробно писали («Старый долг лучше нового кредита», 2009, № 7, В4). Однако в Париже, видимо, хотят, чтобы Киев и сам заплатил по советским долгам Парижскому клубу кредиторов.

Надо сказать еще о двух сюжетах такого государственного СМИ, как «Голос Америки». Они широко циркулировали в украинском информпространстве.

Так, бывший посол США в Киеве Уильям Тейлор четко дал понять, что главное, чтобы количество не перешло в качество: «Ни один вопрос не является определяющим. Ряд ситуаций, где Украина жертвует своим суверенитетом, станет поводом для обеспокоенности для внешних наблюдателей, включая США. Нас не волнуют цены на газ, потому что это не касается суверенитета. Но слияние ядерных и газовых индустрий, доминирование одной страны над другой — это, по моему мнению, составляет угрозу суверенитету Украины, и это станет поводом для обеспокоенности для США». Экс-посол также утверждает: «границы в Керченском проливе были установлены еще в СССР, и если они будут изменены, то это станет покушением на территориальную целостность и суверенитет Украины».

О том, существовала ли в СССР граница в Керченском проливе и как решается эта проблема с точки зрения международного права, «2000» в ближайшее время опубликуют отдельный материал. А пока о другом госте «Голоса Америки» — содиректоре «Центра за американский прогресс» Сэмюэле Чарапе. Он подчеркивает, что подтекст подписанных с РФ соглашений содержит «своеобразное отречение Украины от части суверенитета». Политолог с обеспокоенностью отмечает «количество документов, скорость, с которой их продвинули через парламент, и синхронность с ратификацией в Думе». То есть намеренно смешивает ранее подписанное Харьковское соглашение по ЧФ — единственное, которое было ратифицировано, и документы, подписанные в ходе нынешнего визита.

Для ряда изданий визит президента Медведева стал поводом для негативных оценок ситуации в Украине вообще. Так, «Таймс» пишет о заявлениях журналистов о возвращении цензуры и цитирует слова главы ЕНП Вилфреда Мартенса о том, что в стране под угрозой находятся «законность и фундаментальные права и свободы».

А немецкая «Зюддойче Цайтунг» обнародует сенсационную фразу: «по словам генерального директора киевского телеканала «1+1» Александра Ткаченко, президентская администрация пытается оказывать на него давление, принуждая свести к минимуму сюжеты о деятельности оппозиции». Оказывается, в Мюнхене (в отличие от Киева) убеждены, что Ткаченко протестовал не против вмешательства в работу канала оппозиционеров из парламентского комитета по свободе слова, а против политики президента.

Польскую «Ржечьпосполиту» беспокоит не только то, что «известный скандальными идеями министр образования Табачник предлагал даже разработать общий учебник истории», но и что «в украинские школы возвращается русский язык».

А за пару дней до визита и немецкий «Шпигель» отметился статьей «Министр-буян сеет раздор». Это, конечно, о Дмитрии Табачнике, который, мол, «постоянно публично заедается с собственным народом, сыплет банальностями, которых не ожидают от министра».

Их надежда

Впрочем, тревога в западной прессе сочетается с надеждой. А надеются на то, что Янукович остановится в сближении с Москвой.

Так, «Файненшл Таймс» подчеркивает, что Янукович «не отказывается от надежды вступить в Европейский Союз и рассчитывает сохранять равновесие между Востоком и Западом». В качестве главного примера называется отказ от объединения «Газпрома» с НАК «Нафтогаз».

О том же пишут и австрийские издания. «Ди Прессе» отмечает: «Москва предлагает Украине слияние мощностей в стратегически важных областях, но Янукович пока соглашается не на все условия Кремля». А «Дер Штандарт» утверждает: «Янукович, несмотря на все свои заверения в дружбе с Москвой, хочет включить в будущий газовый консорциум европейцев. Это дает России шанс доказать то, что она всегда провозглашает: что ее газовая политика не является продолжением великодержавной политики с использованием иных средств».

Подробней всего касается этой темы испанская «Эль Паис». По ее словам: «...нынешний правящий класс Украины боится быть «поглощенным» Россией, и после призыва Путина администрация Януковича притормозила сближение с Россией и взяла тайм-аут, чтобы изучить кабальные предложения Москвы, стремящейся максимально внедриться, среди прочих отраслей, в украинскую энергетику, включая ядерную, авиационную, космическую и судостроительную промышленность».

Издание отмечает: хотя «украинская оппозиция обвиняет Януковича в предательстве национальных интересов в пользу России, у новой администрации была ограниченная свобода маневра, вызванная тем, что международное сообщество решало собственные экономические проблемы и было менее восприимчивым к сложностям, возникшим у Киева. Свою негативную роль сыграло и наследие, которое оставили предыдущие руководители». Как видно из дальнейшего текста, имеются в виду прежде всего газовые соглашения, подписанные Юлией Тимошенко.

Больше всего здесь поражает политкорректность. Так, в западной прессе принято называть цыган исключительно «ромами», хотя в большинстве языков слово «цыган» не имеет уничижительного оттенка. А «Рейтер» устанавливает «табу» на слово «терроризм», даже если речь идет о терактах. Но когда употребляется понятие «мировое» или «международное сообщество», то согласно политкорректности имеется в виду никак не весь мир, а исключительно группа богатых западных стран. А всякие Гондурасы, России, Индии, по такой логике, наверное, пришельцы из космоса, которые заняли чужое место.

Немало оптимизма и у выступавшего ранее на страницах «2000» старшего научного сотрудника Европейского совета по международным отношениям Эндрю Уилсона. В статье в «Нью-Йорк Таймс» он, правда, несколько удивлен темпами сближения Украины и России, но находит этому четыре возможных объяснения. Три из них вполне прагматические. Так, новая власть может надеяться, во-первых, на то, что снижение цен на газ сократит бюджетный дефицит и улучшит состояние промышленности, во-вторых — на то, что это снижение, сближая цену между импортным газом и украинским, реализуемым для населения, уменьшит внимание ЕС к коррупции в газовой сфере. А в третьих — на то, что при таком сближении Янукович укрепит свою власть, поскольку Россию не интересуют проблемы СМИ и судебной системы.

Во всех трех случаях автор не видит проблем с возвращением Украины в лоно Запада — в силу ее заинтересованности в финансовой помощи (на какую, по мнению Уилсона, Россия не способна), и по причине защиты «свобод, завоеванных в 2004 году «оранжевой революцией».

Однако есть у автора и четвертое объяснение. Оно «заключается в том, что Украина, возможно, отчасти разделяет взгляд России на быстро меняющуюся ситуацию в мире. Кроме того, не исключено, что команда Януковича полагает, что Соединенные Штаты заняты другими вещами, а ЕС переживает долгосрочный упадок и в краткосрочной перспективе его слишком занимает кризис евро, чтобы уделять много внимания Восточной Европе. Также возможно, что Украина считает, что в результате глобального экономического кризиса на место единообразной «глобализации» придет неоднородная «регионализация», и ей удастся вместе с Россией заняться консолидацией «ее» региона». «Если это так, то на этот раз заставить украинский маятник качнуться в западном направлении будет гораздо труднее», — с видимым сожалением завершает статью Уилсон.

Немецкая «Ди Вельт» более оптимистична, рассматривая нынешнюю политику Киева лишь как технологию сближения с ЕС. Газета отмечает, что на фоне визита Медведева был дан сигнал Евросоюзу в форме согласия на допуск иностранных военных к учениям. Издание цитирует слова замглавы АП Анны Герман: «Мы усвоили урок. Если мы стремимся к евроинтеграции, то должны ехать в Москву. Европа обращает на нас внимание лишь тогда, когда видит, что мы можем смотреть и в другом направлении».

О справедливости утверждений Герман фактически свидетельствует и другая немецкая газета, «Хандельсблатт»: «В ЕС за новым сближением (т. е украинско-российским. — А. П.) наблюдают с известной долей скепсиса. Чтобы не дать Украине полностью развернуться в сторону Москвы, Европарламент предоставил стране кредит на сумму более 500 млн, евро».

И лишь французская «Экспресс» без видимой обеспокоенности пишет: «ничто не в состоянии остановить оттепель в российско-украинских отношениях». Газета приводит слова директора центра «Россия — СНГ» при Французском институте международных отношений Томы Гомара: «Украина всегда подвергалась европейскому, русскому и даже турецкому влиянию. Но Россия, несомненно, является колыбелью страны». Такие слова очень редко звучат в западной прессе, но и Гомар в этой же статье отмечает: «чрезвычайно быстрые политические перемены, связанные с газовым вопросом, тем более поразительны, что происходят при оглушительном молчании Евросоюза».

А если бы не было кризиса...

Думается, общая тональность западных СМИ передана на этих четырех ресурсах верно. Разве что там она предстает в несколько концентрированном виде. Ведь немало западных изданий в публикациях о российско-украинских отношениях ограничиваются констатацией фактов, тогда как для перепечаток в Москве и Киеве, по понятным причинам, отбираются статьи, где есть интересные оценочные суждения. Поэтому в данном случае (с освещением визита Медведева) в числе перепечаток оказался лишь один материал, ограниченный добротным фактажом (из польской «Газеты выборчей»).

Тональность публикаций об украинско-российских отношениях создает впечатление о западной прессе как об истеричной девице, лихорадочно обрывающей лепестки с ромашки. Только вместо «любит — не любит» вопрос здесь стоит «сдаст — не сдаст», в смысле — сдаст ли Украина «суверенитет» в западном понимании. О любви же, естественно, речи нет и о реальном суверенитете тоже. Все дело сугубо в расчете. А если бы стоял вопрос о приватизации компаниями из ЕС и США стратегических украинских предприятий, возмущались бы европейские газеты? Думаю, ответ ясен. Но возможность российского контроля над этими предприятиями беспокоит газеты и в тех странах, где национальную экономику в основном контролирует иностранный капитал, например в Австрии.

Никто даже не пытается задаться вопросом «могут ли российские предложения принести экономические выгоды Украине». Или: как соотносятся на объективных весах цена уступок и масштаб выгод? И понятно, почему никто не пытается. Ведь такие вопросы интересны украинцам. А авторам упомянутых статей нужно, чтобы украинский маятник качнулся на Запад и остановился там навсегда. Конечно, открытый конфликт между Москвой и Киевом им тоже не нужен. Однако определенное недовольство политикой Ющенко на российском направлении было прежде всего обусловлено боязнью неконтролируемой Западом конфронтации по инициативе украинской стороны. Но облегчение от отсутствия украинско-российского конфликта нельзя никоим образом принимать за радость по поводу возможной интеграции двух стран.

Обращает на себя внимание отсутствие каких-либо различий в освещении украинско-российских отношений в прессе США и стран Европы, государств НАТО и нейтральных стран континента, членов ЕС и не стремящейся туда Швейцарии. Все они выступают как СМИ единой цивилизации. И для газет Цюриха или Женевы и минареты в этих городах, и украинско-российское сближение относятся к одному и тому же ряду — нежелательных явлений. Только нежелательные явления у себя дома беспокоят больше, чем за пределами страны.

В то же время, несмотря на однозначную тональность западной прессы, очевидно, что ни Европа, ни Америка сейчас не вмешиваются в украинско-российские отношения. Однако не надо связывать такое невмешательство исключительно с отсутствием республиканского слона в Белом доме. Проблема прежде всего в том, что кризис поменял на Западе приоритеты. Так, сообщалось, что вопрос ситуации на Украине был включен в повестку дня комитета по вопросам иностранных дел Европарламента на 17 мая, но депутаты из-за нехватки времени не успели его обсудить. Пока все завершилось тем, что группа ЕП по связям с Украиной предложила комитету пригласить на заседание главу МИД Константина Грищенко или вице-премьера Сергея Тигипко. Ясно, что если бы украинский вопрос был приоритетным, то его бы комитет уже рассмотрел.

Журналистов на Западе не без оснований называют «сторожевыми псами» (по-английски — watchdogs) демократии. За проявление охранного инстинкта собак только похвалят и подкормят.

Нельзя исключать того, что если кризис затянется и на Западе появятся другие проблемы, то Украина станет для него ненужным, брошенным пакетом. Однако о других проблемах говорить не берусь, а экономика, как давно доказано, развивается циклически: кризисы имеют свойство сменяться подъемами. Значит, с концом кризиса интерес к борьбе за Украину возобновится. И нынешние голоса «сторожевых псов» как раз служат хорошую службу и приверженцам российско-украинского сближения, заблаговременно предупреждая их, что могут наступить иные времена. Поэтому не надо успокаиваться от видимой апатии Запада, а уже сейчас подумывать над контригрой на случай более неблагоприятного сценария.

И независимо от того, будет такой сценарий иметь место или нет, самое время сейчас задаться вопросом о пределах многовекторности, описанной Анной Герман. Собственно, у нее идет речь не о реальной многовекторности, а о российском векторе лишь как о технологии заинтересовать Евросоюз. Однако находиться в постоянном шпагате невозможно даже йогам. Предположим, ЕС говорит Киеву то, чего он ждет: скажем, обещает зафиксировать перспективу членства. Что тогда? От каких проектов с Россией Украина отказывается? Завершается ли с этим многовекторность и наступает просто выполнение указаний по обретению членства. И вообще, существуют ли у Украины в отношениях с ЕС красные линии, через которые она не переступит во имя обеспечения суверенитета? В случае с Россией ясно, что есть — не стремится ведь новая власть ни в ЕЭП, ни в ОДКБ. А вот в случае с Европой? Скажем, если Брюссель потребует от Украины, как от Литвы, закрыть атомные реакторы?

Алексей ПОПОВ



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх