,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Как усмирить Верховную Раду
-1
Ежу понятно, что мир в Верховной Раде восстановится не скоро, крови еще будет. Оппозиция сдаваться не намерена, о чем без устали предупреждают не только представители оппозиционных фракций, но и дружественные им политологи…

На этом фоне инициатива Александра Ефремова о необходимости введения парламентской полиции для силового увещевания дебоширов вызвала самый широкий резонанс. Что интересно: почти никто из политиков, высказавшихся на эту тему, в действительное введение парламентской полиции не верит. А зря, между прочим.

Некоторые не скрывают своего пренебрежения к ефремовской инициативе. Например, коммунист Леонид Грач сказал, что «введение такой полиции — это смешно. Просто депутатам надо вести себя подобающим образом». (Ну да, кто спорит. И материться в общественных местах тоже нельзя — что с того?..) Литвиновец Валерий Баранов считает, что введение полиции ничего не изменит: «Поставим их в сессионном зале с дубинками. Они что, будут ходить и бить депутатов по головам? Конечно, нет!» (А почему, собственно, нет? Вот народ бы повеселился!) А известный борец за справедливость Геннадий Москаль вообще «плевал на парламентскую полицию и на всех, кто это придумал». Потому что «в больной голове всегда рождаются больные идеи». По словам нардепа-эрудита, ни в одном парламенте мира нет аналогов работы такой полиции. «Даже в тридцать третьем году, когда Гитлер пришел к власти, в Рейхстаге возле депутатов не стояли эсэсовцы с автоматами».

Ну, в Рейхстаге, может, и не стояли. А в Бундестаге парламентская полиция успешно функционирует, подчиняется непосредственно спикеру и зорко следит за тем, чтобы в зале пленарных заседаний не происходило того, что происходит у нас. Также институт парламентских приставов существует во Франции, США, Японии, Канаде и т. д. В Великобритании, к слову сказать, эта служба функционирует вообще с 1415 г. Так что Москаль явно сел в лужу. Чтобы так безапелляционно рассуждать о чем-либо, надо как минимум быть в курсе дела. А то как-то даже неудобно за него…

Вот как в памятном 2004-м живописал работу парламентских приставов во французском Национальном собрании народный депутат и представитель президента в ВР Александр Задорожний:

«Мне довелось наблюдать за работой французских коллег в достаточно непростых ситуациях — например, когда решалась судьба правительства. Депутаты бурно переживали происходящее, кто-то вскакивал с места, ходил по залу, шумел. Но страсти законодателей, как на волнорез, накатывались на парламентских приставов. Их нельзя было не заметить: по два с каждой стороны, гренадерского роста, с обращенными к залу непроницаемыми лицами, в черных фраках, под фалдами которых просматривались прикрепленные к поясу дубинки. Не чувствовалось и намека на то, что те дубинки могут быть пущены в ход, однако благодаря присутствию в зале грозного вида парней температура дискуссии не достигала критической точки».

Воодушевленный увиденным, Задорожний в том же 2004-м внес законопроект об изменениях в регламент, где была прописана норма об СПП (службе парламентских приставов). Но документ тогда не поддержали. Особо рьяно высказывался против парламентской полиции тогдашний нашеукраинец Леонид Черновецкий. В 2008 г. с подобной инициативой выступил нунсовец Ярослав Джоджик, но и его законопроект провалили — против введения СПП выступили главные парламентские драчуны — ПР и БЮТ. А уже через год, летом 2009-го, на сайте ВР появился так называемый «Кодекс добропорядочного поведения депутатов» под авторством представителей почти всех парламентских сил, исключая коммунистов. Одним из пунктов кодекса было введение нормы парламентских приставов в ВР Украины. Но документ снова же благополучно завис — очевидно, накануне президентских выборов было просто не до того.

Теперь же есть все основания полагать, что инициатива Ефремова очень быстро воплотится в жизнь, поскольку исходила она не от кого-нибудь, а от руководителя самой большой парламентской фракции, можно сказать, ядра правящей коалиции. А оно — ядро — порожняк не гонит.

Мы уже не единожды были свидетелями того, что проголосовать за любое решение для нынешнего большинства — как два пальца удостоить. Что помешает в этот раз? Позиция отдельных коммунистов и литвиновцев? Не смешите мои тапки. Проголосуют все — «как дети в школу». А уж перебежчики-предатели — так те вообще со всех ног к пультам кинутся, чтоб лишний раз засвидетельствовать кристальную преданность новым идеалам.

Другое дело, что, учитывая сегодняшние реалии, нетрудно предположить, кто именно (то есть представители каких политических сил) попадут в разряд «прикасаемых», а кто не утратит своей неприкосновенности ни при какой погоде. Думаю, парламентские приставы будут подробно проинструктированы по этому вопросу. Представьте картину маслом: два здоровенных «гренадера» тащат из сессионного зала упирающегося тщедушного Ляшко (ну или Кендзера), два других в это время проводят вежливую разъяснительную беседу с «качками» из Партии регионов — уже навесившими своим оппонентам. Очевидно, именно такую модель работы парламентской полиции имел в виду Александр Ефремов. Или вы всерьез думаете, что те, кто в коалиции, будут в тех же условиях, что и оппозиционные депутаты? Если даже среди полицейских и найдется кто-нибудь слишком принципиальный, кто отважится поднять дубинку на дебошира с региональной пропиской (а они ведь из Рады никуда не денутся и привычкам своим вряд ли изменят), ему сразу же расскажут, что к чему, и в лучшем случае вынесут предупреждение. В худшем — уволят за неблагонадежность.

Но это вряд ли. Случайных людей там не будет. Потому что формироваться такие бригады будут исключительно из проверенных бойцов (чтоб не было проколов), на деле доказавших свою преданность хозяевам. Например, из помощников или телохранителей тех же народных депутатов. При этом кандидатура каждого потенциального «опричника» будет тщательно рассматриваться в штабе ПР. Рядовому милиционеру или даже спецназовцу пробиться в парламентскую полицию будет практически невозможно — разве что по очень большому блату или за очень большие деньги (что, как вы понимаете, вовсе не будет способствовать искоренению коррупции в МВД).

Короче говоря, если в цивилизованных странах парламентская полиция — нормальная практика, то у нас в нее будет внесен незабываемый национальный колорит. Сейчас, когда демократия в Украине сворачивается с каждым днем, словно шагреневая кожа, а все демократические достижения предыдущей власти — какая бы она ни была — изничтожаются на корню, парламентская полиция будет не чем иным, как карательным подразделением по отношению к «козлам, которые мешают нам жить».

Так что времена нас ждут «веселые». И главное — зрелищные. Народ будет в восторге. Среднестатистическому обывателю ведь, как правило, все равно, кто из депутатов получит по мозгам: для него «все они — уроды». (Что, в общем, недалеко от истины.) Публичные репрессии любого из них прольются целительным бальзамом на его израненную душу. И пройдет очень много времени, пока этот обыватель, пресытившись нелицеприятным зрелищем, задастся вопросом: а почему, собственно, парламентские приставы действуют столь избирательно? Почему пинают ногами и выбрасывают из зала одних и тех же? Почему вон тот мордоворот, съездивший по физиономии оппонента, с видом довольного хозяина жизни садится на свое место, а самого пострадавшего, как зачинщика, заломив руки, выводят из зала?

А может, и не задастся. Вспомните, часто ли граждане Страны Советов задавались неудобными вопросами? И где потом оказывались эти любознательные? А к обновленной версии совка мы, похоже, движемся семимильными шагами. Осталось всего ничего: еще парочку памятников Сталину открыть и официально ввести цензуру. Да, еще, пожалуй, бюстов понаставить на родине героев.

…Помнится, на одном из недавних телешоу российский оппозиционер Борис Немцов мечтательно произнес: «Я был бы счастлив, если б у нас в Госдуме летали яйца». Зря завидует. Судя по всему, мы тоже скоро будем с благоговением вспоминать это смутное время.

Наталия Тимошенко, для «Новой» газеты



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх