,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


"Эстония? Нет такого государства!"
  • 10 марта 2009 |
  • 01:03 |
  • I.B |
  • Просмотров: 38129
  • |
  • Комментарии: 8
  • |
0
Широкую известность Йохан Бекман приобрел минувшей осенью, когда представил в Таллине свою книгу о событиях "бронзовой" ночи. В которой он пришел к выводу, что Эстония не имеет будущего. Что вызвало бурную реакцию в стране. Вскоре автор собирается приехать в Ригу для участия в протестах против дня легионеров 16 марта.

Моему собеседнику 38 лет, он доктор общественно–политических наук, преподает в университетах Хельсинки, Турку и Йоэнсуу. Прекрасно говорит по–русски — 10 лет работал в Петербурге. Пока что его книга "Бронзовый солдат — фон и содержание споров вокруг памятника в Эстонии" издана лишь на финском, но ее автоматический перевод на русский можно найти в Интернете.

— Йохан, откуда у финского парня интерес к памятнику советским солдатам?

— Те события вызвали большой резонанс в мировых СМИ, в том числе и финских. Естественно, я захотел разобраться в сути происходящего, тем более Эстония мне не чужая — я прожил в Таллине два года. Хотелось понять, что это было — обыкновенное хулиганство, русский бунт или что–то другое? Все ведь продолжалось не одну ночь, целых три! По–моему, это была самая большая угроза последнего времени для стабильности всего Балтийского региона.

— В итоге вы стали сомневаться в перспективах независимости Эстонии.

— Не так. Я не считаю Эстонию государством. И она не может потерять независимость, потому что независимости у нее нет. Там не государство, другая структура, я называю ее режимом апартеида. Эстония — это плацдарм для каких–то неизвестных широкому кругу военных целей. Что мне дает основания это утверждать: там искусственное разделение людей на граждан и чужаков–неграждан. Плюс разделение общества еще по одной плоскости: на тех, кто поддерживает официальную политику, и тех, кто не поддерживает. И каждый эстонец живет под угрозой потерять работу и найти проблемы, будь он заподозрен в нелояльности к режиму. Там очень эффективно трудится полиция безопасности КАПО. Это репрессивный аппарат, который может с угрозами звонить неугодным на работу, домой, давить на их родственников. Ситуация в стране очень напряженная.

— А как освещали те события финские СМИ?

— В основном давали официальную позицию эстонских властей. В Эстонии же свободы слова как таковой не существует. Наши корреспонденты там, которые осмеливаются слишком критически осмысливать происходящее, тут же обзаводятся серьезными проблемами и лишаются возможности работать в Эстонии — вплоть до лишения вида на жительство, было несколько таких случаев.

— Почему же финские власти закрывают на это глаза?

— Не только финны — шведы, немцы тоже не знали, как реагировать на поведение государства, которое у себя дома ведет себя очень глупо. Это же не часть нашей территории, мы не можем учить ее жизни. Хотя финский премьер все же комментировал ситуацию, наши власти тогда повели себя достаточно умно, и сегодня у нас хорошие отношения с Россией. С учетом всего этого я пришел к выводу, что "бронзовая" ночь стала началом распада Евросоюза, потому что после таких глупых провокаций со стороны одного из своих членов все сообщество уже не сможет создавать единую политику отношений с Россией. А некоторые страны, вроде Эстонии, Латвии и Польши, постоянно придумывают такие провокации!

— И все–таки вы привезли свою книгу в Таллин — как отнеслась к ней Эстония?

— Объявила мне войну. Была критика в прессе, грубые карикатуры, письма протеста, угрозы. Плюс появился новый законопроект, при помощи которого они пытаются ввести уголовную ответственность за комментарии, подобные моим. Обещали, конечно, блокировать мой въезд в страну, хотя неделю назад я въехал без проблем и снова туда собираюсь. Но теперь уже не знаю, получится ли — на днях начальник КАПО прислал письмо канцлеру нашего университета, в котором сообщает, что доктор Бекман является нежелательной персоной для Эстонии из–за того, что якобы распространяет неверную информацию об истории Эстонии и ее обществе. Это очень странно, когда руководитель спецслужбы пишет подобные письма университету. Я ведь независимый ученый и всего лишь высказал свое мнение. Чем оно может быть опасно целой стране?

— Теперь вы собираетесь в Латвию…

— Я уже был у вас несколько раз и встретил там много хороших людей. Мы у себя в Финляндии тоже создали антифашистский комитет и теперь с командой единомышленников собираемся принять участие в антифашистской конференции 15 марта и, конечно же, в протестах против фашистского марша 16–го. Я считаю, это открытая пропаганда нацизма на улицах Евросоюза, что совершенно недопустимо.

— Во Второй мировой Финляндия воевала на стороне Гитлера, что, антифашисты сегодня у вас не чувствуют себя белыми воронами? Как финское общество сегодня относится к той странице своей истории?

— Мы совершенно не чувствуем себя диссидентами, наши антифашистские взгляды разделяют многие финны. О союзе с Гитлером у нас идут шумные дискуссии, есть разные интерпретации тех событий. Одни считают, что Финляндия действительно союзничала с Гитлером, другие — что она вела свою отдельную войну с СССР, третьи — что она помогала Гитлеру лишь в отдельных случаях. Но это рассуждения, а в 46–м году у нас прошел судебный процесс против военных преступников, на котором были осуждены восемь руководителей Финляндии — президент и министры. За то, что создали преступный союз с нацистской Германией в целях незаконного наступления на народы СССР. Их главные преступления — это блокада Ленинграда со стороны Финляндии, оккупация восточной Карелии и создание там концлагерей с целью репрессий и массового уничтожения людей, создание лагерей для военнопленных в самой Финляндии — у нас их были сотни.

— Есть ли сегодня русофобия в Финляндии?

— Есть и много, это общее положение финских СМИ. У нас развернута специальная кампания антирусских сил, агитирующая за призыв в НАТО. Но большинство финнов — стабильно около 60 процентов — неизменно поддерживают нейтралитет страны и выступают против вступления Финляндии в НАТО. Проблема русофобии — это не проблема финского народа, ее муссирует политическая элита. Мощная волна русофобии пошла после распада СССР, зазвучали реваншистские настроения по реабилитации военных преступников и возвращении в состав Финляндии российских территорий. Но все это безуспешно, недавно премьер сказал, что вступление в НАТО точно не будет рассматриваться до 2019 года. В Финляндии, по моим оценкам, живет около 70 тысяч русскоязычных жителей, и логично, что русский язык скоро может получить статус официального. Наша языковая политика толерантна, у нас два государственных языка — финский и шведский и официальный — саамский в Лапландии. Положение русских достаточно хорошее, конечно, русофобские кампании мешают жить, но не только русским, но и финнам.

— Нам вот тоже часто говорят, что русофобия — это проблема власти. Но ведь власть выбирают обыкновенные латыши.

— Обыкновенные латыши не выбирают власть в Латвии, а обыкновенные эстонцы не выбирают власть в Эстонии. Большинство населения является политически пассивным. Фашистский режим в Эстонии — это не выбор целого народа. Это связано с тем, что предвыборные кампании в СМИ коррумпированы, то есть некоторые партии–люди–идеи не имеют входа на страницы газет и телеэкраны. Поэтому не все жители хотят голосовать, особенно в таких странах, как Эстония и Латвия. Я пока не так хорошо знаю о латвийской ситуации, но, естественно, там тоже режим апартеида — без вопросов.

— Удивительно, что, пережив такую страшную войну — Вторую мировую, Европа не сделала выводов. Во многих странах, даже в Германии, законом разрешены неонацистские сборища.

— В каких–то рамках те, кто поддерживает идеи нацизма, должны иметь право на выражение своих политических взглядов. Если запрещать митинги, неонацисты найдут возможности собираться подпольно, а это гораздо опаснее, на виду они под контролем. Другое дело, что очень сложно определить, где заканчивается свобода слова и начинается преступное выражение взглядов, их популяризация.

Все это проблемы демократии и свободы слова, но совершенно недопустимо, когда пропаганда нацизма и его прославление являются официальной идеологией, как в Эстонии и Латвии. День легионера, когда откровенные неонацисты ходят по улицам города с символикой, очень похожей на фашистскую свастику, это нарушение европейских норм и, вполне возможно, даже внутренних законодательств. Несмотря на разрешение митингов, в той же Германии, например, запрещено откровенно показывать нацистскую символику, свастику, гитлеровские приветствия. В Австрии запрещены даже пронацистские интерпретации истории. Вот такой опыт было бы полезно перенять вашим странам. Но вместо этого в Эстонии антисемитизм, к сожалению, цветет пышным цветом. Не знаю, почему, возможно, это связано с таким явлением, как атеизм. Результаты международных опросов показали, что Эстония сегодня одна из самых атеистических стран планеты, там самая маленькая доля верующих. Там, где нет Бога, его место занимает фашизм…

Кстати

В преддверии дня легионера 15 марта в 14 часов в Центре международной торговли на Элизабетес, 2, Латвийский антифашистский комитет и Латвийский комитет по правам человека проводят международную конференцию "Будущее без нацизма!". Участвовать в ней будут историки и политологи из Финляндии, России, Польши, Белоруссии, Эстонии и Латвии. Приглашаются все заинтересованные лица, вход свободный.

(с) Ves.LV



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх