,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Другой Лимонов
0
Предостережение «не сотвори себе кумира» довольно бесполезно. Пока окрепнет и наберется самодостаточности, человек так или иначе ищет опору в незаурядных личностях, близких ему по духу, людях из плоти и крови, источающих подчас сверхчеловеческое. Естественным образом как ориентиры притягивают сильные, яркие и незаурядные качества. Однако, нужно вовремя выйти из орбиты личности кумира и попрощаться с ним. Соблюсти универсальный принцип «вовремя уйти», игнорирование чего ведет к застойным состояниям.

Каждый в той или иной мере, сознательно или подсознательно, формирует свой личный пантеон героев. По тому, кого человек цитирует, кому поклоняется, можно многое понять о нем самом, его статусе, возвышенных или низменных (в том числе неафишируемых) мотивах поведения. Большинство украинских политиков, конечно, слишком самоуверенны и себялюбивы, чтобы иметь каких-то там кумиров и всерьез кому-то поклоняться. Интересно, если ли кумиры у горячо «любимых» мною народных избранников К. Ляпиной, В. Яворивского, Р. Зварича, О. Ляшко и иже с ними, кто они и в какой мере управляют своими достаточно высокопоставленными поклонниками? Впрочем, иные из политиков обнаруживают свои привязанности и благодаря этому помогают обществу оценить себя самих.

Кумиром определенной части нынешней молодежи в России и за ее пределами является экстремист и даже «фашист» Эдуард Лимонов – и это можно понять. Например, по прочтении его романа «Это я – Эдичка». Внимание в нем следует уделять не эпатажной линии отношений героя с чернокожим Джонни, а фрагментам, подобным следующему: «Она и любви не знает. Не знает, что можно кого-то любить, жалеть, спасать, из тюрьмы вырывать, из болезни, по голове погладить… или как в евангелии – ноги вымыть и волосами своими высушить. О любви – Божеском даре человеку – ей никто не сказал. Книжки читая, она это пропускала. Скотская любовь ей доступна, чего тут хитрого. Она думает, это все». Будут затоптаны многие книги Лимонова, написанные с претензией на первенство в освобожденности от моральных «предрассудков», произведениями затопивших литературу более раскрепощенных, безнравственных и модных писателей, – а подобные строки останутся и прорастут.

«Проводник оранжизма», «экстремист», «нарцисс», «enfant terrible» – все это хорошо известно и удобно для понимания, но все ли это, есть ли другой Лимонов? Измерения его поступков на весах добра и зла не сулят ему ничего хорошего. Украинские «патриоты», несмотря на его фамилию Савенко и харьковское прошлое не станут разрывать его на части, как Гоголя, пытаясь в соперничестве с русскими националистами отнести к своей нации. Во след ему звучит гораздо больше проклятий, чем теплых слов. Однако, не пугающийся ни сумы, ни тюрьмы, он способен на то, что большинство переживает только в книгах, песнях и фильмах: уйти налегке из дома, уехать из города, страны, отправиться на войну, рискнуть свободой и жизнью.

Кого из украинских политиков из андеграундного спектра можно поставить рядом с ним по талантам и пассионарности? Тягнибок – мещанин в политике, который не без практической выгоды «сосет один и тот же палец» (из выражения Лимонова по другому поводу) национализма. Корчинский скорее поигрывает в экстремизм, тогда как Лимонов экстремизмом живет. «Сдулся» и затухает бывший соратник Жириновский, исчезли из виду Баркашов и многие другие некогда грозные личности, а этот все не уймется, являя образец нечеловеческого упрямства. Ну, жил бы себе обитателем модных салонов, литературным мэтром, давая периодически материал для так любимых публикой скандалов, переходя из одной телепередачи в другую. Так нет же: будоражит народ, вытаскивая его на Триумфальную площадь в Москве и другие площади бескрайней России. Конечно, титул «всемирно известного писателя» отчасти дает иммунитет, но далеко не полный. Ведь он открыт не только для репрессий рационального государства, но и типов, подобных убийце Джона Леннона. Его личность и деятельность дают богатый познавательный материал, хотя бы для осмысления природы экстремизма, отбрасывать который для общества было бы непозволительной расточительностью и легкомыслием.

Его «стратегия-31» – призыв массово выходить каждого 31 числа на Триумфальную площадь в Москве вопреки воле властей за некоей «свободой» – с одной стороны, донкихотство, с другой – вроде бы вредная дестабилизация ситуации. А с еще одной стороны – это ли не косвенные усилия в интересах формирования всесторонне воспеваемого «гражданского общества»? Я не верю в гражданское общество, особенно на наших просторах, но хочется спросить тех, кто в него верит: как они представляют себе его возникновение? Как созревание капусты в оранжерее? Во всяком случае, одного воздействия солнечных лучей тут явно мало.

Лимонов дает молодежи, которая к нему примыкает, возможность приключений, высоких ощущений героики и своей значимости, духовного родства с героями прошлого – подобных тем, которые раньше испытывали декабристы, народовольцы и многие другие, но ставших труднодоступными в эпоху прагматизма. Такие ощущения, как ни крути, востребованы – не все ведь хотят и могут достичь идеалов общества потребления, стать банкирами или на худой конец барменами. Далеко не все, даже и имея возможности, мечтают вести такой образ жизни, как молодые люди в современной рекламе, придурковато восторгающиеся по поводу какого-нибудь пива. Увлекло бы этих людей государство общественно престижными и неформальными проектами – исчезла б и проблема негативного воздействия таких, как Лимонов.

Он высказывает сомнения в том, что президент Медведев видел жизнь в России с непарадной стороны. Так и лишили бы его и других оснований для таких сомнений – не ради частных капризов, а для того, чтобы пробить брешь в непроницаемом панцире бюрократической Руси. Президент на рыбалке, президент за просмотром футбола, самолично бьет пенальти – это, конечно, умиляет. А, может, стоило б вот так, как советует Лимонов: ранним утром, без объявления посетить место содержания заключенных или прийти еще куда, за кулисы – увидеть въяве намного больше того, о чем рапортуют в казенных докладах чиновники…

Многие мысли и высказывания Лимонова весьма уместны. Например, в связи с празднованием 65-летия Великой Победы актуальны следующие его слова, которые, конечно, широкая публика не услышит: «Я вот думаю, из области чистой фантастики... Что если бы встали из могил солдаты Великой Отечественной и взяли за воротники всех нынешних господ и спросили их… Взяли за воротники и сказали грозно: что вы сделали с нашей Родиной?.. Еще один аспект неумеренно помпезных, все более аляповатых и крикливых празднований Дней Победы – это тот голый и постыдный факт, что у нас нет побед свежих, а есть Большая Победа, но в прошлом. И у нас есть огромные поражения, которые мы нанесли себе сами в 1990–1993 годах».

В сущности, он, как и многие другие, стремится выиграть свою собственную историческую битву, но сделал непомерно большую ставку – на президентство России. Его почитателям и соратникам следует понимать, что это персональная битва, в которой они могут быть только массовкой. Притом страны для президента Лимонова не существует в природе – вот какая незадача. Во всем этом присутствует пронзительный трагизм, который непременно прочувствуют новые Сервантесы и, может быть, отобразят в серьезной литературе. Большинство же других политиков удостоятся внимания разве что юмористов и сатириков.

Петр ПЕТРОВ



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх