,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


От G8 к G20 - укрепление неолиберального консенсуса
0
От G8 к G20 - укрепление неолиберального консенсуса
Написал Борис Кагарлицкий

Саммит в Питтсбурге не принес сенсаций. Их, впрочем, и не ожидали. По сравнению с прошлым разом встреча "группы двадцати" в Питтсбурге отличалась крайней декларативностью и нежеланием говорить на конкретные темы, от ответа на которые хоть что-то может измениться.



Раньше договаривались о деньгах. Определяли, сколько примерно денег будет потрачено и согласовывали планы дальнейших действий. Сделать это было несложно, поскольку серьезных разногласий ни по одному вопросу не было.

На сей раз подвели итоги проведенной работы, похвалили себя и друг друга, повторив лишний раз, что удалось стабилизировать ситуацию, но и предупредили, о необходимости продолжать работу - кризис еще не кончился.

"Чтоб это нам сказать, не стоило вставать из гроба"...

Ни однообразные встречи международного начальства, ни ставшие уже дежурными и столь же привычными массовые протесты, сопровождающие эти встречи, ничего нового нам не дают и даже не вызывают особого интереса публики.

Если отбросить в сторону риторику и общие слова о создании здоровых основ для экономического роста (эти речи практически без изменений повторяются государственными деятелями на протяжении последних 60 лет), итоги саммита можно свести к двум пунктам. Во-первых, "большая двадцадка" потеснила "большую восьмерку", а во-вторых, перераспределены квоты участников международных финансовых институтов. Отныне Запад будет иметь в Международном валютном фонде и Всемирном банке немного меньше голосов, а все остальные страны - чуть больше.

Возможно, некоторое время назад подобные решения имели бы некоторый смысл. Однако сейчас они не значат ровным счетом ничего. И именно поэтому они были приняты.



В 60-е или 70-е годы, когда бывшие колониальные страны выступали за новый мировой порядок, за радикальный пересмотр всей системы глобальной торговли и международного разделения труда, перераспределение голосов в рамках международных финансовых институтов теоретически могло бы что-то значить. Но сегодня между политикой и идеологий различных правительств, входящих в "группу двадцати", нет никакой принципиальной разницы, они едины в поддержке неолиберального подхода к экономике, убеждены в необходимости любой ценой сохранить сложившийся порядок. За прошедшие 20 лет в развивающихся и бывших коммунистических странах сформировались новые элиты, которые полностью разделяют идеи и интересы своих западных партнеров. Даже больше того, они, как и положено новообращенным, оказались "большими католиками, чем сам папа". Если на Западе готовы хотя бы обсудить, какие-то нововведения, то лидеры остального мира стоят на незыблемых консервативных позициях, не допуская даже мысли об иных подходах и правилах. Да, все дружно говорят о более активном регулировании. Но что собираются регулировать? Те самые экономические процессы, которые и являются причиной кризиса.

Показательно, что долго обсуждая распределение голосов в МВФ и Всемирном банке, мировые лидеры даже мельком не затронули вопрос о целях и задачи их деятельности, о принципах, которыми эти учреждения руководствуются. С этими принципами все согласны. Правительства и элиты стран "мировой периферии" сами являются не только сторонниками неолиберальной идеологии, они представляют собой продукт этой политики. Отказ от нее равнозначен для них отказу от самих себя.

Существующая система их во всем устраивает. Они не хотят перемен и боятся их. С другой стороны, они еще менее, чем лидеры Запада, подвержены давлению общественности, их куда меньше волнует мнение собственных граждан. Поэтому "двадцадка" оказывается даже консервативнее "восьмерки".

Меры, которые обсуждаются сегодня, в строгом смысле даже нельзя назвать реформами, хотя это набившее оскомину слово все без устали повторяют. По существу речь идет о разных способах защиты и укрепления нынешнего порядка и о том, что делать, дабы не допустить каких-либо перемен. Нежелание перемен как раз и является базовым консенсусом, на основе которого строится работа - как "группы 8", так и "группы 20". Поэтому количество и состав участников никак не влияет на итоги встреч. Постепенный переход от "восьмерки" к "двадцадке" становится возможным и необходимым именно потому, что делая эти встречи более представительными и легитимными, изменение формулы не меняет их целей, смысла и результатов.

Суть дискуссий "двадцадки" состоит в том, как предотвратить глобальные экономические и социальные перемены. Делать что-то приходится просто потому, что старый порядок разрушается на глазах. Однако даже при такой постановке вопроса собравшиеся политики неспособны предложить что-то определенное.

Экономический консерватизм оборачивается страхом перед реальностью. В настоящий момент смягчение кризиса вызвано лишь огромными государственными расходами, и как только вливание триллионов казенных средств в мировую экономику прекратится, все начнется сначала. Но с другой стороны, бесконечное расходование денег не только не решает стратегических проблем, но и грозит потерей контроля. Деньги постепенно теряют цену, финансовая нестабильность, на которую все дружно сетуют, вызвана прежде всего необходимостью тратить государственные ресурсы на поддержание частного бизнеса, который, привыкая к паразитическому существованию, становится все менее эффективным, что, в конечном счете, углубляет кризис.

Вопрос о введении новой мировой резервной валюты даже не стали обсуждать - и правильно сделали. Как бы ни назывались бумажки, с помощью которых пытаются преодолеть кризис, избранный курс ведет в тупик.

Как решать эту, главную проблему никто из лидеров "группы двадцати" не знает, а потому от нее и уклонились, предпочитая обсуждать распределение голосов в Международном Валютном Фонде или Всемирном банке. Гора родила мышь.

Увы, нерешенные вопросы все равно напомнят о себе самым жестоким образом, в виде неминуемой новой волны кризиса, которую можно отсрочить, но не предотвратить. Красивые слова политиков могут успокоить доверчивую публику, но они не могут изменить реальное положение дел.



Свободный мир



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх