,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Александр Лебедев: «О патриотизме вспоминают тогда, когда проворовались»
0
Александр Лебедев: «О патриотизме вспоминают тогда, когда проворовались»

— Во-первых, хочу подчеркнуть исключительно важную и для многих не совсем заметную роль, которую Виктор Степанович сыграл в последние годы в том, что российско-украинские отношения не попали в руки экстремистов как с одной, так и с другой стороны.

Его политический и хозяйственный опыт и личный авторитет обеспечивали тот уровень коммуникации и доверительного общения, который был единственно возможным в условиях, когда амбиции и эмоции многих, желающих порулить на дорожной карте российско-украинского цивилизационного пространства, доминировали и над геополитической логикой, и над здравым смыслом.

Не буду комментировать возможные кандидатуры его преемника, поскольку уже ранее высказывался по этому вопросу. Могу только подчеркнуть исключительную сложность задач, которые встанут перед новым российским послом.

Во-первых, происходит перезагрузка российско-американских отношений. И визит Барака Обамы в Москву, запланированный на июль, позволит определить новые геополитические тренды, с которыми придется считаться ведущим украинским политикам. Думаю, что именно тогда и будут определяться не столько персоны в российском и американском посольствах в Киеве, сколько широта стоящих перед ними задач.

Во-вторых, новому российскому (как и американскому) послу придется приступать к работе в условиях фактически стартовавшей президентской кампании в Украине. Тот факт, что Янукович и Тимошенко не договорились о создании широкой коалиции, говорит о том, что борьба будет исключительно острой, с очень разноликим составом участников. А это всегда увеличивает уязвимость от внешних дестабилизирующих факторов.

В-третьих, по мнению многих аналитиков, в ближайшее время мировую экономику может ожидать вторая волна глобального кризиса, которая потребует от дипломатов разных государств согласованных и ответственных решений.

Что же касается моей персоны, то за последние годы я достаточно убедительно показал, как социально ответственный бизнес может способствовать укреплению российско-украинского взаимопонимания, дополняя дипломатические и межгосударственные форматы. Когда бывает обидно не за себя, а за державы — как за российскую, так и за украинскую, — то вопросы финансов, экономической выгоды отходят на второй план.

Именно в этом аспекте у бизнеса возможностей намного больше, чем у дипломатов.

— Развивая эту тему, хочу обратить внимание на то, как в мае 2009 г. вы организовали в Крыму Вторые ялтинские чтения с участием очень серьезных ученых и политиков разных стран. В российских и украинских СМИ их содержательная тематика практически не обсуждалась. Как получилось, что основной резонанс вызвало участие в этом мероприятии Арсения Яценюка?

— В нашем пансионате «Море» мы уже не первый раз собираем серьезных ученых для дискуссий по важнейшим проблемам современности. Это своего рода пилотные проекты, направленные на подготовку того цивилизационного диалога, который мы называем Крымским Давосом.

На этот раз мы обсуждали глобальные проблемы в контексте экономического кризиса и российско-украинских отношений.

Мы направляли приглашения широкому спектру украинских политиков. Однако только Яценюк согласился принять участие в наших дискуссиях.

Хорошо понимая законы и российского, и украинского медиапространства, я не удивился тому, что меня сразу же начали обвинять в попытке лоббирования его политической силы.

— Сейчас в Украине полным ходом идет подготовка к президентским выборам. Депутаты определяются со сроками их проведения, постепенно формируется предварительный состав участников. Каковы ваши прогнозы и политические предпочтения?

— Мое постоянное внимание к событиям в Украине ни для кого не является секретом. И дело не только в том, что мне небезразлична судьба сотен миллионов долларов, которые я инвестировал за последние годы в украинскую экономику.

Политические процессы, происходящие в Украине, накладывают очень серьезный отпечаток на российскую внутриполитическую атмосферу.

Российский бюрократ черпает в украинском политическом хаосе источник своего авторитарного креатива.

Те лидеры киевского Майдана, которые разменяли уникальный исторический шанс народной поддержки на борьбу за чужую собственность, несут ответственность не только перед украинским народом.

Будучи российским гражданином, я никогда не участвовал и не буду участвовать в каких-либо политических проектах в Украине. Единственная моя миссия — содействовать расширению дискуссионной площадки для различных сил зарождающегося гражданского общества.

Именно в этом контексте я и занимаюсь разработкой концепции Новоялтинской инициативы.

Я поддерживал отношения с Леонидом Кучмой и когда он был президентом, и когда он стал простым гражданином и общение с ним перестало быть предметом политической моды или экономической выгоды.

В марте 2009 г. в Киеве я встречался с Кравчуком уже как с человеком, который имел политическое мужество по своей инициативе пойти на досрочные президентские выборы и с достоинством выслушать вердикт украинского народа.

Я помню Виктора Ющенко в качестве банкира. Мне и моим коллегам пришлось на себе ощутить последствия его президентства. Боюсь ошибиться, но думаю, что окажусь одним из немногих, кто готов будет принимать Ющенко просто как гражданина в рамках политических дискуссий Крымского Давоса.

«Любимые друзья» Майдана уже слегка подзабыли, как свои планы дележа чужой собственности они строили в том числе и в арендованном у моих фирм офисе на ул. Владимирской. По иронии политической судьбы я стал одним из первых объектов их «революционных» притязаний.

Пусть это остается на их совести. Ведь президент, каким бы он в итоге ни стал, — это всегда выбор народа, и народ разделяет с ним меру будущей ответственности за свою судьбу.

По моему мнению, главное право народа — это право изменить свой выбор, и политикам должно хватать мужества, чтобы это осознать.

Мне трудно сказать, руководствовались ли Янукович и Тимошенко этими аргументами, подписывая очередной приговор «широкой коалиции», но полагаю, что это право за украинским народом пока что сохраняется. Будет ли оно реализовано — это уже другой вопрос.

— Развивая вашу мысль, можно предположить, что такого права российские избиратели г. Сочи в апреле этого года были попросту лишены. То, что местная власть сняла вас как кандидата в мэры будущей олимпийской столицы 2014 года с избирательной гонки, — это боязнь открытой конкуренции в южной столице России?

—Речь действительно шла о конкуренции совершенно конкретных программ.

Когда я показывал, как буду строить в регионе доступное жилье; как предлагаю заключать публичные договора с избирателями; как буду формировать прозрачный городской бюджет с помощью муниципального интернет-портала и осуществлять с помощью веб-камер круглосуточный мониторинг строительства ключевых олимпийских объектов, то мне не могли ответить так, как Борису Немцову. Его обвинили в том, что он собирался продать нашу Олимпиаду ненашим южным корейцам.

Грузинские шпионы с украинскими паспортами и явками в интернет-кафе — это было бы политически смешно, если бы вполне серьезно не отражало вершину социального избирательного креатива моих кубанских политических оппонентов.

Кстати, многие идеи своей предвыборной программы я взял в том числе из наиболее интересных и конкретных украинских предвыборных муниципальных проектов. Поэтому, пользуясь случаем, хочу поблагодарить их разработчиков за очень интересные и современные идеи.

В последнее время мы все чаще вспоминаем, что главные беды России — это дураки и дороги. К сожалению, власть это замечает только тогда, когда местная дурь становится глобальной и сопоставимой по своим размерам только с российским бездорожьем.

Самый поучительный пример такого рода был недавно в Ленинградской области, когда лишившиеся работы и забастовавшие жители города Пикалево перекрыли федеральную автотрассу и гигантская пробка сравнилась по своим размерам с Украиной.

Чтобы решить эту проблему, специально прилетал Путин. Лечить решили радикально, с помощью национализации. Кому это должно помочь: жителям города или олигархам, свалившим все на кризис, — вопрос отнесем в разряд риторических.

Фамилия олигарха в особых рекомендациях не нуждается. Еще в прошлом году он гордо возглавлял российский список Forbes, из которого меня исключили за нежелание платить взносы на олигархический корпоратив...

— Мировой финансовый кризис ударил не только по экономике, но и по СМИ. Большинство медийных проектов стало убыточным. Потеря материальной независимости грозит драматически отразиться на свободе слова.

Возвращение государства в экономику сопровождается нарастанием тоталитарных тенденций в политической сфере. Насколько необратим этот процесс?

— Это очень тревожная тенденция последнего времени. Причем она не имеет границ. Мне как одному из учредителей «Новой газеты» и владельцу London Evening Standard приходится сталкиваться с этой проблемой и в Москве, и в Лондоне.

А ведь речь идет об очень серьезных и авторитетных изданиях, которые выполняют важнейшую социальную миссию и не должны оставаться один на один с жестокими рыночными реалиями. Тем более в условиях глобального кризиса.

Я последние годы активно поддерживал творческий и мужественный коллектив «Новой газеты», нашедшей свой формат борьбы с беззаконием, которое, увы, продолжает оставаться неистребимой частью противоречивых реальностей современной России.

В мае мы начали в Лондоне ребрендинг одной из старейших европейских газет, которая выходит с 1827 г. Мы не просто изменили ее название, добавив к Evening Standard название английской столицы.

Произошли изменения в редколлегии, начался новый диалог с читателем. Я на три года гарантирую лондонским журналистам свою финансовую поддержку, и мы надеемся за это время сообща построить новую и окупаемую медийную модель, способную конкурировать в главном финансовом центре мира.

— Проблемы, которые возникли в последнее время в медиасообщстве, вызваны не только глобальным экономическим кризисом. Существенно изменилось соотношение между телевидением, печатными изданиями, интернетом и их ролью в доставке информационных потоков потребителю. Насколько вы учитываете эти тренды в своих инвестиционных планах?

— Действительно, в последнее десятилетие происходит радикальное перераспределение роли и влияния различных медийных платформ.

Телевидение достигло максимума своего влияния (чуть больше 80% формирования взглядов аудитории) в самом начале XXI века, и в последние годы его роль начинает постепенно снижаться.

В прошлом году интернет-мессиджи по своей значимости сравнялись с влиянием печатных СМИ где-то в районе 40—45%-ной отметки. И сейчас мы наблюдаем ускорение динамики их устойчивого роста.

Что касается радио, то его аудитория существенно ниже, но более устойчива.

Поэтому я не ограничиваю свое внимание только сферой печатных медиа, о которых говорилось выше. Мы обсуждаем сейчас вопрос о запуске нового разговорного радио в формате бизнес-FM в Москве, поскольку правильное понимание причин и перспектив выхода из кризиса волнует очень многих.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх