,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Путин: Какие бы бумаги не предоставляла Украина, я готов их в печку выбросить!
  • 15 января 2009 |
  • 13:01 |
  • Batman |
  • Просмотров: 7248
  • |
  • Комментарии: 32
  • |
0
Путин: Какие бы бумаги не предоставляла Украина, я готов их в печку выбросить!

Персонально Владимир Путин является ключевым участником пропагандистской газовой войны. Именно на его фразах строится информационный "темник" России, который затем размножается на тысячах телеэфиров, газетных полос и интернет-страниц.

Сама стилистика общения Путина на тему транзита построена на пренебрежении к другим участникам газовых отношений. Чтобы убедиться в этом, достаточно регулярно просматривать сайт правительства России, где практически ежедневно появляются дословные расшифровки открытой части переговоров Путина вокруг конфликта с Украиной.

Эти резкие, на грани хамства, фразы Путина зачастую не попадают в сообщения информационных агентств. Хотя многое из сказанного Путиным говорит о его реальных мотивах. Например, в речи российского премьера проскакивают слова, выдающие его комплексы из-за главного поражения, нанесенного его самолюбию в 2004 году во время Оранжевой революции в Украине.

Так, требуя от международных наблюдателей постоянного присутствия на объектах, Путин посоветовал: "Пусть поставят там палатки, как в свое время на Майдане ставили, и сидят там днем и ночью, все контролируют. Это как раз та практика, которую можно было бы использовать на пользу делу".

"Нам не нужно, чтобы какая-то группа дам и господ приехала в Киев, сидела и пила там горилку в гостинице, - говорил он. - В добрый час, на границу между Россией и Украиной, на границу между Украиной и Западной Европой. Сидите там и смотрите с утра до ночи, закусывайте салом и запивайте горилкой. Вкусное сало на Украине. Я гарантирую. Мне присылают ребята оттуда".

Не стесняясь в выражениях, Путин прямо признался во вмешательстве во внутренние дела чужого государства, не считаясь с этикетом дипломатии и правилами международной политики: "Наши действия направлены не на то, чтобы избавить украинский народ от всякого рода проходимцев и мздоимцев".

В среду в Москве Путин встречался с премьер-министрами Молдовы, Болгарии и Словакии, которые стали главными заложниками отключения газа. Пафосно это мероприятие было названо "Саммит глав правительств стран, пострадавших от газового конфликта между Россией и Украиной".

Расшифровка вступительного слова на переговорах дает представление о том, какая атмосфера царит на встрече и насколько безразличным для российской стороны является аргументация Украины о невозможности осуществлять транзит в заданном коридоре.

Владимир Путин: Добрый день, уважаемые коллеги. Я очень рад видеть вас в Москве, благодарю за то, что вы оперативно откликнулись на наше предложение приехать в Россию. К сожалению, повод для нашей встречи безрадостный, он связан с проблемами транзита нашего природного газа потребителям в Европе. И наиболее пострадавшие страны - те, которые сегодня здесь представлены. Мы сожалеем о том, что происходит. И со своей стороны делаем все, чтобы возобновился транзит.

Мы пошли навстречу предложениям Еврокомиссии и подписали соответствующий протокол о контроле за транзитом. Вы это хорошо знаете. Но мы разочарованы тем, как он исполняется, точнее, тем, как он не исполняется нашими украинскими партнерами. Несмотря на то что на политическом уровне, в том числе и Президентом Украины господином Ющенко, постоянно делались ранее и делаются сегодня заявления о том, что Украина не препятствует транзиту российского природного газа европейским потребителям, на практике все выглядит совершенно иначе.

Я и в ходе нашей встречи готов предъявить вам соответствующие документы. И в ходе вашей поездки в "Газпром" (мне бы хотелось, чтобы вы туда съездили, посмотрели, что там происходит) вам покажут эти документы.

У вас, надеюсь, будет возможность встретиться и с международными наблюдателями. У нас есть все основания утверждать, что с нашей стороны сделано все, чтобы подача газа была возобновлена. Более того, мы подачу возобновили.

Еще раз повторяю, несмотря на политические заявления, в том числе заявления Президента о том, что Украина не препятствует транзиту, на деловом, корпоративном уровнях такие препятствия, тем не менее, появляются.

Могу ознакомить вас с некоторыми документами. Вот письмо в адрес "Газпрома" со стороны украинских партнеров: "Обращаем Ваше внимание, что подача газа через [ГИС] "Суджа" осуществлена в одностороннем порядке российской стороной без предварительного согласования".

Что это значит? Это значит, что украинская сторона признает, что подача газа осуществляется. И это значит, что украинская сторона препятствует прохождению нашего газа через свою территорию в вашу сторону. Но это также означает, что украинские партнеры не признают документ, подписанный Украиной, Россией и Еврокомиссией о мониторинге за транзитом газа.

Здесь стоят подписи наших украинских коллег. Как же можно утверждать, что мы подаем газ в одностороннем порядке, если совсем недавно на уровне вице-премьера украинского правительства и на уровне руководства нефтегазовой украинской компании документ о порядке транзита и контроля за транзитом был подписан?

Со стороны наших украинских коллег и друзей мы слышим, что у них есть проблемы с транзитом нашего природного газа к вам. Но это не наши проблемы, это проблемы транзитной стороны, и они должны решить эти проблемы.

Мы в ходе нашей сегодняшней дискуссии поговорим более подробно, и я готов ответить на все ваши вопросы, детально обсудить все возникающие проблемы. Еще раз повторяю: мне бы хотелось, чтобы вы побывали в "Газпроме" и встретились с международными наблюдателями, которые работают.

Я готов вместе с вами подумать над тем, что можно сделать дополнительно для того, чтобы обеспечить транзит нашего газа, в том числе и со стороны европейских партнеров, и со стороны Еврокомиссии. На мой взгляд, и чиновники Еврокомиссии могли бы оказать большее влияние на транзитную страну с целью обеспечения интересов членов Евросоюза.

Зинаида Гречаный, премьер-министр Молдовы: Уважаемый Владимир Владимирович. Спасибо от имени Молдовы, что Вы нас пригласили на эту встречу, где мы должны посоветоваться. Молдова очень сожалеет, что у нас создалась такая ситуация, когда из-за отсутствия двустороннего соглашения между экономическими агентами России и Украины страдают и другие потребители газа.

Вы знаете, что у нас с "Газпромом" с 2006 года есть контракт на поставку газа, на этот же период - на транзит газа, который мы успешно выполняем. В принципе, с 2006 года мы с "Газпромом" не имеем никаких препятствий в этом отношении ни по транзиту, ни по оплате. Текущее потребление мы оплачиваем практически на уровне 100%, находимся в постоянном контакте с "Газпромом".

Но вместе с тем 6 января у нас создалась довольно сложная ситуация - у нас практически в три раза сократилось потребление газа. Практически все наши теплоэнергетические предприятия мы перевели на потребление мазута, что для нас дорого и доставляет массу проблем. Мы никогда не делали довольно больших запасов, потому что это наше с вами совместное предприятие, где "Газпром" имеет практически 51%, дает нашим предприятиям газ. Нас всегда считали надежным партнером, конечно, никто не думал о каких-то сложных ситуациях.

В более сложной ситуации находятся потребители газа в Приднестровском регионе. Этот регион сегодня практически полностью отключен от потребления газа, возникли даже такие ситуации, когда нечем обеспечить хлебопечение. Мы говорили утром с Президентом, общались по этому поводу.

Молдова будет оказывать помощь в обеспечении хотя бы продуктами питания этого региона. 16 населенных пунктов отключены полностью. Мы продлили школьные каникулы на этот период. Где-то на 50% сократили потребление газа промышленными предприятиями. Представьте себе, стекольные предприятия - отключить полностью печь. Это большие потери.

Владимир Путин: Да, есть предприятия непрерывного цикла.

Зинаида Гречаный: Конечно. Поэтому очень бы хотелось, чтобы этот вопрос разрешился между экономическими агентами. Мне кажется, что экономические агенты могут найти техническое решение этого вопроса, договориться. Мы понимаем, важно, чтобы существовал контракт и о транзите, и о поставке газа - тогда бы и решился вопрос.

Политикам всегда можно предложить решение. Я приехала сюда сегодня для этого. Мы очень надеемся, что этот вопрос будет иметь разрешение. Потребители не понимают, почему они должны мерзнуть, когда Молдова имеет контракт. Это им очень сложно объяснить. Мы очень надеемся на разрешение этого вопроса.

Роберт Фицо, премьер-министр Словакии (как переведено): Уважаемый господин Председатель Правительства. Большое спасибо за эту возможность говорить с Вами. Честно говоря, я бы предпочел двусторонние переговоры, поскольку каждая сторона имеет свои проблемы и трудности.

Я пришел сюда не жаловаться от имени Словацкой Республики. Скажу просто: ситуация в Словакии кризисная. Если газ не пойдет, мы должны будем предпринять меры, которые никогда раньше не принимались в словацкой истории. Я обсуждал свой визит сюда с представителем Чешской Республики, с председателем Комиссии Европейских сообществ господином Баррозу, госпожой Меркель и еврокомиссаром по энергетике господином Пиебалгсом.

Господин Председатель Правительства, наши аргументы очень просты. Мы слышали также и украинские аргументы. Украина предоставляет такие же документы, говорит о том, что именно Российская Федерация отвечает за это состояние. Но мы не можем быть судьями, мы не имеем права вмешиваться. Мы как заложники в этом споре. Можно повторить то же, что сказала коллега из Молдавии, у Словакии тоже есть подписанный договор. Мы платим мировые цены за газ, поэтому можем претендовать на определенные поставки.

Владимир Путин: А сколько вы платите?

Роберт Фицо: 450 долларов за тысячу кубометров. Это мировая цена.

Сейчас мы не хотели бы выяснять, кто прав, кто виноват, потому что двусторонний спор с Украиной нас сейчас не интересует. Мы давим и на Украину. Я сегодня сказал госпоже Тимошенко, что Украина теряет доверие европейских партнеров из-за того, как она себя ведет. Я рад, что европейские партнеры имеют в этом споре единую позицию. Вы, наверное, слышали их заявления на этот счет.

Я здесь для того, чтобы найти конкретное решение именно для Словакии. У нас есть несколько предложений, как помочь Словакии, но это предложения, которые необходимо обсудить на экспертном уровне. Естественно, идеально было бы, если бы Украина и Российская Федерация договорились, чтобы убрать все препятствия, которые существуют. Ненормальная ситуация, когда газа достаточно, а европейские страны начинают мерзнуть, и им нечем топить, хотя газ есть.

Если решить спор между Российской Федерацией невозможно, тогда у нас будут отдельные предложения по тому, как вести разговор с "Газпромом" - компанией, которая подписала соответствующий контракт. Одно решение - через Ямал, и мы с господином Миллером это уже обсуждали.

Существует так же и решение в отношениях с Украиной, там есть хранилища в западной части. Есть предложение, чтобы вы компенсировали Украине затраты запасов в ее восточной части. Все эти решения технически уже проработаны. Но это запасные решения, поскольку должно быть найдено то, при котором транзит будет двусторонним.

Это позиция, которую я хотел бы озвучить на этой встрече. Спасибо.

Сергей Станишев, премьер-министр Болгарии: Владимир Владимирович, во-первых, спасибо за встречу. Ситуация, не только в тех странах, которые мы представляем, но и в большей части европейских государств, все более сложная. Конечно, мы все внимательно следим за торговым спором между Россией и Украиной по условиям доставки газа на Украину и по условиям транзита.

Наиболее неприятно то, что миллионы граждан Европы чувствуют себя в качестве заложников в этом споре, сотни тысяч людей страдают, поскольку каждое из государств было вынуждено в той или иной степени ввести разные формы ограничительных режимов с точки зрения обеспечения экономической деятельности предприятий, а во многих случаях - и бытовых нужд.

Тем более что прекращение транзита произошло без всякого предупреждения, не было технологического времени подготовиться к переходу на альтернативное горючее, что также создало немалое социальное и бытовое напряжение.

В данном случае самый большой риск, с моей точки зрения, и для России, и для Украины, - это вопрос доверия, потому что спор по условиям доставки газа на Украину существует уже несколько лет, насколько я знаю, и в той или иной форме продолжается. Но он не должен превращать в заложников третьи страны, страны Европы, которые исправно соблюдают условия контрактов, заключенных с "Газпромом".

И это самые серьезные, по-моему, долгосрочные возможные последствия, если не решить кризис быстро. Я оцениваю то, что российская сторона всегда подтверждала, что она полностью исполняет и будет исполнять свои обязательства. Без сомнения, двусторонний конфликт является этому реальным препятствием.

Поэтому моя просьба к Вам - тоже искать, возможно, более быстрые решения по транзиту, причем и технические, так как, насколько я знаю, существуют спорные вопросы между Россией и Украиной по этому вопросу. Существует очень ясная и консолидированная позиция всего Европейского союза, тем более что Европейский союз заангажировал себя участием наблюдателей, которые должны осуществлять контроль именно по транзиту.

Моя просьба к Вам - поискать дипломатические пути. У нас тоже есть конкретные предложения, которые можно обсудить. В том числе и технические для краткосрочного решения вопроса, потому что моя страна, благодаря тому, что существует подземное хранилище, в состоянии еще определенное количество времени обеспечивать газом индустрию и ряд других объектов. Однако этот кризис не может продолжаться слишком долго.

Владимир Путин: Ясно. Я бы сделал только одно или пару маленьких замечаний в ответ на то, что услышал от вас, уважаемые коллеги

Во-первых, прозвучало, что со стороны Украины тоже предоставляются какие-то документы. Хотелось бы знать, какие же это документы? Если у нас из Киева за подписью международных наблюдателей пришла бумага о том, что транзит не идет, он не обеспечен. Какие другие документы наши украинские друзья могут представить, кроме тех, которые подтверждены международными наблюдателями? Если у вас есть такие документы, покажите нам тоже, пожалуйста, нам будет интересно.

Дальше. Действительно наши европейские партнеры становятся заложниками спора России и Украины. Но это спор о поставках, условиях и ценах поставок природного газа для самой Украины - вот в чем спор. И никто, никакая транзитная страна не имеет права злоупотреблять своим транзитным положением, спекулировать на нем, чтобы брать в заложники потребителей в Европе.

Транзит - это отдельная проблема. Во-первых, у нас есть транзитный контракт, действующий до 2013 года, и дополнения к нему действуют до 31 декабря 2010 года. Если есть спор по этому вопросу, то обращаться нужно в Стокгольмский арбитражный суд, потому что этот договор подчинен шведскому праву.

Ну и, наконец, Украина подписала и ратифицировала Энергетическую хартию, и она даже в силу этого обстоятельства обязана обеспечить транзит. Самое главное - кто бы и какие бумаги не предоставлял, я готов все эти бумаги в печку выбросить! Важно другое - мы кран открыли в вашу сторону, и готовы поставлять, а с украинской стороны кран закрыт, и они газ не транзитируют.

Более того, после разговора с Вами, уважаемый господин Премьер-министр, вчера я дал указание "Газпрому" еще раз выставить заявку на транзит газа через ГИС "Ужгород" в направлении Словакии. И сегодня мы повторили эту заявку в направлении Балкан целиком, в том числе, включая Болгарию и Молдову через ГИС "Орловка". Там 76,6 миллионов кубических метров - это заявка по дню для всех Балканских стран. Отдельно для Словакии на "Ужгород" - 22,2 миллиона кубических метров в день. И мы получили отказ от наших украинских партнеров на транзит.

Вот в чем проблема. Не в том, что мы не подаем, а в том, что они не пропускают.




Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх