,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Неолиберализм — дорога на обочину Часть 2-я. Кризис, который давно с тобой
0
Неолиберализм — дорога на обочину Часть 2-я. Кризис, который давно с тобой

Неолиберализм — это когда на огороде сорнякам и культурным растениям даются одинаковые права. Когда сорняки займут весь участок — неолибералы объявят, что владелец участка ленив и глуп от природы и надо этот участок у него отобрать. И передать «культурному европейцу», который быстро истребит сорняки. Новым сорнякам прав, конечно, не дадут уже никаких. И посеют то, что им нужно — например рапс.

Кто-то из читателей «2000» на нашем интернет-форуме привел это любопытное сравнение, комментируя первую часть этой статьи.

Да, миром во все времена правят живые люди, группы, субъекты. Но субъектами правят идеологии.

Идеологии сплачивали миллионы частных интересов в настоящее цунами исторических масштабов. Часто случалось, идеологии, как вирусы, приводили к необратимым катастрофам огромные пространства и цивилизации. Идеология-вирус — это когда некая идея на первый взгляд выглядит очень логичной, простой, эффектной и даже общепринятой, благодаря чему и находит очень много адептов.

Но в реальной жизни такая идея, выстроенная в доктрину, оказывает деструктивное, а порой катастрофическое воздействие на нашу жизнь. Как и обычный вирус — это и причина, и следствие ошибочной, искусственно привнесенной извне либо просто лживой трактовки реальности. Много политических и экономических теорий и доктрин, витавших у нас в последние десятилетия, — все эти неолиберализмы, национализмы, евроинтеграции, — по своей пагубности для Украины оказались настоящими идеями-вирусами.

20 лет по наклонной

Если уйти от эмоциональных оценок и просто взглянуть на официальную статистику, то, наверное, только слепой до сих пор не смог обнаружить очевидного: по большинству базовых социально-экономических показателей (от промышленного производства, состояния инфраструктуры и строительства до показателей рождаемости и продолжительности жизни) Украина пребывает в состоянии перманентного регресса. То есть кризиса иногда тихого, иногда слащавого, усыпляющего. Кризиса, который начался не сейчас, а продолжается уже около двух десятков лет. Сейчас он просто вновь обостряется и углубляется.

Нынешний эпизод этой затянувшейся драмы — всего лишь лопанье пузыря, раздутого на благоприятной внешней конъюнктуре и дешевых кредитах последних 5—7 лет. Общее движение по наклонной, которое мы наблюдаем по большинству показателей все эти годы, как оказалось, на короткое время было смягчено лишь преходящим трендом.

Более 60% нашего ВВП уже формировалось исключительно за счет экспортных трансакций. Но не роста, скажем, в тех же размерах внутреннего рынка и, конечно же, не за счет качественных структурных сдвигов экономики.

Экономика СССР, в 1990 г. вторая (после США) по объему валового производства в мире, производила 1/5 мировой промышленной продукции. Украина занимала второе место в союзной структуре. Сегодня по сравнению с 1990-м доля Украины в общемировом ВВП сократилась в 4—5 раз и равна приблизительно 0,2%.

До сих пор многие в нашей стране не желают признавать очевидное. Итог нашей многолетней псевдоинтеграции в «семью демократии» оказался прямо противоположен декларируемым целям: пока весь остальной мир так или иначе продолжал и продолжает бежать вперед, пока на арену выходили новые лидеры (Китай, страны Юго-Восточной Азии и т. д.), в Украине строилась некая странная, перекошенная (если не сказать уродливая) экономическая система с чрезвычайно низким КПД.Система, паразитирующая на ресурсах и заделах, созданных прошлыми поколениями.

Гражданам, пытающимся разобраться в том, что происходит, уже хорошо известна общая экономическая динамика и другие базовые тренды Украины в последние два десятка лет: даже в предкризисном 2008 году экономика Украины составляла лишь 74,1% уровня 1990-го (в 1999г. соответственно — 40%).

По показателям промышленности (выпуск и потребление простейших базовых товаров хотя бы в штуках и килограммах) большинство секторов даже не приблизились к дореформенным показателям. Например, металлургия, дающая основной приток валюты в страну и вообще крупнейшая отрасль нашей экономики (сегодня — это треть всего промпроизводства страны и почти половина доходов экспорта), даже в последние годы не давала того, что четверть века назад.

В 1990-м украинская экономика производила 38,6 млн. т готового проката, а в 2007-м — 24,5 млн. т. В 1990-м украинская трубная промышленность производила 6,494 млн. т этой важнейшей продукции металлургии, а в 2007-м — 2,803 млн. т. Металлургия — одна из тех отраслей, которые продолжают держаться в основном на старых производственных мощностях.

Доля (почти 50%, или около 22млн.т) уже устаревшего для всего мира мартеновского способа производства стали у нас остается рекордной среди стран, занимающихся производством металла. За последние шесть лет не была выведена из эксплуатации ни одна мартеновская печь.

В России же успели провести модернизацию в пользу конвертерной стали — там доля мартенов не превышает 10%. В итоге доля Украины в общемировом производстве стали за последние пять лет снизилась почти в полтора раза (с 4,5 до 3,3%). И это несмотря на уникальную мировую конъюнктуру, которая неизвестно когда еще повторится.

Одним из индикаторов реальной активности внутри экономики является производство стройматериалов, из которых возводится все — от жилья и дорог до промышленных заводов. В 1990-м, например, у нас было выпущено 22,7 млн. т цемента, а в рекордном за все годы после этого 2007-м — всего 15 млн. т.

Электроэнергия — один из базовых показателей реальной активности в экономике, по которому экономические ведомства, кстати, вычисляют и сверяют реальные объемы экономики, в том числе ее теневую часть. В 1990-м в Украине вырабатывалось электроэнергии 298млрд. кВт.ч, а в 2007—2008 гг. было в полтора раза меньше — 196.

Возьмем любые продукты питания. Например колбасные изделия. В 1990-м их было произведено 900тыс. т, в 2007-м — 330 тыс. т. Кстати, примерно в тех же пропорциях у нас уменьшилось и потребление базовых продуктов питания на душу населения. Около трети граждан потребляют меньше необходимой дневной дозы калорий — несмотря на качественный и количественный скачок ассортимента.

Что касается качественной структуры нашей экономики, то общеизвестно, что год от года, несмотря на бурный рост мировой экономики в последние годы, структура украинского экспорта ухудшается. Сегодня он в основном сырьевой (металлы, химия, сельхозсырье), состоит из продуктов с самой низкой добавленной стоимостью.

Базовым показателем качественного развития любой экономики являются, например, структурные сдвиги в пользу высоких технологий, товаров с высокой добавленной стоимостью. Чем выше доля промышленности в ВВП и доля машиностроения в промышленности, тем отраслевая структура считается более развитой, более наукоемкой — характерной для так называемых цивилизованных стран.

Доля промышленности в ВВП Украины в 1990 г. — почти 60%, сейчас — немногим более трети. Доля же машиностроения в промышленности в 1990-м — больше трети, сейчас — менее 13%!

Все, что мы наблюдаем в разрезе этих двух десятков лет, — это даже не бег на месте с пробуксовкой. По результатам реформ большинство базовых показателей (если брать качество экономики в целом) 20 лет спустя оказались хуже (а кое-где просто катастрофически хуже), чем до начала этих реформ. Однако реформами в их традиционном смысле, конечно, трудно назвать то, в результате чего большинство показателей хуже, чем до начала перемен.

Есть мнение, что если через год (или два—три года) мировая экономика вновь начнет расти, то даже через 5 или 10 лет Украина уже не сможет повторить трюк восстановления роста, который начался у нас после кризиса 90-х. По очень простой причине. Все 90-е наша экономика продолжала работать и даже показывать некоторый рост в условиях почти полного отсутствия необходимых капвложений в основные производственные фонды.

Подавляющее большинство базовых для страны заводов и фабрик, создающих основу нашего ВВП, а также инфраструктура и важнейшие системы жизнеобеспечения — все это продолжало кое-как работать на мощностях, построенных в советское время. Адекватных инвестиций ни со стороны новых частных собственников, ни со стороны государства даже на поддержание текущей работоспособности до сих пор по сути не было. Рост в 2000-х гг. происходил всего лишь на возобновлении замороженных в 90-е мощностей. Экономисты в Украине не зря называли этот период этапом «восстановительного роста».

Однако «проедание» заделов и наработок прошлого в условиях отсутствия вложений в обновление производственных фондов было возможно лишь на период максимум в 10—15 лет. Следующий этап — их массовый и уже окончательный моральный и физический износ. Любой заводской станок, железная дорога, теплосети или здание — все это имеет свой предельный ресурс эксплуатации. Грубо говоря, даже в условиях хорошей общемировой конъюнктуры стране в дальнейшем будет не на чем расти. Потому что вся производственная база будет требовать еще более астрономических капвложений. Если эта система не смогла их обеспечить в течение двух десятков лет, где и за счет чего она возьмет их завтра?
Здесь



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх