,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Распад и "Распадская"
0
Взрывы на самой современной шахте, унесшие жизни почти сотни шахтеров, вызвали шумные споры в Госдуме. Наружу выплеснулись впечатляющие цифры: в России в 30 раз дешевле человеческая жизнь, чем в Америке. Если в США при добыче 30 млн тонн угля гибнет 1 шахтер, то в РФ – 30. За погибшего горняка страховая выплата в РФ составляет 1 млн руб., в США – в 20 раз выше. Даже в Казахстане выплаты в 1,5–2 раза выше, чем в РФ. Российские «расценки» на жизнь угледобытчиков практически не накладны для собственников.

Что стоит владельцу, получившему многомиллиардные прибыли от экспорта высококлассного кузбасского угля, откупиться несколькими миллионами за погибших шахтеров? Сущая мелочь. Значительнее то, что многие аварии замалчиваются. Страна узнает о двух-трех, а их с жертвами и калеками происходит 15–17 в год. «Распадскую» не могли замолчать. Слишком громкими и смертоносными оказались майские взрывы.

Интенсивно гробят народ «хозяева» и на других опасных производствах. В металлургии происходит 5–7 аварий в год, в нефтегазовой промышленности – 12–14. Все – с жертвами, с увечьями. В последние годы, по данным статистики, производственные аварии ежегодно уносят жизни до 100 тыс. работников. Целый город! И катастроф все больше, хотя промышленный сектор страны сужается день ото дня. «Доколе? – спрашивают в Междуреченске. – Кто ответит за жертвы?»

…«Распадская» переполнена взрывоопасным метаном, а в шахтерской среде накаляется атмосфера ненависти и протеста против тех, кто каждый день гонит горняков в шахты на смерть. Народного гнева больше всего боится правящий режим. Сбить градус напряженности – главная задача чиновников. Путин, уподобившись Чумаку, «утешал» вдов и сирот сладкими речами. На роль виновного в аварии на «Распадской» Путин назначил директора шахты И.Волкова, уволив его в прямом телеэфире. Тулеев ищет некие «темные силы», орудующие якобы в Кузбассе. Представители кемеровского губернатора в Госдуме и Совете Федерации обвинили во всем метан, скопившийся в забое. «Нужна дегазация», – сказали тулеевцы. И Госдума срочно принимает в первом чтении законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности» и Закон РФ «О недрах» (в части введения условий по проведению обязательной дегазации шахт)». Под ним подписались все сенаторы и депутаты, выдвинутые Тулеевым, – «единороссы» С.Орлова, С.Шатиров, Ю.Кауфман, Л.Слиска, А.Фокин, А.Макаров, Н.Ермакова, В.Гридин, С.Г.Иткулов.

«Мы устранили циничную лазейку в правилах безопасности в угольной промышленности… которая позволяла обходится проветриванием выработок вместо дегазации. Принятый закон требует обязательной дегазации, если содержание метана превышает 9 кубометров на 1 тонну извлекаемого из пласта угля», – представил законопроект С.Шатиров, член Совета Федерации от администрации Кемеровской области.

«В будущем мы сохраним жизнь шахтеров», – обещал «единоросс» Ю.Липатов, председатель Комитета по энергетике. «Это – системное решение по предотвращению масштабных катастроф на шахтах», – не сомневались в «Единой России».

В других фракциях такой уверенности не было. Одностраничный законопроект состоял исключительно из декларативных ни к чему не обязывающих положений. Например: «В целях уменьшения содержания взрывоопасных газов в шахтной атмосфере при добыче угля (горючих сланцев) проводятся вентиляция шахт и специальные мероприятия по дегазации, в том числе перед проведением подготовительных и очистных работ – предварительной дегазации».

Или: «Дегазация – совокупность технических решений, направленных на извлечение и улавливание метана…» «Условия проведения дегазации (предварительной дегазации) угольных шахт… устанавливаются уполномоченным правительством РФ федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим нормативно-правовое регулирование в сфере промышленной безопасности».

Какими должны быть «условия проведения дегазации», как определяются нормы и правила безопасности ведения работ, кто несет ответственность за нарушения техники безопасности труда, законопроект умалчивает.

Самый трудный для «дегазаторов» вопрос задал Сергей Решульский, первый заместитель руководителя фракции КПРФ: где технические регламенты, которые, как установлено законом 2004 года, должны определять правила безопасности на угледобывающих предприятиях? В советское время были ГОСТы, ОСТы, СНИПы – стандарты для каждой отрасли, каждого производственного участка. Исполнять их обязаны были и директор, и подмастерье. На какие стандарты опирается угледобывающая отрасль сегодня? Ни на какие! Все отдано на усмотрение собственника, для которого главное прибыль!

«Мы в 2007 году после аварий на «Ульяновской» (110 погибших) и «Юбилейной» (38 погибших) в Кемеровской области хотели встряхнуть пыль с нормативно-правовой базы в угольной отрасли, подготовить концепцию техрегламента по безопасному ведению работ… но не выполнили…» – уверял Шатиров.

«Тогда зачем подсовывать очередной бессмысленный законопроект, кроме расшифровки слова «дегазация» в нем ничего нет?» – спрашивали Шатирова и всю группу подписантов-инициаторов депутаты Николай Коломейцев, Владимир Кашин (КПРФ), Максим Рохмистров (ЛДПР), Иван Грачев («Справроссия»). Только для того, чтобы в нем еще прочнее закрепить монопольное руководство за правительством, работающем только в угоду собственникам и олигархам? «Вы все отдаете в руки тех, кто сейчас и без этого закона определяет все технические условия, заменяя «ручным управлением» и техрегламенты, и законы», – подчеркнул Н.Коломейцев.


Откуда берутся бессмысленные законы, расследовал С.Решульский. Изучив всю цепочку законодательной базы, создававшейся в последние годы для угольной отрасли, депутат выяснил, в 2004 году законом 122 «О монетизации» был полностью выхолощен базовый закон по угольной промышленности. «Все думали, что только наши старики пострадали и вышли с кастрюлями бастовать. Но не менее пострадали от него шахтеры».

Не зря название «Распадская» одного корня со словом «распад», которое точно характеризует состояние всех сфер жизни в России: распад политический, экономический, нравственный, технологический… Чего ни коснись – одни провалы. На их фоне человеческая жизнь в РФ совершенно обесценилась.

Взрывы на самой современной шахте, унесшие жизни почти сотни шахтеров, вызвали шумные споры в Госдуме. Наружу выплеснулись впечатляющие цифры: в России в 30 раз дешевле человеческая жизнь, чем в Америке. Если в США при добыче 30 млн тонн угля гибнет 1 шахтер, то в РФ – 30. За погибшего горняка страховая выплата в РФ составляет 1 млн руб., в США – в 20 раз выше. Даже в Казахстане выплаты в 1,5–2 раза выше, чем в РФ. Российские «расценки» на жизнь угледобытчиков практически не накладны для собственников.

Что стоит владельцу, получившему многомиллиардные прибыли от экспорта высококлассного кузбасского угля, откупиться несколькими миллионами за погибших шахтеров? Сущая мелочь. Значительнее то, что многие аварии замалчиваются. Страна узнает о двух-трех, а их с жертвами и калеками происходит 15–17 в год. «Распадскую» не могли замолчать. Слишком громкими и смертоносными оказались майские взрывы.

Интенсивно гробят народ «хозяева» и на других опасных производствах. В металлургии происходит 5–7 аварий в год, в нефтегазовой промышленности – 12–14. Все – с жертвами, с увечьями. В последние годы, по данным статистики, производственные аварии ежегодно уносят жизни до 100 тыс. работников. Целый город! И катастроф все больше, хотя промышленный сектор страны сужается день ото дня. «Доколе? – спрашивают в Междуреченске. – Кто ответит за жертвы?»

…«Распадская» переполнена взрывоопасным метаном, а в шахтерской среде накаляется атмосфера ненависти и протеста против тех, кто каждый день гонит горняков в шахты на смерть. Народного гнева больше всего боится правящий режим. Сбить градус напряженности – главная задача чиновников. Путин, уподобившись Чумаку, «утешал» вдов и сирот сладкими речами. На роль виновного в аварии на «Распадской» Путин назначил директора шахты И.Волкова, уволив его в прямом телеэфире. Тулеев ищет некие «темные силы», орудующие якобы в Кузбассе. Представители кемеровского губернатора в Госдуме и Совете Федерации обвинили во всем метан, скопившийся в забое. «Нужна дегазация», – сказали тулеевцы. И Госдума срочно принимает в первом чтении законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности» и Закон РФ «О недрах» (в части введения условий по проведению обязательной дегазации шахт)». Под ним подписались все сенаторы и депутаты, выдвинутые Тулеевым, – «единороссы» С.Орлова, С.Шатиров, Ю.Кауфман, Л.Слиска, А.Фокин, А.Макаров, Н.Ермакова, В.Гридин, С.Г.Иткулов.

«Мы устранили циничную лазейку в правилах безопасности в угольной промышленности… которая позволяла обходится проветриванием выработок вместо дегазации. Принятый закон требует обязательной дегазации, если содержание метана превышает 9 кубометров на 1 тонну извлекаемого из пласта угля», – представил законопроект С.Шатиров, член Совета Федерации от администрации Кемеровской области.

«В будущем мы сохраним жизнь шахтеров», – обещал «единоросс» Ю.Липатов, председатель Комитета по энергетике. «Это – системное решение по предотвращению масштабных катастроф на шахтах», – не сомневались в «Единой России».

В других фракциях такой уверенности не было. Одностраничный законопроект состоял исключительно из декларативных ни к чему не обязывающих положений. Например: «В целях уменьшения содержания взрывоопасных газов в шахтной атмосфере при добыче угля (горючих сланцев) проводятся вентиляция шахт и специальные мероприятия по дегазации, в том числе перед проведением подготовительных и очистных работ – предварительной дегазации».

Или: «Дегазация – совокупность технических решений, направленных на извлечение и улавливание метана…» «Условия проведения дегазации (предварительной дегазации) угольных шахт… устанавливаются уполномоченным правительством РФ федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим нормативно-правовое регулирование в сфере промышленной безопасности».

Какими должны быть «условия проведения дегазации», как определяются нормы и правила безопасности ведения работ, кто несет ответственность за нарушения техники безопасности труда, законопроект умалчивает.
Самый трудный для «дегазаторов» вопрос задал Сергей Решульский, первый заместитель руководителя фракции КПРФ: где технические регламенты, которые, как установлено законом 2004 года, должны определять правила безопасности на угледобывающих предприятиях? В советское время были ГОСТы, ОСТы, СНИПы – стандарты для каждой отрасли, каждого производственного участка. Исполнять их обязаны были и директор, и подмастерье. На какие стандарты опирается угледобывающая отрасль сегодня? Ни на какие! Все отдано на усмотрение собственника, для которого главное прибыль!

«Мы в 2007 году после аварий на «Ульяновской» (110 погибших) и «Юбилейной» (38 погибших) в Кемеровской области хотели встряхнуть пыль с нормативно-правовой базы в угольной отрасли, подготовить концепцию техрегламента по безопасному ведению работ… но не выполнили…» – уверял Шатиров.

«Тогда зачем подсовывать очередной бессмысленный законопроект, кроме расшифровки слова «дегазация» в нем ничего нет?» – спрашивали Шатирова и всю группу подписантов-инициаторов депутаты Николай Коломейцев, Владимир Кашин (КПРФ), Максим Рохмистров (ЛДПР), Иван Грачев («Справроссия»). Только для того, чтобы в нем еще прочнее закрепить монопольное руководство за правительством, работающем только в угоду собственникам и олигархам? «Вы все отдаете в руки тех, кто сейчас и без этого закона определяет все технические условия, заменяя «ручным управлением» и техрегламенты, и законы», – подчеркнул Н.Коломейцев.

Возмущало депутатов и то, что после каждой катастрофы на шахтах в парламенте возникает «инициатива», которая широко подается в СМИ как самая гуманная мера по охране горняцкого труда. Проект рекламируется как панацея. А когда стихают бури вокруг трагедии, о «многообещающем» законе все забывают за ненадобностью.
Откуда берутся бессмысленные законы, расследовал С.Решульский. Изучив всю цепочку законодательной базы, создававшейся в последние годы для угольной отрасли, депутат выяснил, в 2004 году законом 122 «О монетизации» был полностью выхолощен базовый закон по угольной промышленности. «Все думали, что только наши старики пострадали и вышли с кастрюлями бастовать. Но не менее пострадали от него шахтеры».

С.Решульский – за принятие закона, предложенного тулеевцами. Но им, заявил коммунист, не будет решено ни одной шахтерской проблемы. Предлагаемый закон «подтверждает банкротство экономической, социальной и организационной политики нынешней российской власти». С.Решульский пояснил: «Поправками, которые вносили депутаты с подачи исполнительной власти, в базовый закон «О государственном регулировании в области добычи и использования угля…» было записано в 2004 году, что все эти нормы регулируются техническими регламентами. Они должны были заменить отмененные советские ГОСТы. Мы пытались довести до нынешнего руководства страны, что навязанный нашей стране закон «О техническом регулировании» ущербен и преступен по своему концептуальному содержанию. Даже один из председателей правительства, когда начал разбираться, заявил в открытую, что те, кто навязал нашей стране этот закон, провели диверсию против России, и надо заниматься уже не расследованиями, а уголовными преследованиями. Но быстро этому председателю объяснили, что так выступать нельзя».

С.Решульский напомнил, что в оставшиеся до конца текущего года месяцы необходимо принять свыше тысячи техрегламентов. Принято их пока менее десятка. Но без специального техрегламента никакие нормы по дегазации не заработают. Хаос продолжится. Метан будет взрываться, качаться и падать мосты, дома… «Если вы возьмете закон, который действовал до 2004 года, то та поправка, которая сейчас преподносится как достижение по дегазации шахт и введению норм федеральной исполнительной властью, в том законе была. Там были ГОСТы и ОСТы, там были нормативы, которые обязывали заниматься любого собственника, в том числе и государство, условиями труда во всех шахтах. И была та ответственность, которая сегодня отсутствует…».

А принимаемый закон, подчеркнул С.Решульский, «на сотую часть не решит проблем, которые накопились сегодня у шахтеров. Горняки остаются один на один со стихией, а все преференции отданы собственнику, который творит что угодно – не платит, не создает условий и ничего не делает для безопасности труда шахтеров».

Десять раз прав бывший глава Гостехнадзора Марат Васильчук, который назвал безумием отправлять людей рубить уголь в выработки протяженностью более 300 километров, не имея систем проветривания. Как обеспечить подачу воздуха в эту шахту? Есть шахты, где на тонну добычи угля нужно подать 15 тонн воздуха. Надо проходить выработки, надо сокращать протяженность поддерживаемых выработок. Современные скоростные комбайны лихо сейчас режут уголек. Но и метан заполняет выработки с огромной скоростью. Только собственника больше интересует уголь, а не объем метана, для устранения которого необходимо проходить дополнительные стволы и идти на большие затраты. На это не пойдут нувориши. Они предпочтут воспользоваться услугами сочинителей законов, прикрывающих их жадность и безответственность. Они сумеют договориться с властью, со СМИ и откупиться дешевыми подачками. А шахты будут взрываться и дальше…

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх