,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Собаче серце
  • 17 января 2009 |
  • 10:01 |
  • alikov |
  • Просмотров: 44175
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
0
Вторая российско-украинская газовая война в самом разгаре, и стороны не стесняются в выражениях, дабы побольнее уколоть и унизить противника. Политкорректное “несанкционированный отбор” почти с самого начала этой войны было заменено на “воровство”, а угрозы применения тяжелой артиллерии в лице замороженных членов ЕС перемежаются с издевками в адрес “преддефолтного состояния” братской страны и неадекватности ее руководства. Исчерпав набор более-менее допустимых на политическом Олимпе колкостей, перешли к литературным. Недавно Куприянов вспомнил "известного телевизионного персонажа с фразой, что разруха не в клозетах, а в головах”, из чего следует, что книгу не читал, а литературную классику постигал в телевизионном формате. А стоило бы, потому что новости с фронтов российско-украинского “газавата” сплошь и рядом попадают в текст гениального произведения Михаила Булгакова. Итак, политикам на заметку.


[про мазурика]

- Фить-фить, - посвистал господин и добавил строгим голосом: - бери!
Шарик, Шарик!
Опять Шарик. Окрестили. Да называйте как хотите. За такой
исключительный ваш поступок.
Пес мгновенно оборвал кожуру, с всхлипыванием вгрызся в краковскую и
сожрал ее в два счета. При этом подавился колбасой и снегом до слез, потому
что от жадности едва не заглотал веревочку. Еще, еще лижу вам руку. Целую
штаны, мой благодетель!


[переговоры с нафтогазом]

- Вы, однако, смотрите, - предостерегающе и хмуро сказал Филипп Филиппович, грозя пальцем,
- все-таки, смотрите, не злоупотребляйте!
- Я не зло... - Смущенно забормотал субьект, продолжая раздеваться, -
я, дорогой профессор, только в виде опыта.


[переговоры Тимошенко с Путиным в Москве]

- Снимайте штаны, сударыня, - облегченно молвил Филипп Филиппович и
указал на высокий белый эшафот в углу.
- Клянусь, профессор, - бормотала дама, дрожащими пальцами расстегивая
какие-то кнопки на поясе, - этот мориц... Я вам признаюсь, как на духу...
- "От севильи до гренады..." - Рассеянно запел Филипп Филиппович и
нажал педаль в мраморном умывальнике. Зашумела вода.
- Клянусь богом! - Говорила дама и живые пятна сквозь искусственные
продирались на ее щеках, - я знаю - это моя последняя страсть. Ведь это
такой негодяй! О, профессор! Он карточный шулер, это знает вся москва.
Он не может пропустить ни одной гнусной модистки.


[про отключение газа]

- Ну, теперь стало быть, пошло, пропал калабуховский дом. Придется уезжать, но куда спрашивается. Все будет, как по маслу. Вначале каждый вечер пение, затем в сортирах замерзнут трубы, потом лопнет котел в паровом отоплении и так далее.

[про закачанный в украинские хранилища газ]

- Да у него ведь, Филипп Филиппович, и вовсе нет калош…
- Ничего подобного! На нем есть теперь калоши и эти калоши мои! Это как раз те самые калоши, которые исчезли весной 1917 года.


[ответ Украины на предложения Газпрома]

- Да что вы все... То не плевать. То не кури. Туда не ходи... Что уж
это на самом деле? Чисто как в трамвае. Что вы мне жить не даете?! И насчет
"папаши" - это вы напрасно. Разве я просил мне операцию делать? - Человек
возмущенно лаял - хорошенькое дело! Ухватили животную, исполосовали ножиком
голову, а теперь гнушаются. Я, может, своего разрешения на операцию не
давал..


[Ющенко выдвигает ответные обвинения – реакция Путина]

- Вас бы самого поучить! - Ответил Филипп Филиппович, - вы поглядите на свою физиономию в зеркале.

[Газпром отвергает возможность бесплатной поставки технологического газа]

- Вы, Шариков, чепуху говорите и возмутительнее всего то, что говорите ее безапелляционно и уверенно. Водки мне, конечно, не жаль, тем более, что она не моя, а Филиппа Филипповича. Просто - это вредно. Это - раз, а второе - вы и без водки держите себя неприлично.

[Медведев требует взыскать с Украины $1 млрд. за не дошедший в Европу газ]

- Что же, хорошо, я не против дележа. Доктор, скольким вы вчера
отказали?
- Тридцати девяти человекам, - тотчас ответил Борменталь.
- Гм... Триста девяносто рублей. Ну, грех на трех мужчин. Дам - зину и
Дарью Петровну - считать не станем. С вас, Шариков, сто тридцать рублей.
Потрудитесь внести.
- Хорошенькое дело, - ответил Шариков, испугавшись, - это за что такое?
- За кран и за кота, - рявкнул вдруг Филипп Филиппович, выходя из
состояния иронического спокойствия.


[Путин обещает сжечь украинские документы]

- Переписка - называется, как его... Энгельса с этим чертом... В печку ее!

[Газпром обвиняет США во вмешательстве в газовый конфликт]

- Помилуйте, Филипп Филиппович, да ежели его еще обработает этот
Швондер, что ж из него получится?! Боже мой, я только теперь начинаю
понимать, что может выйти из этого Шарикова!


[Тимошенко перекладывает вину за срыв переговоров на Ющенко]

- Он сказал, негодяй, что ранен в боях, - рыдала барышня.
- Лжет… Мне вас искренне жаль, но нельзя же так с первым встречным
только из-за служебного положения... Детка, ведь это безобразие.


[Россия призывает ЕС оказать влияние на Украину]

- Отчего у вас шрам на лбу? Потрудитесь обьяснить этой даме, вкрадчиво
спросил Филипп Филиппович.
Шариков сыграл ва-банк:
- Я на колчаковских фронтах ранен, - пролаял он.
Барышня встала и с громким плачем вышла.
- Перестаньте! - Крикнул вслед Филипп Филиппович, - Погодите, колечко
позвольте, - сказал он, обращаясь к Шарикову.
Тот покорно снял с пальца дутое колечко с изумрудом.
- Ну, ладно, - вдруг злобно сказал он, - попомнишь ты у меня. Завтра я
тебе устрою сокращение штатов.


[В связи с газовой войной в Россию срочно съезжаются премьеры пострадавших стран]

- Мерси. Нет, профессор, - ответил гость, ставя шлем на угол стола, я
вам очень признателен... Гм... Я приехал к вам по другому делу, Филипп
Филиппович... Питая большое уважение... Гм... Предупредить. Явная ерунда.
Просто он прохвост... - Пациент полез в портфель и вынул бумагу, - хорошо,
что мне непосредственно доложили...


[ЕС дистанцируется от конфликта]

- Это - ваше дело, - со спокойным злорадством вымолвил Швондер,
зародился или нет... В общем и целом ведь вы делали опыт, профессор! Вы и
создали гражданина Шарикова.


[Вместо послесловия. Цитата на будущее]

- Вот, черт возьми. Не издох. Ну, все равно издохнет. Эх, доктор
Борменталь, жаль пса, ласковый был, хотя и хитрый.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх