,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


О ПОЛЬЗЕ НЕНАВИСТИ К УКРАИНЕ
  • 1 апреля 2009 |
  • 07:04 |
  • Batman |
  • Просмотров: 15601
  • |
  • Комментарии: 60
  • |
0
О ПОЛЬЗЕ НЕНАВИСТИ К УКРАИНЕ

Нас окружают очень разные страны, и для того, чтобы поссориться с каждой из них, нужны стальная воля и гибкое воображение.

Если судить по делам, то Путин ненавидит Украину. Человек знаний поверхностных, к тому же искривленных школой КГБ, он не понимает национальных устремлений Украины, Эстонии, Грузии, отчего и не сумел выстроить спокойные деловые отношения со всеми бывшими республиками Союза. Как показывает краткая история безнадежного признания Абхазии и Южной Осетии, политику Путина не разделяют все, без единого исключения, государства на пространстве бывшего СССР. Это удивительный провал, равного которому я не могу найти в глубинах истории. Даже у Гитлера, безнадежно барахтавшегося на самом краю бездны, добиваемого могучей мировой коалицией, к концу 1944 года еще оставались союзники. У Путина, после десяти лет безраздельного правления, их нет.

Может быть, они России не нужны? Как-то неловко всерьез отвечать на этот вопрос. Вещий Олег еще не собирался разить неразумных хазаров, а банальностью уже считалось первое правило древней дипломатии: собрать вокруг себя побольше друзей, разрушить поскорее коалицию врагов.

Если по поводу Китая, Белоруссии и Казахстана еще могут быть какие-то сомнения, то все прочие страны, с нами граничащие, к нам явно не расположены. Отрицать это глупо. Поэтому власти говорят, что так оно и должно быть. Будто иного и нельзя ожидать от естественных конкурентов, встревоженных и обозленных растущим влиянием путинской России. Эдакий дипломатический вариант сталинской максимы, согласно которой классовая борьба обостряется по мере продвижения к социализму.

Даже если бы такой взгляд был верным, все равно дипломатия оставшейся в одиночестве страны заслуживает самой низкой оценки. Всё последнее десятилетие внешней политикой руководит лично Путин. Нас окружают очень разные страны, и для того, чтобы поссориться с каждой из них, нужны стальная воля и гибкое воображение. Каждый из соседей в чем-то особ и требует особого подхода. Отношения с Эстонией (блокирует «Северный поток») не те, что с Литвою (единственное сухопутье к Калининграду). Для дел с Украиной («оранжевая революция» плюс Севастополь) не применим грузинский вариант («революция роз» чем-то напоминает «померанчевый Майдан», но примешиваются Абхазия, граница с Чечней и яйца Саакашвили).

Сосед по деревне, где я живу, выпив, сокрушается: «Эх, просрали мы нашу Украину!» Если не сердить его возражениями, а расспрашивать легонько, по шерсти, то выясняется, что на «нашей Украине» ни друзей, ни поместий у него не было и нет. Однако слово «Крым» при соседе произносить нельзя, впадает в буйство. Твердо убежден, что украинского языка нет — есть тот же наш, только испорченный поляками. Фамилии украинского президента не помнит, но не сомневается, что тот — американский шпион. Этот же агент душит русский язык. Хохлы над русскими измываются. Ну и так далее.

Совершенно убежден, что равнозначный аналог моему соседу нетрудно найти где-нибудь на Подоле или в Коломые. Темнота и спесь не есть чья-то национальная привилегия. И язык, близкий к родному, а все же не родной, часто звучит как-то пародийно. Мой сосед ужасно возмутился, узнав от меня, что украинцы говорят «злой собака». Это ж надо, говорит, как издеваются над животным! А селяне в пьесах классика украинской литературы Ивана Микитенко от души смеются нелепому русскому слову «заявленiе»: нет чтобы по-человечески сказать — «заява». Таких примеров — россыпь.

Поэтому я не рассматриваю здесь бытовые проявления межнациональной розни. Речь только о действиях правительств. Более того, глав правительств. То есть — о самой высокой политике.

Известны ли вам случаи прямого вмешательства первых лиц Украины в выборы президентов России? Мне — нет. Но все знают, что Путин лично дирижировал президентскими выборами на Украине. Попытка позорно провалилась, но Путин щедро вознаградил своих бездарных подручных — депутатством в Думе, членством в Общественной палате, завсегдайством на ТВ.

В Бухаресте Путин жарко втолковывал Дж. Бушу, что украинское государство — недоразумение. Не его вина, что американский президент остался глух к доводам кремлевского эксперта. Ничего подобного не исходило из уст высокого киевского начальства.

Нефтяники и газовики из Дрогобыча и Борислава тысячами переселялись осваивать Самотлор и Ямал. До сих пор на буровых нередко звучит украинский язык. Но не было примера, чтобы украинские власти настаивали на совместном владении сибирскими месторождениями. Путин же рвется к украинским газотранспортным сетям напролом.

Ладно бы рвался — и прорвался. Так нет же, обрыв за обрывом. Из каждой очередной стычки с Украиной Россия выходит с моральным и финансовым ущербом для себя самой. Последняя газовая война стоила России два с половиною миллиарда долларов немедленного ущерба. Позор, который изящно называют репутационными потерями, обойдется много дороже. Самое свежее соглашение Украины с Европейским сообществом в связи с модернизацией газотранспортных сетей — тому убедительное подтверждение.

Из Москвы течет антиукраинская желчь часто ничем не объяснимая. Что тому причиной? Банковская ли непрозрачность Газпрома и «Роснефти»? Личный интерес Путина к углеводородам? Сталинский бред советской школьной истории, где все извращено донельзя? Бездарность путинских спецслужб, которые и врут как-то уныло, по-советски? Особенно отчетливо все это видно на примере Голодомора.

Трудно придумать нечто более оскорбительное для любой нации, нежели отношение официальной Москвы к этому величайшему из несчастий рода людского. Если бы шесть миллионов украинских солдат погибли в результате ядерного взрыва, химической атаки или под мечами завоевателей — это, простите за цинизм, еще как-то терпимо. Но эти шесть миллионов умерли самой страшной, самой медленной и мучительной смертью — от голода. Они умерли не в окопах, а у себя дома. Они умирали с умирающими детьми на руках. Они умирали на своих кухнях, на виду у кастрюль и казанов, тысячекратно вылизанных, знававших и наваристый борщ со старым (именно старым, в том весь смак!) салом, и вареники с вишнями и сметаной, и душистый украинский «хлiб», который, хоть через неделю нарежь скибками, а он все свежий и как пахнет!.. Тысячи, десятки тысяч женщин, детей, стариков перед тем, как умереть, сходили с ума.

Когда настала годовщина этого космического несчастья, Д. Медведев отказался приехать в Киев. В письме Ющенко он осудил политиканство и прочую недостойную суету. Конечно, был бы он избранником России, а не злого премьер-министра, он бы пешком приволокся под Днепровские кручи — и не к Ющенко, а к шести миллионам памятных свечей, которыми следовало бы озариться в тот день Украине. Оставив в стороне и спорный газ, и замусоленную, трижды перевранную Советами Переяславскую раду, и слюнявое славянское братство, и то, что Украина — крупнейшая европейская страна… Не к Ющенко, не в Раду — просто к несчастным жертвам обязан был прибыть русский президент. Просто к шести украинским миллионам.

После этой позорной неявки жесткая атака против Голодомора приобрела черты четко организованной кампании. Особый гнев официальной Москвы вызвало то обстоятельство, что украинцы считают Голодомор геноцидом. Несколько недавних сюжетов в «Вестях», которым отведена ведущая роль в разоблачении киевских козней, обнажают скелет нашей пропаганды. Украинцы обвиняются в нагнетании антироссийского психоза на следующих основаниях.

1. Голодомор нельзя считать геноцидом, поскольку такой же голод и в те же времена свирепствовал и в других частях СССР — на Дону, в Казахстане, в Поволжье. То есть дело не в Украине.

2. Голодомор нельзя считать геноцидом, поскольку пострадали, преимущественно, украинские крестьяне, а не просто украинцы. То есть тут был классовый подход, а не национальный.

3. Голодомор нельзя считать геноцидом, так как его жертвами стали не только украинцы, но и этнические русские, немцы, греки, евреи.

4. Голодомор нельзя считать геноцидом, так как в его практическом осуществлении принимали участие, в немалой степени, представители украинского этноса.

5. Украинцы явно преувеличивают, в целях политических спекуляций, суровость Голодомора и численность жертв. Они используют сомнительные доводы, охотно прибегают к фальсификациям документов и фотографий, чтобы выставить Голодомор как намеренное предприятие, спланированное в Москве.

Должен с грустью признать, что эти пять пунктов на очень многих россиян действуют. Злорадствуют только отпетые идиоты. Но даже благоразумные граждане сомневаются насчет Голодомора. Мол, да, люди страдали. Да, умирали. Но называть это геноцидом, как в Освенциме? Нет, вот тут мы против.

Лично я, побывав (к счастью, не тогда, а много позже) и под Краковом, и на Колыме, пришел к убеждению, что Освенцим был бы своим в дружной семье ГУЛАГа. Но оставим эту тему другим. Сейчас важно понять, что оно такое — геноцид.

Это слово, в его нынешнем восприятии, впервые появилось в документах ООН 1949 года. Хотя поголовное уничтожение этносов физически, биологически, культурно старо, как мир. Библейский Моисей тщательно проводил этнические чистки, что не мешало ему стать пророком. Лишать жизни не только целые народы, но и скот их, волов и коз — это было специализацией Иисуса Навина. Трагедию начала ХХ века армяне называли резней, а турки — усмирением бунта. Теперь армяне переквалифицировали резню на геноцид, а турки уверяют, что боролись против сепаратистов. Так что настаивать на терминологической чистоте этого слова — значит проявлять неуважение к истории.

Но украинское несчастье как раз соответствует термину. Судите сами. Три столетия украинская культура оттеснялась на задворки общественной жизни. Село оставалось не только колыбелью «холопского языка», но и хранительницей национальной культуры. Став горожанами, люди часто перетекали в иной язык и нравы. Воспроизводство украинского национального сознания оставалось за селом. Его уничтожение означало перелом культурного хребта украинского этноса. То есть, согласно ООН, — типичный геноцид.

Страшный голод на Дону и в Казахстане никак не лишает Голодомор свойств геноцида. Гитлеровцы методично уничтожали цыган, но никто на этом основании не отрицал геноцида против евреев. Геноцид против калмыков не может служить опровержением параллельного геноцида чеченцев и ингушей. Среди жертв Бабьего Яра были украинцы и русские, но это не лишило трагедию мученического еврейского венца.

Жонглирование логикой настораживает, но манипуляции с цифрами жертв особенно омерзительны. «Вести» прибегают к этому часто и охотно. Российская государственная (т.е. живущая на деньги налогоплательщиков) корпорация без устали сравнивает количество погибших с процентами. Проценты — с неправильными дробями. Тут «45» это «более сорока». Чуть дальше «45» — «без малого пятьдесят». Ну, типичные трюки самого беспардонного агитпропа!

Или вот еще: «Даже беспристрастные западные ученые считают…». Понятно, что они считают. Совсем не так, как плохой Ющенко. Вот, извольте, американский профессор Таугер. Цитирую: «Любимый миф украинского президента про рекордный урожай 33-го Марк Таугер превращает в руины на первой же странице».

Послушайте, «Вести», но нельзя же так врать в эпоху интернета. И даже не в том суть, что этот Таугер — он на самом деле Тоджер. И не профессор он, а вроде как доцент. И служит в захолустном университете Западной Вирджинии. И сам себя считает специалистом по Латинской Америке. В Киеве был раз проездом. Языка не знает. Виднейшие американские эксперты (Конквест, Мейс, Кравченко, Кузьо) считают Тоджера невеждой. Где его догнали наши пропагандисты, отчего тихий доцент заговорил языком негодующего Путина — дело пока темное.

И уж совсем гнусную затею положило наше ТВ в основу серии жутких фотографических разоблачений. «Липа!» — радостно завопили кремлевские правдолюбы. Это когда на севастопольской выставке «случайно выявилось» неслыханное коварство. Из шести фотографий четыре — из Америки. Это там фотографы запечатлели худые детские лица, впалые щеки страдальца под шляпой — это никакая не Житомирщина. Это Канзас, чтобы не сказать Оклахома.

Лично я убежден, что тут наши ребята недоработали. Внутренний голос подсказывает мне, что и другие две карточки — не из нашего Голодомора. Дело в том, что на все шесть миллионов вряд ли был хоть один фотоаппарат. Вспомните бытовые романы начала 30-х. Булгаков, Пильняк, Ильф и Петров. Сколько разных лиц — и ни одного фотоаппарата. До первого советского ФЭДа (Феликс Эдмундович Дзержинский) оставалось пять лет. Остаются профессионалы. Но чекистские цепи, плотно окружавшие села «черной доски», на дух не подпустили бы не только иностранца, но и партийного соотечественника. Тьма безвестности поглотила шесть миллионов украинских крестьян, оставив по себе только боль — и новые жертвы.

Возможно, дальше был уже не сам геноцид, а его эхо. Жизнь стала веселее, люди уже жрали кору не каждой весной. Тут-то и самого Ивана Микитенко взяли, даром что знаменитый писатель и член разных Советов. Без Голодомора, но за него. За то, что преступно дал приют вырвавшемуся из железного кольца родному брату-кулаку. Тут же расстреляли обоих — и классика, и кулака.

Долгие годы в Советском Союзе отрицали тот всемирно известный факт, что главной жертвой Бабьего Яра были киевские евреи. Цензура пропускала только один вариант: «Погибли советские граждане». Я никогда не понимал, в чем была прелесть цековского варианта. Тем более не понимаю нынешних. Ну, хотят сами украинцы считать своих земляков жертвами украинского Холокоста — нам-то что? Зачем нам ловить их за руку? Для чего тыкать в нос, мол, не врите, не шесть миллионов вас с голодухи перемерло, а лишь пять с половиною? Для чего упрекать украинцев: о своих, дескать, горюя — отчего не причитаете вы про миллионы жертв расказачивания. Они не люди, что ли?

Ну, я не помню, чтобы Медведев и на юбилеи расказачивания приезжал, да не в нем дело. Наш мстительный и злопамятный лидер уж кого невзлюбит, так невзлюбит. А невзлюбит всех подряд, так и нам с ними нечего челомкаться. Ненависть обостряет взор, и сразу видишь: вот хохол, вот газ, а вот хохол наш газ тырит. Конечно, это хохол — а вы подумали, будто кто-то еще?

ВЛАДИМИР НАДЕИН, "Ежедневный журнал"
О ПОЛЬЗЕ НЕНАВИСТИ К УКРАИНЕ



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх