,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Миф о сильной руке
  • 16 декабря 2009 |
  • 23:12 |
  • brauerei |
  • Просмотров: 27669
  • |
  • Комментарии: 8
  • |
0
Диктатура, о которой так много сейчас говорят различные политические и околополитические персонажи, неизбежно должна постучаться в окна маленьких украинцев.

Мол, понятие демократии и демократических ценностей себя изжили, народ соскучился по сильной руке, соскучился по хозяину, который наведет, дескать, порядок в экономике, приструнит зазнавшихся олигархов, «жирующих» в свое удовольствие. Так ли это?

Некоторые эксперты проводят аналогию с нашим северо-восточным соседом. Именно по образу и подобию путинско-медведевского режима, после выборов, в Украине должна выстроиться жесткая вертикаль власти, которая прекратит украинскую смуту. Так ли это?

Лично у меня есть большие сомнения. Все дело в том, что ментальность среднестатистического «державного» россиянина исторически предполагает наличие этой самой жесткой вертикали власти, в образе президента, царя, императора или даже великого князя, который казнит «презлых бояр», но милует «простой народ», дает ему тихую и спокойную «благодать власти».

В Украине, несмотря на 300-летнее нахождение в составе Российской империи, ментальность со времен гетмана Сагайдачного и Богдана Хмельницкого, поменялась мало. Сами украинские поговорки говорят сами за себя: «Серед двох українців три гетьмани». Похоже на сегодняшнюю политическую ситуацию в нашей стране, правда?

Почему так? Ответы в истории. Жители Московии (именно так называлась до Петра I Россия) со времен Ивана III находились в состоянии постоянной войны. Война велась за присоединение к Московскому княжеству окрестных удельных вотчин и создания уже тогда централизованного государства.

Постоянная война требовала высокого мобилизационного ресурса, который был возможен только при наличии жесткой вертикали власти, когда Великий князь отдавал распоряжения покоренным удельным князьям, а те беспрекословно подчинялись, отдавая материальные и людские ресурсы в распоряжение своего сюзерена.

Кроме того, «державная» ментальность россиян во многом обусловлена климатом. Да, более суровый, чем в Украине, с жестокой зимой и неплодородной болотистой местностью, он заставлял жителей Залеской Руси объединяться в общины, в которых первое слово всегда было за старшиной, который распределял добычу, урожай, командовал войском во время войны.

Общины жили в деревнях. Почему в «деревнях»? Потому что среди деревьев, в лесах Московии в то неспокойное время, когда из Дикого Поля в любое время могли прийти воинственные кочевники, было безопаснее.

В Украине же до Екатерины II деревень (сел-деревень, сиречь общин, включая крепостное право) не было. Было хуторное хозяйство. А что такое хутор? Правильно — Хозяин! Сам, на своей, отвоеванной земле сам себе «даю раду». И ни у кого совета на то не спрашиваю.

«Моя хата с краю» — вот основа ментальности украинцев. Исторически сложилось так, что большая часть Украины, в то время когда образовывалось и утверждалось Московское государство, входила в состав Великого Княжества Литовского, а потом Речи Посполитой (дословный перевод — Общее дело), в которой шляхта (украинская, в том числе) никогда беспрекословно короля не слушалась.

Более того, король был выборным. Да, короля Польского Литовского и Руського выбирали из числа «достойных», а не по родству и «божьему изволенью».

Это же касалось и гетманов, которых в Украине выбирали, а не назначали. Если гетман зазнавался или шляхта видела, что он угрожает их вольностям и привилегиям, его могли легко сместить и выбрать нового.

Уже тогда в Украине было множество кланов (партий), которые враждовали между собой за землю, за города, за милость короля, за добычу, привезенную из похода. Ничего не напоминает?

Кучма таки был прав. Украина — не Россия, и диктатор самодержец у нас не приживется — съедят. Если же провести аналогии с известными диктаторами современности и уже присыпанными нафталином времени, то выяснится любопытная деталь — все диктаторы были или есть, искренне любимы своим народом.

Именно эта всепоглощающая народная любовь позволяла этим одиозным личностям прийти к власти, а потом сделать эту власть неограниченной или почти неограниченной. Примеров тому масса.

Вспомним, как безумно радовался народ Рима, когда Нерон устраивал в свою честь многодневные гладиаторские игры, попутно казня «плохих» сенаторов, как кричали люди московские «одобрямс» на Лобном месте, когда поощряли воплями массовые казни Ивана Грозного.

В свое время ждали Наполеона, когда тот шел с армией на Париж из изгнания. Сходили с ума по Гитлеру и Муссолини (до поры до времени, а потом того же, обожаемого Бенито, вместе с супругой, подвесили за ноги на улицах Милана).

Хвалили Пиночета за экономическое чудо, воевали за Франко, искренне любили «отца народов» Сталина, фанатели от пламенного Фиделя, рвали волосы на похоронах Ким Ир Сена и клали под подушку цитатники Мао.

Смешно шаркающий де Голль ведь тоже собирал площади восторженных французов.

В Украине де голлей нет. Потому что «сильная рука», «хозяин» и «кормчий» может появиться на фундаменте сильной идеи. Идея, и ее производная — идеология, позволяет диктатору создать систему власти, опирающуюся на собственный культ личности, который, как мы уже выяснили, базируется, в первую очередь, не на страхе, а на любви.

У нас же политиков не любят. Никогда не любили в Украине власть. И не будут любить. Нет основы для любви. Наши мелкотравчатые «политики» не способны сгенерировать общенациональную идею, которая бы сплотила Украину.

Все свои способности наши «государственные» мужи направляют на то, что получается у них лучше всего, а именно, на взаимные обвинения, грызню за полномочия, за земельные участки и заводы, компроматы, драки в сессионном зале и всепоглощающий популизм, адресованный к маргинальным слоям населения.

Разве может на этой депрессивной почве появиться государственный деятель, а не временщик, заботящийся о пополнении оффшорных счетов? Практически все известные истории представители «сильной руки» — выходцы из касты воинов, то есть бывшие или действующие военные.

В каком состоянии находятся украинские вооруженные силы, даже не хочется говорить. Откуда возьмутся «черные полковники», если офицеры живут на нищенскую зарплату, и, стесняясь на улице носить военную форму?

У нас в Украине при власти другая каста — торгаши, а, как известно, даже при одиозном Иване Грозном купцы считались сословием «неверным» и «на руку нечистым».

Так что как говорится, кого уж избрали… терпите.

И самое важное, на мой взгляд. Украина разная. Разной ее, вопреки распространенному мнению, сделала не история, а все те же наши политиканы.

Своим дешевым популизмом и жаждой власти.

Тем самым две основные фигуры будущих президентских выборов, так желающие безраздельно поруководить «сильной рукой», сослужили себе плохую службу. В Украине нельзя быть любимым одновременно в Севастополе и Тернополе, а диктатора любимого наполовину не бывает.

Да и кланы политические в Украине слишком уж равны в своих ресурсах. Никто из «отцов» отечественных ФПГ не заинтересован в едином командном центре.

Все слишком хорошо знают, чем это может кончиться на примере того же Ходорковского, Гусинского и прочих березовских.

Новоиспеченного украинского пиночета ждет незавидная участь: диктатора из него (нее) не выйдет, только бардака в стране станет больше. Что в этом случае ждет нас?

Сами знаете — наш исторический вид «спорта» — это выборы! Как говорил Уинстон Черчилль (сам, кстати, в душе большой диктатор): «демократия — наихудшая форма правления, но другие еще хуже!».
Link



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх