,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Кавказские традиции - рабство для русских срочников
0
Рядовой Кузнецов (на фото) вернулся домой после 5 лет принудительной работы и издевательств на кирпичном заводе.

Домой вернулся солдат, пять лет считавшийся пропавшим без вести в Дагестане. Антон Кузнецов ушел на срочную службу в 2003 году. Но, как теперь выясняется, командиры махачкалинской в/ч 6752, где он отдавал долг Родине, передали призывника хозяевам некоего частного кирпичного завода в вечное пользование, то есть в рабство. “Удалось сбежать шестерым, но там еще остаются бесправные русские солдаты”, — говорит Антон.

Письма Антона:

"1 марта (2004 года. — Авт.) перевели в Махачкалу, а 13 марта офицеры тайком вывезли на кирпичный завод, за город. Кругом одни горы и пустыня. Местные как звери. Нас, русских солдат, здесь 7 человек, бьют, как собственных ишаков. Кормят плохо, писать письма запрещают, а кто пишет, отбирают и рвут прямо на глазах. А помнишь, ты мне в Астрахань в учебку отправила деньги? Они мне здесь пригодились. Когда приезжают контрактники, я тайком ото всех плачу им 200 рублей и отсылаю тебе письмо. Мы здесь работаем с самого утра, с 6 часов, а когда совсем темно, в 22 часа, мы идем спать. Утром все сначала. Я работаю на съеме, принимаю кирпичи с ленты. Нас здесь у ленты пять человек, и мы едва успеваем. А за то, что мы роняем кирпичи, нас избивают ногами. Это самое дорогое для них. Если мы сделаем меньше нормы (3000 штук), то нас лишают ужина и бьют до ночи. До новой весточки, а то руки болят, а завтра вставать в пять утра”.

"Привет, моя дорогая бабушка. Я тебе пишу в шестой раз, но первые пять писем нашли и порвали. Нас перевели на другой завод. Условия такие же. Нас по-прежнему избивают и плохо кормят. Еще нам говорят, что заберут из части после демобилизации на заводы, и мы будем здесь постоянно работать, пока не выплатим долг родине. Якобы мы задолжали, пока служили. На заводе много русских солдат из Волгограда, Астрахани, Курска. Я здесь понемногу начинаю забывать, что помнил (постоянно бьют по голове). Вчера вечером меня сильно избили, пишу тебе ночью. Видимо, сломаны ребра, очень трудно дышать. Если я еще буду в силах, то напишу тебе…”

Собрав все медные и серебряные, мать Кузнецова - Антонина Семеновна рванула в Махачкалу, встретилась с одним офицером, его фамилия была Магомедов, и спросила его, почему их срочники работают бесплатно на каких-то заводах. — Ей объяснили, что солдат посылают, потому что за дармовую рабочую силу завод рассчитывается с воинским подразделением кирпичами. Что это дело командиров — куда кого посылать, и я в это вмешиваться не должна. На прощание Магомедов дал ей свой номер телефона, но сколько она потом ни звонила, номер этот молчал.
Жизнь самого Антона, по его словам, после “инспекции” бабушки изменилась в самую худшую сторону. Его еще сильнее избивали: “Зачэм рассказал, как тэбе здэсь?..” Посылать письма домой он больше не пытался.

А весной 2005 года парень просто исчез из части… По документам значилось, что Антон Кузнецов в неизвестном направлении дезертировал. На самом деле, как рассказывает солдат, его просто “забыли” на очередном кирпичном “объекте”. Таких “забытых” мальчишек-призывников, по его словам, было много. Провинившиеся в чем-то срочники, многие — из неблагополучных семей, как и сам Антон, навсегда становились дармовыми рабочими. Складывалось впечатление, что кто-то специально подбирал для этой кирпичной каторги подходящих ребят. Одного к одному, бедных, необустроенных.
Были среди обслуги и гражданские, добровольно завербованные на вокзалах страны и приехавшие в Махачкалу в поисках лучшей доли, — обратно на родину их тоже уже не отпускали.

…Годы шли. Кирпичные заводики сменяли друг друга. Как только заканчивалась глина в одном карьере, хозяева бросали старое месторождение и увозили свору рабов в другой район Дагестана. Из Махачкалы их перебросили в Буйнакск, в Каспийск — Антон потерял счет одинаковым пыльным городам.

“Кроме кирпичей, я в этой армии не увидел ничего, — рассказывает сейчас Антон. — Да и можно ли это называть армией? Последнее время хозяева держали нас совсем в разрушенном деревянном вагончике. Особо не охраняли. Надеялись, что мы полностью деморализованы… Зимой мы стукнули об пол ногами — и гнилые доски провалились. Все, кто был в вагоне, выбрались наружу и кинулись врассыпную, в разные стороны. Я побежал домой…”

На следующее же утро после своего возвращения в Липецк вместе с бабушкой Антон Кузнецов сам пришел легализовываться в военно-следственный отдел, хотел рассказать, что с ним случилось, ведь в Дагестане оставались ребята, которым не удалось спастись…

Военный прокурор города Липецка Александр Коробов велел взять Антона под стражу — чиновник сообщил Антонине Семеновне, что не верит в сказки про рабов и кирпичные заводики…


P.S. Слава Рассие!

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх