,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Имперская КАНЦЕРОКРАТИЯ
  • 11 марта 2010 |
  • 02:03 |
  • Stalker |
  • Просмотров: 81100
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
Деструктивная система (антисистема), злокачественное образование по типу раковой опухоли на общественном уровне, проявляет все свойства рака, логично и стройно описывается в терминах и понятиях онкологии, имеет соответствующие раку прогноз и схожее по принципам лечение. Причиной устойчивых, повторяющихся деструктивных явлений в обществе является системный сбой, такой же, как и у раковых больных – раковая опухоль, будучи антисистемой, встраивается в систему организма и паразитирует там, где связи, отношения между элементами системы (клетками и органами) ослабляются, рвутся, т. е. имеется их отчуждение. Преодоление отчуждения тождественно излечению...


Паспортная часть, имя больного:


Россия. Дебютировала в похожий на сегодняшний вид с завоеваниями хана Батыя в 1238 г. и преобразованием Улуса Джучи Монгольской империи в Золотую Орду; далее с 1376 г. – Московское княжество; с 1547 г. – Русское царство; с 1721 г. – Российская Империя; с 1917г. – РСФСР; с 1922 г. – СССР; с 1991 г. – Российская Федерация.


Жалобы больного:



Безысходное хождение по одному и тому же кругу бед и несчастий: от голода до голода, от войны до войны. Всё, что строится позитивного, существует недолго, быстро разрушается. В любом случае побеждает примитивная рабская организация отношений. Смены вывесок, форм правлений (например: «татаро-монгольского ига» – на московскую монархию, власти царя – на «диктатуру пролетариата», социализма – на демократию) ничего, в сущности, не меняют, а порой только утяжеляют положение людей в России. Восстания, бунты, революции, реформы, перестройки, унеся миллионы жизней и реки крови, оказываются практически бессмысленны.

Вечной нормой российской жизни считается глупость власти, предательство, воровство, преследование всего нового, выдающегося, творческого, индивидуального. Исторически стойко существует отрицательный отбор – государством злостно и безапелляционно стимулируется и продвигается плутовство, холуйство, ложь, стяжательство, мздоимство, двуличность, серость.

Постоянная обреченность на войну, как единственно возможный выход из очередного создавшегося положения. Несмотря на обилие военных побед, человек в России с неизменное повторяемостью оказывается гол как сокол (кроме прочего – на фоне неисчерпаемых природных богатств России), еще и с усиленным экономическим грабежом, тотальным разрушающим воздействием со стороны «собственного» государства, несравнимым с гнетом любых завоевателей.

Периоды «оттепелей» кратки и ненадежны, быстро сменяются тотальным террором государства.

Историческая повторяемость одного и того же, неминуемое возвращение к тому от чего ушли, рождает у больного депрессивную идеологию безысходности, обреченности на несправедливость и неизбежность страданий, ущербное мессианство, нормализацию уныния, покорности судьбе, власти и обстоятельствам, творческую, интеллектуальную и политическую пассивность, различные виды ухода в зависимости, в болезни, в мифологию, в мистику, и т. п.


Краткий диагноз:



Российское государство до сего момента являет собой деструктивную имперскую систему (антисистему), злокачественное образование по типу раковой опухоли на общественном уровне, проявляет все свойства рака, логично и стройно описывается в терминах и понятиях онкологии, имеет соответствующие раку прогноз и схожее по принципам лечение. Причиной устойчивых, повторяющихся деструктивных явлений в российском обществе является системный сбой, такой же, как и у раковых больных – раковая опухоль, будучи антисистемой, встраивается в систему организма и паразитирует там, где связи, отношения между элементами системы (клетками и органами) ослабляются, рвутся, т. е. имеется их отчуждение. Если система – это самоорганизация, порядок дифференцированных элементов, связанных отношениями (идеей), то антисистема – самоорганизация отчужденных недифференцированных элементов, вынужденных, ввиду материальных потребностей, сосуществовать вместе. Преодоление отчуждения тождественно излечению от «злокачественности», т. е. радикальной деструктивности и паразитизма.


Этиология (причины и предпосылки заболевания).



1. Отсутствие единой системы отношений (культуры, системы ценностей) между различными этносами, народностями, удельными княжествами, государственными образованиями, завоеванными Монгольской империей на территории будущей России. Разговоры о добатыевской Руси, как предтече России, государстве, якобы, страдающем раздробленностью, означают, что такого государства на тот момент фактически не было, и его существование преподносится лишь в пропагандистских интересах, скорее всего – чтобы скрыть, что Россия на самом деле является преемницей рабско-колониального Улуса Джучи – Золотой Орды, и в Москву столичная функция перешла не из Киева, а из Сарая. Ничего общего «вертикально» построенная Россия с «плоской» (в современном понимании – конфедеративной) Киевской Русью не имеет, к тому же территориально они не совпадают, по площади несравнимы, этнически различны.

Что касается раковой опухоли, то она как раз возникает там, где есть рассогласование, разобщение, выход из единой системы отношений клеток, структур и процессов организма. Метастазирующие клетки ведут себя почти разумно, как бы «просовываясь» именно туда, где образовываются щели и прорехи в функциональных взаимосвязях.

Еще в древнеримском сенате родилась формула «разделяй и властвуй» (лат. divide et impera), показывающая, что имперско-рабская власть паразитирует именно на раздробленности, распаде, атомизации систем отношений.

2. Насаждение сверху на территориях будущей России церковного православного христианства, исторически рожденного как идеологическую опору империи в Византии. Православие сакрализует светскую власть, которая, якобы, «от бога», а значит вне критики; продвигает идеологию «Священной Державы» (Reichstheologie), как фактически главного поклоняемого идола; обожествляет кесаря-императора, как «божьего помазанника» («помазанник» по-гречески звучит – «христос»).

Завлекающей приманкой в православии является действительно стройное, системное и действенное учение Иисуса Христа. Однако церковная манипулятивная машина переворачивает по сути антиимперскую и антирабскую систему в свою противоположность, превращая христианство в некий эклектический винегрет, подменяя принцип «верю, поскольку истинно» пришедшим из империи принципом «верую, ибо нелепо» (Credo quia absurdum est). Ничего подобного в учении, излагаемом Иисусом Христом в Евангелии, даже близко нет.

Вместо пути к восприятию очевидностей, каковым является учение Христа, церковное христианство наоборот отталкивает воцерковленного от очевидной реальности «здесь и сейчас», внушая, что действительно значимая реальность либо существовала когда-то давным-давно, в стародавние евангельские времена, либо будет в неопределенном будущем, после смерти, а сейчас человек существует в неком переходном, временном, шатком, иллюзорном мире, где достижение состояния блаженства (счастья) в принципе невозможно (Иисус Христос как раз приблизившееся к сегодняшней реальности блаженство, т. е. счастье и проповедовал). В итоге адепт православия превращается в дезориентированного обезволенного зомби, не отличающего правду ото лжи, и которым можно помыкать как угодно, отбирать у него что угодно, и посылать его на смерть ради чего угодно, что империи для своего существования и требуется.

Утрата восприятия очевидностей – это и есть суть отчуждения, идеологической платформы рака, выход из общей системы отношений, отрывающий дорогу деструктивному новообразованию.


Анамнез (историческое течение болезни, не подряд, а только симптоматические моменты).



Активной фазой проникновения «языка» имперской метастазы на территорию будущей России можно, наверное, считать завоевания татаро-монголами Средней Волги в 1229 г.; 1236-1237 гг. – покорение ханом Батыем кипчан, булгар и других народов к востоку от Руси; с 1237 г. – последовательное завоевание княжеств и городов, относимых к Северной Руси (Рязань, Владимир, Суздаль, Торжок, Переслав, Чернигов, Киев и др.); с 1241 г. – разгром татаро-монголами польско-германской армии, захват и разорение городов Венгрии, Богемии, Польши, Хорватии, Словении.

Так улус Джучи (часть монгольской империи, унаследованной сыном Чингисхана и отцом Батыя – ханом Джучи) расчищал себе плацдарм для перерастания из метастазы в самостоятельную раковую опухоль – Золотую Орду. Сформировалась Золотая Орда в 1240 году – когда завоеванные татаро-монголами княжества были обложены данью, – это явление знаковое, и имеет онкологическую параллель.

Отличие раковых клеток от здоровых в том, что они не несут никакой функциональной пользы, но жестко ориентированы на питание. Не пораженные раком клетки и органы различны по своему назначению, дифференцированы, за питание «платят» теми ролями, которые они играют в организме (участвуют в общих процессах, жизнеобеспечении, поставках и обмене веществ, коммуникациях, обработке информации и проч.), т. е. находятся в различных взаимоотношениях, тем самым образуя систему. Раковые же клетки не дифференцированы, стереотипны, никакого внешнего назначения не имеют, в отношения не входят, от всех и вся отталкиваются (анти-отношения), могут только питаться и размножаться. Они не образуют системы, а их популяции существуют в виде гомогенного сборища, антисистемы, паразитирующей на системе, и с нею же борющейся, ее проедающей и, в конце концов, уничтожающей.

В отдельных случаях раковые клетки в тыловых и центральных участках опухоли могут организовываться структуру, напоминающую систему организма (железы, протоки), образовывать подобие здоровой ткани – т. н. «строму». Но при ближайшем изучении оказывается, что это не система, а только ее имитация. Антисистема выстраивается не для автономного полноценного функционирования, а всего лишь для лучшего перераспределения изымаемых из системы ресурсов питания, т. е. в паразитических целях.

Точно такой же псевдоструктурой является имперская «вертикаль» (еще ее называют «пирамидой») власти. Она в принципе не ориентирована на воспроизводство, а лишь на отобрание и перераспределение ресурсов, добываемых, возделываемых и воспроизводимых культурой (от лат. cultura – образование, возделывание, развитие, воспитание, почитание). Культура и имперская антикультура соотносятся между собой точно так же как организм и раковая опухоль – как система и антисистема соответственно, т. е. культура и империя – непримиримые антагонисты, у которых нет и не может быть никакого компромисса. Если культура всегда являет собой уникальную систему (иерархию, шкалу) ценностей, то имперская антикультура держится на стерилизации систем ценностей, синтезе, унификации, что их просто уничтожает (ценности не складываются и не усредняются, это не цифры, никаких «общечеловеческих ценностей» не существует). Империя есть рак государства. Подобно тому, как раковые клетки способны только безудержно делиться и поглощать пищу, так и в империи актуальны только примитивные материальные ценности, причем не обязательно заработанные.

[b]В современном русском языке нашлось точное емкое слово для обозначения ценностей не просто материальных, а именно дармовых, не соотнесенных с приносимой пользой, экспроприированных, отобранных обманным или силовым путем, присвоенных воровством, неадекватными привилегиями, незаработанными преференциями. Все эти смыслы собраны в слове
«халява», которое вполне заслуживает причислению к литературному, поскольку, скорее всего, этимологически многомерно: произошло, возможно, и от индуистского «халава» – ритуального кушанья, раздаваемого прохожим бесплатно; и от русского наречного «халява» – рот, пасть, зев; и от устаревшего названия голенища сапога и дешевых «захалявных книжек», которые носили за голенищем; и от ивритского «халяв» – молоко, якобы когда-то раздаваемое еврейским детям в ешивах Одессы бесплатно. Вытеснение этого слова на жаргонные задворки, несмотря на его уникальный смысл, наверное, вызвано избеганием неприятного осознания того, что «халява» давным-давно является основной ценностью России, ее «национальной идеей», главным стимулом-соблазном представителей имперской антисистемы, которые сами не свои до «халявы», как и их биологическое зеркало – раковые клетки.[/b]

Итак, годом основания Золотой Орды, а заодно и России, наверное, корректно считать 1240 год, год установления дани, т. е. легализации «халявы», манифестации состоявшейся имперской антисистемы как опухоли, а не просто метастазы. Это качественно (точнее – злокачественно) совершенно новое образование. Далее все события в империи (как говорят онкологи – «в зоне инвазии») уже идут в контексте удобства сбора дани: татаро-монголы установили самодержавие (тогда называлось – «ханат»); занялись организацией почтовых трактов; обязали население ямской повинностью; произвели общую перепись населения (начало крепостничества – российского варианта рабства, сохраняющегося в отдельных проявлениях и поныне, например – в институте прописки/регистрации); ввели однообразное военно-административное устройство и податное, а также установили общую для всех русскоязычных областей монету – серебряный рубль.

Для местной знати татаро-монгольское «иго» было безусловным благом. До Орды князь жил как на сковородке: постоянная угроза восстаний черни, смещения его внутренними конкурентами, устраиваемых родственниками и наследниками переворотов, набегов кочевников, хищнического нападения соседних князей. С приходом ханов этот кошмар закончился. Достаточно было проявить холуйскую преданность, чтобы приобрести в Орде ярлык для сбора дани (опять же – основного занятия имперской антисистемы), гарантирующий пожизненные привилегии, силовую защиту от любых посягательств на свою власть от кого бы то ни было, как на святой имперский механизм изъятия дани-халявы.

Мало кто задумывается, что расцветшая в России 90-х годов XX века формула успешного псевдо-бизнеса, основанного не на производстве, а на обмане, состоящая в триединстве «лохи-кидалы-крыша» – это привет из далекой Золотой Орды, где центральная ханская власть «крышевала» князей, выполнявших роль «кидал», а черни, естественно, отводилась роль эксплуатируемых и ограбляемых «лохов». Как и в случае со словом «халява», в отношении понятия «лох» следует заметить, что это слово вполне достойно быть легальным, тем более что оно в литературе уже употреблялось, например поэт Федор Глинка в стихотворении «Дева карельских лесов» (1828) писал: «…лох, добыча жадных» – так называли в Архангельской области неповоротливых глупых переростков рыбы...

Историки часто делают ошибку, считая причиной завоевания территорий будущей России физическую слабость раздробленных княжеств. Это, безусловно, было определяющим фактором на этапе венного грабежа ханом Батыем в ходе походов 1236-41 гг., но там речь может идти лишь об одном из злокачественных проявлений – типа метастазы. И совсем другое проявление рака – сама опухоль, стационарная злокачественная антисистема, т. е. империя. Здесь физическая сила играет вторичную роль. Подобно тому, как здоровая клетка организма перерождается в злокачественную, вдруг обнаружив, что можно вольготно жить, не неся никакой функции, только присоединившись к толпе «халявщиков», так и знать соблазнялась выгодой, которую давал переход в подчинение хану. Князья, если выражаться на языке 90-х, «ставились под крышу», в т. ч. и легендарный Александр Невский, которому Батый писал: «Мне покорились многие народы, неужели ты один не хочешь покориться моей державе? Если хочешь сберечь землю свою, то приходи поклониться мне, и увидишь честь и славу царства моего».

На примере А. Невского воочию можно убедиться, что физическая военная сила, на которую делали ставку, например, шведы, Ливонский и Тевтонский ордена, разбитые войском А. Невского в 1240 г. на р. Неве, и в 1242 г. на Чудском озере соответственно, не могла возыметь того результата, которого добился Батый без единого выстрела простым «крышеванием», в итоге которого А. Невский получил ярлык великого князя, поставленного над всей территорией бывшей Руси. И князь-патриот большую часть времени своего «великого княжения» (7 из 11 лет) провел в Сарае, проявил большое усердие и рвение, совершая карательные экспедиции и подавляя восстания против монгольских переписчиков в Новгороде и других городах, ставших колонией ордынской империи.


Такие мутации из здоровых клеток в раковые, как в случае с А. Невским – перерождения князя-героя в коллаборациониста, конечно, не могли не происходить без протекции церкви – главной и единственной идеологической опоры тогдашнего общества, причислившей впоследствии А. Невского вообще к лику святых.


Церковь же действительный и неоспоримый расцвет получила при татаро-монголах. Это была осознанная политика прародителя Монгольской Империи Чингисхана (1155-1227): «Уважаю и почитаю всех четырех (Будду, Моисея, Иисуса и Магомета) и прошу того, кто из них в правде наибольший, чтобы он стал моим помощником». Иными словами, ханы готовы были поддержать веру хоть в черта с рогами, лишь бы местная религия служила империи. Ничего лучшего, чем православие, представить себе невозможно – это был для ханов просто подарок судьбы. Империя с ее рабством входила как вилка в розетку в среду, подготовленную православной церковью, имперской по своей идеологии. Церковь от язычников татаро-монголов получила невиданные до и после «ига» преференции, империя за верную службу делилась с церковью своей долей «халявы». Ханы выдавали русским митрополитам золотые ярлыки, ставившие церковь в совершенно независимое от княжеской власти положение. Суд, доходы – все это подлежало ведению митрополита, и церковь быстро приобрела материальные средства и земельную собственность.

В 1270 г. хан Менгу-Тимур (?-1282) издал следующий указ: «На Руси да не дерзнет никто посрамлять церквей и обижать митрополитов и подчиненных ему архимандритов, протоиереев, иереев и т. д. Свободными от всех податей и повинностей да будут их города, области, деревни, земли, охоты, ульи, луга, леса, огороды, сады, мельницы и молочные хозяйства… Все это принадлежит Богу, и сами они Божьи. Да помолятся они о нас».

Хан Узбек (?-1342) еще расширил привилегии церкви:
«Все чины православной церкви и все монахи подлежат лишь суду православного митрополита, отнюдь не чиновников Орды и не княжескому суду. Тот, кто ограбит духовное лицо, должен заплатить ему втрое. Кто осмелится издеваться над православной верой или оскорблять церковь, монастырь, часовню, тот подлежит смерти без различия, русский он или монгол. Да чувствует себя русское духовенство свободными слугами Бога».

За ханский протекционизм церковь должна была платить и платила коллаборационизмом, а по-простому – предательством. Вот, например, «Ярлык хана Узбека митрополиту Петру»: «...да пребывает Митрополит в тихом и кротком житии безо всякия голки; да правым сердцем и правою мыслию молит Бога за нас, и за наши жены, и за наши дети, и за наши племя (языческое татаро-монгольское – прим. авт.)... а от соборныя церкви и от Петра Митрополита ни кто же да не взимает, и от их людей и от всего его причта: те бо за нас (язычников – прим. авт.) Бога молят, и нас блюдут, и наше воинство укрепляют... А Попы, и Дьяконы, и причты церковные пожалованы от нас по перьвой нашей грамоте, и стоят молящеся за нас... Так слово наше учинило, и дали есмя Петру Митрополиту грамоту сию крепости ему для, да сию грамоту видяще и слышаще вси людие, и все церкви, и все монастыри, и все причты церковные, да не преслушают его ни в чем, но послушни ему будут, по их закону и по старине, как у них изстари идет. Да пребывает Митрополит правым сердцем, без всякия скорби и без печали, Бога моля о нас и о нашем царстве»…


Такая «симфония» ханского государства, местной знати и православной церкви обрекала народ на безысходное рабство, которое является обратной стороной «халявы», т. е. неизбежным следствием имперского злокачественного уклада общества. Булки с неба не падают и полезные ископаемые сами из земли не выпрыгивают. Чтобы что-то отнимать, нужно это «что-то» вырастить, добыть, произвести, однако имперская «вертикаль» к воспроизводству не приспособлена. Это статичная иерархия, эффективная только на войне, в грабеже, а в мирных условиях являющейся колонией трутней, сплоченных вокруг «халявы», по сути – оккупационной паразитирующей надстройкой. Отсюда и неизбежность подневольного труда и грабежа в империи.

От естественных благ «халява» отличается тем, что ее не зарабатывают, а заслуживают. Идеал «халявщиков» воплотился, например, в генералах Салтыкова-Щедрина, которые ничего делать не умели и не знали никаких слов, кроме: «Примите уверение в совершенном моем почтении и преданности», т. е. от «халявщика» требуется только и только постоянное утверждение в их «халявной» иерархии – демонстрация холуйской преданности начальству, и всё.

Кроме заслуживания, «халяву» также отвоевывают и добывают путем обмана, кражи, причем все эти пути к «халяве» всегда где-то рядом...

Имперская КАНЦЕРОКРАТИЯ

С. Иванов - Баскаки


Имперская КАНЦЕРОКРАТИЯ

С. Иванов - Приезд воеводы


Имперская КАНЦЕРОКРАТИЯ

Продразверстка



Ангажированные историки, творя розовую имперскую мифологию в жандармском ключе, дошли до того, что вообще отрицают рабство в России, доказывая, что российские народы из первобытной общины сразу шагнули в феодализм. Такое стремление избежать проблему рабства понятно, т. к. сказав «А», придется говорить «Б»: если признать золотоордынский уклад как рабство, то что тогда означает такое понятие как «иго»? Не удастся всё свалить на татаро-монголов, неизбежно всплывет, что «освобождение от ига» – это всего лишь идеологический миф. Просто каждая последующая реинкарнация имперского рабства (реставрация раковой опухоли) критикует предыдущую, доказывая, что вот, мол, уж теперь-то вовсе не то, что было раньше, с гнетом покончено, впереди будущее, и «…оно выше всего, что может нарисовать себе самое смелое воображение». Так дистанцировались цари от татаро-монголов, большевики – от царизма, демократы – от коммунистов, тем временем выстраивая ту же самую рабскую схему, только всё более изощренную, каждый раз под новой вывеской. При этом корни неизменно находятся не в предыдущих реальных лиходеях, а в далекой и виртуальной как град Китеж «Святой Руси»…

С какой стати Куликовская битва 1380 г. подается как разгром татаро-монголов, если Дмитрий Донской (1350-1389) присягал на верность законному хану Тохтамышу, выступая против претендующего на звание великого хана самозванца Мамая, и в войске Донского наравне с другими воевали татары? Всё говорит о том, что эта битва, не оставившая, кстати, ни одного артефакта, даже наконечника стрелы, есть примерно то же самое, что и «наведение конституционного порядка» федеральными войсками в Чечне в 1994 г. Т. е. значение победы Дмитрия Донского прямо обратное тому, которое декларируют некоторые историки – укрепление, а не ослабление центральной ханской власти, тем более что победа Донского нисколько не помешала Тохтамышу уже через два года после Куликовской битвы разграбить, сжечь Москву дотла, и спокойно продолжить сбор дани. Действительный полный разгром Тохтамышу и Золотой Орде нанес Тамерлан (1370-1405) в 1391 г., но после чего отвернул от похода по северным колониям, махнув рукой на порядком разграбленные и опустошенные ордынским рабством земли. Однако свято место пусто не бывает, приученность к сбору дани (платили после разгрома Золотой Орды невесть кому еще почти сто лет!) не могла несколько позже не найти нового «халявщика». Не мог не возникнуть новый имперский центр, в более удобном географическом центре колоний – Москве.


Незадолго до того первую попытку переместить столицу из слабеющего далекого Сарая в Москву предпринял Иван Калита (?-1340), внук А. Невского, вор, мздоимец и казнокрад, холуйски вылизавший в Орде, как и дед, ярлык на сбор дани. К. Маркс, например, охарактеризовал И. Калиту как «смесь татарского заплечных дел мастера, лизоблюда и верховного холопа». «Достоинства» Калиты органически естественно предопределили универсальную характеристику для последующих российских правителей, пред одиозностью которых мернут и престыженно отступают татарские ханы, как бы их ни старались демонизировать историки.


Чего стоит фигура Ивана Грозного (1530-1584), окончательно доказавшего, что дело татаро-монголов живет и побеждает – их империя при Иване IV возникла в новой реинкарнации – Московском царстве, формальным отличием которого от Золотой Орды было лишь то, что вместо хана появился царь (этимологически происходящего от древнеримского «кесарь»).
Существенной же разницы никакой не было, это была всё та же имперско-рабская антисистема, рецидив злокачественного деструктивного образования. Такая преемственность предопределила и дальнейшую «уникальность» Российской империи, несколько отличающейся от других: если империи традиционно грабили колонии в пользу метрополии, то в России же получилась «империя наоборот» – так как она была образована на ордынских колониях, те, став как бы метрополией, так и остались разграбляемой кормушкой. Изменилось лишь направление круговорота «халявы» в природе империи – в этом и есть вся самобытность России.


Такое сложившееся само собой российское «ноу-хау» дало уникальные возможности в присоединении к империи новых территорий – вместо военной силы часто использовался подкуп, приглашение окраинных народов и государств к «халявному» пирогу грабежа центральной России. Патриоты зачастую гордятся тем, что Российская империя относительно мало приложила военной силы для своего расширения. Однако умалчивается кто и чем за такие «мирные завоевания» платил, что работала всё та же схема «крышевания», работающая безотказно по сию пору. Например, бесплодно и позорно окончились попытки военных двух рейдов федеральных войск на Чечню 1994-1996 и 1999-2000 годов. Однако что не получилось подчинить силой, то, как всегда легко удалось Москве «халявой» – значительными денежными подарками. Нашелся и свой чеченский Александр Невский, готовый за «ярлык» на сбор дани и практически безграничную власть под «крышей» Москвы держать народ в узде, и подавлять любые попытки бунта против имперского (теперь это называется – «федерального») центра. Чечня, в итоге, получила права и преференции, которые ей бы и не снились, отделись она от России. Всё это, конечно, происходит на фоне традиционной выморочной политики в отношении народов центральной России, которую еще в своё время с успехом восстановил Иван IV после перерыва, данного смертью Золотой Орды, околевшей естественным образом ввиду того, что эта раковая опухоль просто сожрала все ресурсы.

Подобно двум войнам в Чечне Иван Грозный также предпринял, например, два похода на Астрахань (1554 и 1556 гг.), и лишь много позже до него не дошло, что империя держится не на военной силе, а на «халяве», и в конечном итоге занялся возрождением института татаро-монгольских баскаков (от тюркск. – давитель), теперь, в московском ханстве, ставших называться опричниками. «Опричнина» означает то же самое, что «халявщина» – опора империи, прикормленный контингент, занятый отъятием (экспроприацией) и потреблением чужих ресурсов.

Деструктивная роль, которую играет антисистема в жизни действительных представителей культуры, наверное, хорошо видна на примере, скажем, двух несомненных ее носителей, алтайских самородков: артистов Екатерины Савиновой (1926-1970) и Михаила Евдокимова (1957-2005).

Антисистема, антикультура обладает волчьим чутьем на своих врагов, и потому вокруг тех, кто обладает системной ценностной целостностью, создает вакуум, стремится засосать, как в черную дыру, талант и жизнь ненавистного представителя культуры. Такой вакуум образовался вокруг яркой самобытной личности Екатерины Савиновой, которой даже фильм с единственной полноценной ролью – Фроси Бурлаковой («Приходите завтра») не давали спокойно снять чиновники, мотивируя своё сопротивление бездарностью актрисы (???). Отторженность, невостребованность, постоянное давление отталкивающего магнитного поля антикультуры сделали своё дело – актриса была доведеная до тяжкой болезни, и закончила свою жизнь под колесами поезда, как Анна Каренина – литературный персонаж Л.Толстого, тоже доведенная до самоубийства антисистемой, неприемлющей и такое высшее проявление культуры, как любовь.

Так же трагична судьба другого алтайца Михаила Евдокимова, который, вооруженный знанием русской культуры, понимая, что нужно народу, пошел в губернаторы. Он недооценил всей злобной сути и дьявольской силы российской антисистемы, в которой, как в зазеркалье, всё меняется наоборот – что хорошо, то плохо, а что плохо, то хорошо. Губернаторской власти оказалось недостаточно, чтобы сломать антисистему, начали образовываться вакуум, обструкция со стороны чиновничества, М.Евдокимов, не понимая, что происходит, откуда берется эта сила сопротивления, начал нервничать. Закрутила свою воронку катастрофа, которой было уже не избежать. Антисистема убила его, как убивала до этого многих и многих, по негласному обвинению в принадлежности к культуре и бунте против имперской антикультуры...


Статья полностью













Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх