,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Убить в себе совесть. Убить в других разум. Убить украинца. Убить Украину.
  • 3 апреля 2010 |
  • 16:04 |
  • Stalker |
  • Просмотров: 128502
  • |
  • Комментарии: 9
  • |
0
Убить в себе совесть. Убить в других разум. Убить украинца. Убить Украину.


«А Німка цариця Катерина, курва всесвітная,

безбожниця, убійниця мужа своего, востание

доконала козацтво і волю, бо одібравши тих,

котри були в Україні старшими, наділила іх

панством і землями, понадовала ім вільну

братію в ярмо і поробила одних панами,

а других невольниками».



«Книги бытия украинского Народа»,

Николай Костомаров




Часть первая: Собственно фильм



Черный экран. Заставка: 1915
Мелькает табличка: Талергоф.

Голос за кадром и текст на экране на фоне памятника – креста с надписью «Жертвам Талергофа»:

«Русские – это государственные изменники. Всех их следует не содрогаясь уничтожить. Друзьями Австрии могут быть только украинцы. Исправить русского без применения террора невозможно». Комендант г.Львова генерал-майор Римль.



Заставка: 1934

Голос за кадром и текст на фоне хроники, непонятно какого времени:

«Ляхов, жидов, москалей, коммунистов уничтожать без сожаления. Не сметь жалеет врагов украинской национальной революции». Из листовки ОУН.

Заставка: 1941

Голос за кадром и текст на фоне виселиц: «Восстановленное украинское государство будет тесно сотрудничать с национал-социалистической великой Германией, которая под руководством Адольфа Гитлера поможет украинскому народу избавиться от московской оккупации». Акт провозглашения обновленного украинского государства 30.06.41 г.Львов.


Заставка: 1994

Голос за кадром и текст: «Никаких пенсий москалям в Краматорске больше не будет. Кацапам пусть Москва платит». Из заявления начальника отдела пенсионного обеспечения г.Краматорск В.Н.Николаенко.


Заставка: 2004

Голос за кадром и текст: «А когда всех русских вышлют в Россию, сколько у нас в Ровно квартир освободится?» Из письма учительницы Е. Плешаковой в Одесскую телекомпанию.


Все это выплескивается на зрителя в первую же минуту фильма. Градус эмоций тут же зашкаливает. Дело сделано - критическое восприятие сметено. Никто уже не задумается, что нелепо обвинять в действиях австро-венгерской администрации в Галиции и Буковине всех сторонников украинской национальной идеи подряд. Никто не вспомнит, что антирусские репрессии в Австро-Венгерской Империи имели и свою предысторию: начиная с последней трети XIX века и до самой войны галицийские москвофилы проповедовали передачу этих земель от Австро-Венгрии к России, да и в период пребывания Галиции под контролем русских войск, с сентября 1914 по май 1915, пророссийские симпатии части населения проявились в полной мере. Так что не оправдывая преступлений, совершенных в Талергофе, стоит задаться вопросом: как действовала бы в военное время любая другая власть?



Никто не подумает и о том, что анонимная листовка ОУН, неизвестно где, когда, кем и по какому поводу изготовленная и распространенная, равно как и неведомо когда и где сделанное заявление непонятного чиновника, равно как и письмо еще более непонятной учительницы из Ровно в неведомую «Одесскую телекомпанию» - которых в Одессе с десяток, если не больше - все это вообще не документы. Простая мысль, что даже надписи на стене общественного сортира – и те достовернее, чем эти «свидетельства», на которых авторы фильма строят его сюжет, уже не придет в голову зрителя. Его разум надежно изолирован бурей эмоций.

Что же касается «Акта провозглашения…»
- то тут, пожалуй, стоит привести другие цитаты. Например вот эту:

«Дрожат устои света, почва ускользает из-под ног людей и народов. Пылают зарева, и грохот орудий сотрясает моря и материки. Словно пух на ветру разлетаются державы и государства... Как это великолепно, как дивно прекрасно, когда весь мир сотрясается в своих основах, когда гибнут могущества и падают величия» Газета «Правда», 4 августа 1940 года.[/i]

Или эту:


[i]«Разделите своих врагов, временно удовлетворите требования каждого из них, а затем разбейте их поодиночке, не давая им возможности объединиться»
. Газета «Правда», 4 марта 1941 г.



А можно и поновее:


«…в контексте исторических событий того времени Советский Союз не только остался один на один с Германией, поскольку западные государства отказались от предлагавшейся системы коллективной безопасности, но и стоял перед угрозой войны на два фронта - ведь именно в августе 1939 года до максимальной силы разгорелся огонь конфликта с японцами на реке Халхин-Гол. Отвергнуть предложение Германии подписать пакт о ненападении - в условиях когда возможные союзники СССР на Западе уже пошли на аналогичные договоренности с немецким рейхом и не хотели сотрудничать с Советским Союзом, в одиночку столкнуться с мощнейшей военной машиной нацизма - советская дипломатия того времени вполне обосновано считала, как минимум, неразумным». В.В.Путин. «Страницы истории – повод для взаимных претензий или основа для примирения и партнерства?»
Газета "Выборча" Польша

Так что насчет договоренностей с Германией – тут уж чья бы корова мычала. Что - ситуация диктовала такие действия? Совершенно верно, все – и одни, и другие, и третьи как раз и действовали по ситуации, не оставлявшей особого выбора. К политике бытовая мораль напрямую не приложима, черное с белым там всегда сильно перемешано, а намерения нередко оборачиваются своей противоположностью.

Но авторы фильма не собираются ничего исследовать, входить в сложности и тонкости. Им ни к чему разбирать непростую историю Восточной Европы, где сплетались в борьбе интересы народов и империй. Их задача попроще: доказать, что украинцев – нет. То есть, вообще нет – как народа. Для них страницы истории – уж точно не основа для примирения и партнерства. Для них вся история Украины – это вражеский тыл за линией фронта, где они действуют как отряд диверсантов.

Доказать, что украинцев нет как народа, в общем случае невозможно - факты взбунтуются и встанут на дыбы. Но вот убедить в этом российского зрителя – это да, эта задача авторам вполне посильна.

Голос за кадром: «И все это говорят люди, чьи предки еще совсем недавно с гордостью называли себя русскими».

Как видите, авторы фильма не теряют времени зря, с первых же минут, сразу и бесповоротно отказывая украинцам в праве на существование. Украинцы по фильму – это русские, которые «убили русского в себе и теперь считают своим долгом убить его в других».

Голос за кадром, в кадре – хроника начала XX века - гуляющая городская публика, тогдашний «средний класс»:

«Просвещенные баре, интеллигенция XIX века попала под влияние новой моды – изучать народную жизнь – песни, обычаи, говор. Некоторые, как Котляревский, даже перекладывали на народный лад классические произведения - ну так, забавы ради – «Еней был парубок моторный и хоть куды казак». Действительно, забавно. Но в это же время стали появляться и другие книги – совсем несмешные

Текст на экране и голос за кадром: «История русов». «Никакого единого народа на самом деле нет. Есть на самом деле руський народ, который живет в Малороссии, и есть московиты, «москали», не имеющие к руським никакого отношения».


Анонимная «История русов» долгое время ходила в списках, пока, наконец, не была издана в России в 1846 году. Трудно назвать ее историческим трудом, скорее это политический памфлет на исторические темы. Но что неверного в приведенной цитате? Вопрос ведь в том, какой смысл вкладывать в названия «руський», «русский», «московиты». Петр Первый только в 1713 году издал Указ, согласно которому его государство должно было называться Россией, а московиты - русскими. Московские дипломаты получили тогда указание убеждать и даже давать взятки (!) иностранным чиновникам и журналистам, чтобы те называли и писали новое имя - Россия, упоминая – для справки и понятности - о Московской империи. Петр уже тогда всерьез нацеливался на Новороссию, и ему нужно было обосновать будущее присоединение земель.

То, что украинцы («руськие») и русские («московиты») – все же два разных народа, в Российской Империи хотя и нехотя, но тоже признавали – отсюда и формула о «Великой, Белой и Малой Руси». Дело ведь, повторяю, не в названии: «руськие-малороссы-украинцы» или «русские-московиты». Дело в том, что как ни крути, а названия все равно разные. И, что еще важнее, народы тоже разные. С разной историей. С разной ментальностью. Во многом близкие, исторически - постоянно пересекающиеся, но все-таки не тождественные друг другу.

Проблему осознания себя крайне сложно сформулировать в общем виде, она вообще с трудом выразима в словах. Может быть, на личном примере будет понятнее? Так вот - и мои родители, и дед с бабкой, и вторая бабка – все, кого я застал живыми - никогда не называли себя русскими, как это пытаются приписать украинцам авторы фильма. Ни с гордостью, ни без гордости - не называли, и все тут. Они ими не были, и не стремились быть. И вежливо поправляли тех, кто пытался их назвать «русскими» – всегда, сколько я себя помню, поправляли. При том, по-русски говорило все наше окружение, вся среда обитания, и в семье, как следствие, тоже говорили только по-русски, разве что старшее поколение изредка переходило между собой на украинский, да еще, случалось, пели за столом украинские песни. И все-таки, даже говоря по-русски, русским я себя никогда не чувствовал, и впоследствии, уже в зрелом возрасте, прожив несколько лет в России, укрепился в этом ощущении. Безо всякого антагонизма и негатива. Просто как факт: я – немного другой. Не русский. Ну – вот такой, так уж получилось…



Но авторы фильма не вдаются в подобные тонкости. Авторы фильма стряпают простое и понятное пропагандистское варево для жителей Москвы (славящихся, как известно, своей исключительной просвещенностью и сугубой деликатностью во всех без исключения национальных вопросах) и российской глубинки (где этих нюансов просто нет, их оттуда не видно, о них не знают, а, значит, впарить туда можно все, что угодно).

И снова в кадре мелькают враги России – польские генералы, Наполеон, потом появятся и австрийцы…

Голос за кадром и текст на экране: «Бросим пожары и бомбы за Днепр и Дон в самое сердце Руси. Возбудим споры и ненависть в русском народе. Русские сами будут рвать себя своими собственными когтями – мы будем расти и крепнуть». Из завещания польского генерала Людвига Мерославского, 1878


Кто такой Людвиг Мерославский сейчас едва ли кто сразу и вспомнит, разве что историк, специализирующийся на этом периоде. Зато сказано громко. Неискушенного зрителя это должно пронять, конечно. Хотя, если подумать – а как еще польский патриот и один из организаторов восстания 1863 года мог относиться к России? Как должны были поляки относиться к России после трех разделов Польши? После того, как Екатерина превратила бывший польский трон в отхожее месте? После карательных экспедиций Суворова? Ведь, живи Александр Васильевич в наше время, он за свои варшавские проделки весь остаток жизни находился бы в розыскном листе международного трибунала. И, наконец, главное: а какое, собственно, отношение, идеи и планы генерала Мерославского имеют к существованию или несуществованию украинского народа? Ну, не любили поляки Российскую Империю – было им, за что ее не любить – так и что с того? Мерославский относился к украинцам не лучше, чем к русским, и стравить их друг с другом считал весьма полезным для Польши.

Но авторы фильма не оставляют зрителю времени думать. Мерославского сменяют на экране Наполеон, генерал Сокольницкий, князь Иосиф Понятовский... Все свалено в кучу и перемешано - все времена, все ситуации, зачастую очень разные, историческая колода тасуется и передергивается прямо перед носом ошарашенного зрителя. Авторы фильма ведут себя нагло, они уверены, что лох все равно не поймет, что его дурят, чего ж стесняться? Пипл схавает!

Здесь надо сказать, что у человека мало-мальски знакомого с обсуждаемым вопросом, и с аргументами сторон, фильм вызывает острейшее чувство дежа вю. Где-то все это уже было… И, точно – было, свое антиукраинское вдохновение авторы черпали в трудах эмигрировавшего в 1943 году в Германию Николая Ульянова, причем, похоже, решительно ничего другого ни об Украине, ни даже об Ульянове не читали. А зря! Можно было бы, к примеру, повнимательнее ознакомиться с биографией самого Ульянова, столь полюбившегося сейчас «российским патриотам» – только читать ее надо внимательно, вникая в мелочи… Многое открылось бы им, многое стало бы понятнее и в самом Ульянове, и в его трудах. Да и труды Ульянова, при внимательном прочтении, не столь уж однозначны – мнение мнением, но как добросовестный историк Ульянов приводит немало фактов, и не все из этих фактов в его мнение так уж легко ложатся – есть там над чем и самому подумать. Но, опять-таки, авторы не ставили себе задачу что-либо понять и побудить зрителя думать. Авторы фильма отрабатывали заказ на «ярость масс» - на внедрение в сознание российского обывателя ненависти к Украине и ко всему украинскому.


Голос за кадром: «Итак – XIX век, весна народов, Европа бурлит, грезит революцией, старая политическая карта трещит по швам, появляются новые империи и страны. Итальянцы, французы, немцы начинают чувствовать самое главное – они именно итальянцы, французы, немцы. И именно такими – итальянскими, французскими, немецкими должны быть их государства»

А украинцы - которых, по фильму нет, нет и еще раз нет! – в это же время взяли, да и почувствовали себя украинцами. И тоже захотели своей - нет, еще не государственности, а чего-то пока еще довольно-таки неопределенного... некоторую автономию, наверное. Вроде бы вполне в духе времени? Разве ж они сами захотели?, - всплескивают руками авторы. - Да нет же, исключительно со сторонней подачи! «Украинца сделали, убив в украинце русского» ,- передергивают они устами писателя Олеся Бузины, специализирующегося на «разоблачении» Тараса Шевченко.

Вот так – одно движение, одна фраза – и в колоду подброшен пятый туз, притом – козырный. Между тем, правды тут ровно столько же, сколько, к примеру, ее могло бы быть в утверждении, что «шотландца сделали, убив в шотландце англичанина». Скажите это в Шотландии – и послушайте, что вам ответят. Проводить аналогичный опыт в Ирландии, которую тоже можно взять в качестве примера, все же не советую – есть риск получить в морду. В Ольстере – тем более.

Кстати - раз уж мы заговорили о времени, когда украинцы почувствовали себя украинцами. Авторы почти полностью обошли в своем фильме, казалось бы, самый выигрышный для них эпизод – Переяславскую Раду. Обошли потому, что при внимательном изучении история «воссоединения Украины с Россией» сильно теряет в романтизме, а на свет вылезают подковерные комбинации всех сторон. Как я уже писал, политика вне морали – но она и вне романтики. Москва переиграла тогда и поляков, и казаков – кинув в итоге и одних, и других. А украинцы, столкнувшись с изнанкой «славянского братства», мало-помалу проникались чувством того, что они все-таки украинцы. Но - не будем торопиться, забегать вперед и уходить слишком далеко в сторону.

Итак – XIX век, весна народов. Тут снова уместно вспомнить уже упоминавшуюся «Историю русов», где эти, витавшие в воздухе идеи о праве каждого народа быть самим собой, и нашли свое отражение относительно народа украинского. Отчасти - в ущерб исторической достоверности, что есть, то есть, «История русов» очень пристрастна. Но только это тот случай, когда завтрашние идеи оказываются выше вчерашних фактов. Идеи уже бродят в умах, они просто еще не нашли себя в четких формулировках, они еще во многом - миф, неясная мечта, и Украины на карте нет. Но есть уже идея Украины, и уже появились те, кто готов был назвать себя украинцем (отказавшись, по утверждению авторов фильма, от имени «русский»). В этом самом месте авторы подкидывают, как в топку, в раскаленное от эмоций сознание зрителя, еще несколько лопат ненависти.

В кадре – статическая картинка: мужчина с усами, оселедцем и серьгой в ухе, в вышиванке, и с перекошенным от злобы лицом. Голос за кадром: «…и не просто украинцем – его эталонным вариантом».

Затем на экране появляется Дмитрий Табачник – доктор исторических наук, директор национального экспертного института Украины. Он депутат Верховной Рады, прикрыт неприкосновенностью, а потому может не стесняться в словах. Он и не стесняется.

«За много лет нахождения под властью абсолютно чужих – и ментально, и национально и религиозно – государств, на Западной Украине сформировался совершенно другой психотип человека. Который готов в глаза соглашаться с хозяином, который готов его хвалить и боготворить и ночью с таким же хладнокровием и усердием перерезать ему горло. Именно поэтому во Львове, в Западной Украине так сильны националистические движения. Различные бредни об исключительности украинцев. Почему, например, на Большой или Надднепрянской Украине никогда не было такого националистического движения? Да потому, что украинский этнос прекрасно реализовывался в условиях поликультурной и полиэтничной Российской империи. Становясь фельдмаршалами, князьями, министрами, председателями Совета министров украинское дворянство, становясь миллионерами и сахарозаводчиками украинское купечество, оно, в общем, никогда не финансировало, не поддерживало агрессивный национализм. А на Западной Украине пределом мечтаний было стать старшим кельнером»

Я намеренно привел всю цитату – она очень показательна, нужно только увидеть в ней основные моменты. Их два: во-первых, вечный подсознательный страх быстро и неправедно разбогатевшего барина: ночью зарежут! Хуже того - спросят, где деньги взял! Во-вторых, неприязнь к людям, которые способны его раскусить – посмотрят в глаза, сочувственно покивают - и пойдут своей дорогой. В этот момент и начинаешь понимать, что корни нынешнего конфликта между Россией и Украиной, его истоки – совсем иные, чем это пытаются представить и авторы фильма, и расхожие пропагандисты. Что и поляки, и австрийцы, и московиты, и гетманы – изменники или освободители, и цари с царицами – благодетели или кровавые тираны - все это, по большому счету, только камни. Окаменевшие исторические…хм… ну, скажем, артефакты, которыми стороны кидаются друг в друга. Что суть конфликта – много глубже, и дело тут даже не в этнических различиях, поскольку немало этнических украинцев занимают в этом споре пророссийскую позицию, а немало этнических русских выступают на стороне Украины.

Поняв это, сам фильм дальше можно уже и не смотреть. Все эти дела давно минувших дней, этот бесконечный набор фактов из которых как из «лего» каждый может выстроить то, что ему захочется - все это имеет к современности весьма слабое отношение. Да, их то и дело поднимают на щит обе противоборствующие стороны – но речь-то на самом деле идет совсем о другом.


Источник





















Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх