,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


"Речь идет не о кризисе экономики, а о будущем этой системы…"
0
Интервью для сайта dialogs.org.ua. Дано для рубрики "Человеческий капитал в топке экономического кризиса"

Похоже на то, что настроение мировых масс-медиа, рассказывающих нам то о антикризисном саммите «Большой восьмерки», то о собрании в Давосе, становятся все более мрачным, что странно контрастирует с украинскими СМИ, несмотря на то, что в нашей стране положение никак не лучше, чем во Франции или Греции. Каковы те угрозы и конфликты, с которыми мы можем скоро столкнуться?

В разворачивающемся во всю кризисе я вижу тенденции, связанные не с обычной дестабилизацией конкурентных рынков, а тенденции весьма и весьма взрывоопасные. Причем ожидаемый социальный взрыв будет не просто всплеском недовольства в какой-то одной сфере, а взрывом сразу по многим направлениям, напрямую между собой даже и не связанным. Безусловно, наиболее серьезный обостряющийся конфликт – социально-классовый. Совершенно очевидно, что противоречия наемного труда и капитала в условиях кризиса, безработицы, нулевых доходов государственного бюджета, резко обостряются.

То, что мы видим уже сегодня – как то захват рабочими отдельных предприятий (Херсонский машиностроительный завод) или ситуация на заводе имени Малышева в Харькове, Винницком керамзитном заводе и на многих других предприятиях - это только «цветочки».

Кроме традиционного пролетарского сегмента рабочих промышленных предприятий, возникает и новое явление украинской действительности – т.н. «бывший средний класс» из числа подвергшихся массовым увольнениям банковских служащих, например, а также рекламных агентств, агентств недвижимости и т.п. Нетрудно себе представить настроения людей, которые до недавних пор получали стабильную и высокую зарплату и вдруг остались без средств к существованию. Причем найти работу с их навыками и их образованием сейчас в условиях кризиса практически невозможно. Это даже не пролетаризация бывших членов «среднего класса», а их полное деклассирование, перевод в маргинальное существование безработного. Это очень тяжелый удар по их психике и самооценке, поскольку они успели привыкнуть к определенным стандартам жизни, к довольно высокому социальному статусу. И таких людей с каждым днем становится все больше – а это значит, что «точка бифуркации», социальный взрыв может произойти гораздо быстрее, чем это кажется многим.

Кроме основной социальной составляющей, есть и очевидные признаки геополитической дестабилизации. Мы видим очевидное нарастание сепаратистских настроений в Крыму, в Закарпатье, и всем хорошо известно, что есть внешние силы, которые хорошо спонсируют подогрев таких настроений. Наблюдается кризис целеполагания и у правящих в Украине буржуазных политических элит, которые не просто методично расшатывают «лодку украинской государственности», а в надежде достичь полной монополии у власти ежеминутно и методично пробивают в ее дне очередные дыры. Вспомним только недавнюю попытку отключения от газоснабжения Донецка и ряда других городов… Однако логика текущего фехтования затмевает остатки стратегической логики, указывающей не невозможность получения полной монополии в стране. Так, например, Блок Юлии Тимошенко, наконец, получил частичный контроль над Генпрокуратурой, но, все равно, у Президента остается достаточно средств и рычагов власти, чтобы не только эффективно сопротивляться, но и контратаковать своих политических оппонентов. В случае продолжения и развития данной ситуации обе правящие элиты рискуют пойти на дно…

По моему мнению, в последнее время соперничающими сторонами был предпринят ряд очень неоднозначных, если не сказать - опасных, шагов. Например, был активно начат либо возобновлен ряд политтехнологических проектов, имитирующих активность якобы «снизу». При этом все выглядит совершенно прозрачно - кто из них по кому бьет и против кого электорально направлен. Как грибы растут и мощно финансово закачиваются проекты - «Солидарность», «Геть усіх», тягнибоковская «Свобода» и т.п.

Что не учитывают политтехнологические заказчики создания таких псевдонизовых движений - в условиях продолжающегося раскачивания мейнстримовой политической «лодки» и буквально накануне социального взрыва - всегда есть опасность потери управляемости и контролируемости над создаваемым проектом, опасность того, что он будет в один прекрасный момент всеобщего замешательства перекуплен и направлен против самих своих создателей. И, что также вполне вероятно, - получит неожиданную поддержку «снизу» и выйдет за отведенные ему политтехнологические рамки.

Раскачивание политической лодки и бомбардировка всего государственного организма разрушительными снарядами разной мощности, подогрев недовольства разных социальных и региональных групп может вернуть Украину в то опасное состояние, из которого она вряд ли она уже выйдет… состояние территории, где разворачивается гуманитарная катастрофа и гражданская война.

Те заявления министра внутренних дел о том, что власти будут действовать жестко, могут сработать только в отношении людей легковерных, не понимающих всей глубины происходящего, а также тех, кого кризис еще не затронул. Для работников промышленных гигантов, где работают десятки тысяч рабочих - сотня омоновцев Луценко – не преграда. Да и как поведет себя сам ОМОН в условиях разворачивания реального радикального социального движения?

Хочу напомнить о событиях во Владивостоке, где против демонстрантов были брошены силы местного отряда ОМОН, который, фактически, отказался выполнять приказ по разгону своих поднявшихся на борьбу земляков. Российским властям пришлось срочно перебрасывать спецподразделения из Москвы. Из этого можно сделать вывод, что когда силы правопорядка разделяют социальные или региональные интересы и чаяния протестующих, то задача самосохранения политического режима резко осложняется. Тем более что Внутренние войска МВД (в купе со спецподразделениями СБУ) по-прежнему подчиняются не министру Луценко, а лично Президенту и монополии на применение силы подразделений спецслужб у конкурирующих сторон нет.

Каковы могут быть дальнейшие потери украинского общества в отношении социальных прав и гарантий в ходе дальнейшего обострения кризиса?

Потери уже в ближайшее время могут быть весьма тяжелыми. То социальное законодательство, которое у нас сейчас есть, во многом является наследием Советского Союза, то есть, в целом, уровень социальных гарантий в нем довольно высок. И Земельный кодекс, и Жилищный кодекс, и Кодекс законов о труде, так или иначе, не стоят в стороне от интересов людей наемного труда и малообеспеченных слоев населения.

Разумеется, при обострении кризиса правящие политические круги будут стремиться переложить его тяжесть на население, причем на наименее обеспеченные слои. Собственно, это они всегда и делали. Однако сейчас они будут делать это с особой жесткостью. В чем я убежден, так это в том, что реализовать все свои желания, идя по пути «шоковой терапии», властям на Украине не удастся. Эта попытка приведет к такому социальному взрыву, который сметет все на своем пути.

В так называемом «антикризисном пакете» правительственных мер, которые предлагались парламенту, одним из первых законов предлагалось принятие нового Трудового кодекса. Но какого? Его единственная задача, как выяснилось – облегчить жизнь работодателю, повысив «гибкость рынка труда», как это называется на Западе, то есть дать возможность легче увольнять людей и меньше им платить. Существующее законодательство не позволяет уволить сотрудника без согласия профкома. Отмена одного лишь этого положения дает администрации возможность массовых локаутов, блокирования забастовок, увольнения неугодных профсоюзных активистов. Все положения, защищающие права людей наемного труда, из законопроекта убраны. Пока что проект Трудового кодекса был принят лишь в первом чтении. Причем мы увидели трогательное единство правящих элит: за закон проголосовали и его формальные разработчики «регионалы», и БЮТ, и блок Литвина, и НУ-НС. Воздержались лишь коммунисты. Все буржуазные элиты, несмотря на ожесточенное противостояние между собой, оказались едины в своих классовых интересах.

Более того, давайте обратим наше внимание на то, что Ассоциацию работодателей Украины возглавляет господин Бойко, член парламентской фракции Партии Регионов. Его визави со стороны профсоюзов – господин Хара, тоже член фракции Партии Регионов. В западной Европе такая ситуация абсолютно невозможна! Не соблюдена даже видимость приличия…

Очевидно, что это означает и перспективу раскола - или трансформации не только правящей верхушки, но и самих профсоюзов…

Естественно, это ждет и профсоюзы, поскольку сепаратные договоренности с боссами верхушки официальных желтых профсоюзов на каждом отдельном предприятии вообще мало что значат для трудовых коллективов. Возьмем Херсонский машиностроительный завод. Рабочие захватили завод, избрали Совет трудового коллектива, создали независимый профсоюз в условиях, когда авторитет официального профсоюза был равен нулю, и он справедливо считался рабочими неким придатком администрации. Какой смыл идти в официальный профком, когда зарплату не платят уже 4-5 месяцев? А когда некоторые все же пошли, то им предложили сходить на митинг Партии Регионов и обратиться лично к Виктору Федоровичу, чтобы он «поспособствовал». Уверен, что в ближайшее время в профсоюзном движении Украины будут наблюдаться очень существенные перемены.

Кто в Украине в состоянии взять на себя ответственность за выход страны из кризиса и спасение ее населения от полного разложения социальной ткани? Где могут быть те «центры кристаллизации» новой социальной ткани, восстановления доверия между людьми и институтами власти?

Очень интересный, глубокий и непростой вопрос. Те силы, которые могли бы предложить исчерпывающую, комплексную программу оздоровления общества и экономики – я, разумеется, говорю о подлинно левых силах, поскольку правые фактически исчерпали свой идейный потенциал - на Украине еще только зарождаются. Уже существующие силы, в том числе и «старые левые», либо подлежат реформированию, либо «творческому разрушению». То новое левое движение, которое сейчас зарождается, могло бы вполне реально предложить некоторые нетрадиционные для существующих элит пути выхода из кризиса, однако объективная слабость нового левого движения не позволяет ему взять на себя в этой ситуации всю полноту ответственности за спасение ситуации. Оно не у власти, и еще какое-то время, скажем так, не будет у власти.

Что касается тех сил, что стоят у руля государства, то они готовы взять на себя ответственность при двух условиях: полная монополия на все ветви власти в стране и неограниченный кредит доверия. При этом абсолютно ясно, что в условиях плюралистичной буржуазной демократии такая ситуация нереалистична. Ясен и подтекст таких требований: все важнейшие игроки украинской политики стремятся к диктатуре. Однако еще вопрос – способна ли даже жесткая буржуазная диктатура решить проблемы, поставленные перед нами кризисом? Действительно, она может решить целый ряд вопросов, во всяком случае, попытаться подавить социальные движения, загнать недовольство людей вглубь, «на кухню». Но на что она точно не способна, так это решить макроэкономические задачи, особенно с учетом глобального характера кризиса и крайней коррумпированности всей административной машины в Украине.


Те проблемы, с которыми сегодня мы сталкиваемся – рост безработицы, невыдача депозитов, характерны для многих стран, в том числе тех, где есть гражданское общество и традиции организованного давления на правительство. Как это может повлиять на события в нашей стране?

На глобальный кризис должен быть и глобальный ответ, и вопрос в том, как кризис будет разрешен в общемировом масштабе? Сейчас наблюдается радикализация левого движения в Европе. Радикализируются традиционные социал-демократы и особенно «объединенные левые Европы», налицо очередная волна радикализации движения «зеленых». Это не может не оказать влияния на Украину, особенно в контексте общеевропейского интеграционного процесса. В Греции мы увидели, как реальное и массовое низовое движение студентов, фактически, оказалось поддержано рядом крупнейших профсоюзов этой страны, что заставило очень многих людей задуматься над поиском альтернативы существующему социальному и экономическому устройству. Начались массовые волнения во Франции, в других странах. Массовые увольнения в эпоху кризиса только усилят эти движения критической массой вмиг маргинализированных пролетариев, грозя правящим элитам социальным взрывом, подобного которому они еще просто не видели.

Идет процесс, пока еще недооцененный аналитиками: массовый отказ мировой периферии от американоцентризма. Возникают региональные инициативы в целях самовыживания широких народных масс, например, инициативы Чавеса в Венесуэле, вызывающие растущее раздражение Вашингтона, который, однако, ничего пока не может поделать с «полевением» Южной Америки. Попытки самоорганизации наблюдаются даже в Африке, где по инициативе Ливийской Джамахирии и ее лидера Муаммара Каддафи пытаются создать нечто вроде африканского Евросоюза. С каждым годом все больше африканских лидеров соглашаются с тем, что надо создавать альтернативу существующему мировому порядку, искать выход из тупика неолиберальной парадигмы. Кроме того, существенно уменьшаются и возможности правящих кругов Европы и США гасить возникающие внутренние беспорядки, поскольку снижаются их доходы – а с ними и ресурсы «пожаротушения». Вспомним о том, во что обошлось правительству Тэтчер в 80-е годы задавить протесты по поводу закрытия шахт – ведь каждому уволенному шахтеру выложили круглую сумму порядка совокупного заработка за несколько лет. Помимо этого были развернуты программы переобучения.

То было относительно благополучное время для европейского капитала, но сейчас, когда работу в Европе в эпоху глобального кризиса теряют не десять тысяч шахтеров, а миллионы людей, а остальные затягивают пояса, подобное невозможно даже в принципе, а уж тем более в Украине. Никаких социальных стабилизационных фондов у нас нет, людей просто выбрасывают с предприятий. Целые города на востоке Украины являются монопрофильными и сейчас безработица начинает там просто зашкаливать. Люди остаются просто без средств существования. Например, такое положение сегодня в Мариуполе. Люди пока перебиваются, но когда закончится традиционно выручающая картошка и за неуплату отключат газ, свет и воду, народным массам ничего не останется, как выходить с протестами на улицу. При этом свои местные олигархи им не менее ненавистны, чем какие-то абстрактные «засевшие в Киеве» «бандеровцы»…

Учитывая то, что подобное происходит отнюдь не только в одной Украине, а и во всем мире, то под вопрос может быть поставлена не только судьба нынешних политических элит, украинской государственности, но и само будущее капитализма…

Беседу вел Андрей Маклаков

http://dialogs.org.ua/dialog.php?id=93&op_id=1473#1473



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх