,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Реабилитация фашизма недопустима
-1
Закончившаяся 65 лет назад борьба на многие годы вперед определила путь развития человеческой цивилизации. Навсегда был похоронен фашизм как радикально националистическая идеология и практика государственного строительства, достаточно популярная в межвоенное время (1918—1939) как в Европе, так и за ее пределами. После 1945 года признавать себя фашистом в приличном обществе стало стыдно, а для политика или политической партии означало автоматическое вытеснение в маргинальную нишу. Именно поэтому современные фашисты стараются и в своей пропаганде, и в наименованиях своих политических сил избегать не только термина "фашизм", но и родственных ему: "национал-социализм", "интегральный национализм".

К сожалению, в последние два десятилетия в ряде независимых государств, образовавшихся после распада СССР, в том числе и в Украине, активизировались силы, пытающиеся реабилитировать если не сами фашистские режимы, развязавшие Вторую мировую войну, то, по крайней мере, их местных пособников — убежденных коллаборационистов, шедших на службу к Гитлеру с полным осознанием того, что их цели, задачи и идеологические установки полностью совпадают с планами и взглядами фюрера Третьего рейха.

Это крайне опасный путь, прямо ведущий к конечной политической реабилитации фашизма. Ведь если сегодня признать, что по каким-либо высоким идейным соображениям можно было стать союзником Гитлера и что есть цели, оправдывающие заранее спланированное уничтожение миллионов мирных граждан на основе только их расовой или национальной принадлежности, то совсем несложно будет совершить следующий шаг и заявить, что Гитлер был всего лишь одной из воюющих сторон и действовал он, мол, в рамках свойственной времени жестокости. Не случайно же современные адвокаты нацистов любят утверждать, что Нюрнбергский трибунал — всего лишь месть победителей побежденным, и, сложись судьба войны иначе, на скамье подсудимых оказалась бы иная сторона.

Да, война — крайне жестокое событие, противное человеческому естеству. Для того чтобы осознать ее противоестественность, достаточно вспомнить, что самое страшное в мирное время преступление — убийство — является обыденным событием для участника боевых действий. Да, современное оружие зачастую не различает военнослужащего и нонкомбатанта. Да, начиная с Первой мировой войны, постепенно исчезает понятие безопасного тыла, возникает понимание войны как тотального процесса, а начиная со Второй мировой войны, мирное население зачастую несет большие потери (в абсолютном исчислении), чем действующая армия. Но лишь крайне ангажированный наблюдатель может не отличать оборону от нападения и заранее хладнокровно спланированное уничтожение по политическому или национальному признаку миллионов мирных жителей от неизбежных в ходе современных военных действий жертв среди мирного населения.

Казалось бы, я озвучиваю прописные истины. Но ведь именно их пытаются забыть те, кто сегодня норовит реабилитировать коллаборантов — служащих вспомогательных полицейских формирований на оккупированных гитлеровцами территориях, солдат дивизии СС "Галичина", сформированной в Западной Украине, или прибалтийских легионеров СС. Это они пытаются поставить знак равенства между агрессором и жертвой агрессии и выдать свое пособничество гитлеровцам за некую "борьбу за свободу".

Возможно, некоторые апологеты местечкового национализма, буйно цветущего в ряде постсоветских государств, искренне заблуждаются, считая, что в 1941—1945 годах могла реально существовать какая-то "третья сторона". Но идеологи этих движений, да и подавляющее большинство их адептов прекрасно понимают, что бои велись только между гитлеровским Рейхом с его сателлитами и антигитлеровской коалицией. И тот, кто не воевал на стороне последней, сражался против нее. В этой гигантской мясорубке не было места для "третьей силы". У каждой из сторон были только союзники и враги.

Я хочу еще раз подчеркнуть, что попытки реабилитации пособников Гитлера, развернувшиеся в последние 15 лет, после того как мир отпраздновал 50-ю годовщину великой победы и, казалось, что вопрос с оценкой фашизма решен раз и навсегда, несут угрозу не только тем восточноевропейским странам, в которых на государственном уровне развернут процесс героизации своих доморощенных фашистов, объявляемых не совсем фашистами или совсем не фашистами и даже не националистами, а просто патриотами.

Реабилитация коллаборантов, а в конечном итоге и фашизма направлена против всей системы послевоенного мироустройства, против таких интернациональных общеевропейских и глобальных организаций, как ОБСЕ и ООН, созданных для сглаживания неизбежных межгосударственных противоречий, раннего предупреждения и быстрого урегулирования возникающих конфликтов, в конечном итоге — недопущения войны. Учредителями этих организаций выступили государства с разным социальным строем, с различными взглядами на приоритеты и конечную цель развития человечества. Они были объединены лишь одним — неприятием человеконенавистнической фашистской идеологии, осознанием ее преступности и готовностью принять любые меры для недопущения ее возрождения.

Именно консенсус цивилизованного человечества в отрицании фашизма как источника агрессии подарил человечеству 65 мирных лет, не позволил разразиться третьей и последней мировой войне. И именно процесс реабилитации "мелких" национальных фашистов, отличающихся от Гитлера лишь отсутствием физической возможности для совершения столь же гигантских преступлений, положил начало дестабилизации послевоенной Европы, нарастанию тревожности в международных отношениях, возобновлению рассуждений о допустимости военного способа решения международных проблем, а в конечном итоге и ряду военных конфликтов между европейскими государствами.

Поэтому я считаю, что попытки реабилитации фашистов и их пособников не могут быть внутренним делом отдельных государств. Фашизм не может находиться под защитой государственного суверенитета. Борьба с ним — дело не политиков и ученых, даже не отдельных стран, а всего цивилизованного человечества — Объединенных Наций.

Сегодня, как в 1941—1945 годах, есть мы и они, цивилизация и дикость, культура и варварство. Наша задача — сохранить цивилизацию и культуру для наших потомков. На нашей планете фашистам нет места.

Из выступления на международной конференции "Победа над фашизмом
в 1945 году: ее значение для народов СНГ и мира"



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх