,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Фантомные политические боли „украинского Пьемонта”
  • 24 ноября 2008 |
  • 13:11 |
  • YoGik |
  • Просмотров: 42958
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
Какими является роль и место политического Львова в современной Украине? В общественном мнении ответ на этот вопрос, как правило, является стереотипным и колеблется в амплитуде определений от «Украинского Пьемонта» до «гнезда украинских националистов». На Востоке Украины много людей и в настоящее время считают, что Украиной явно или тайно правят коварные галичане.

Сразу хочу отметить, что не претендую на опровержение этих (и многих других) стереотипов о Львове политическом. Во-первых, потому, что это неблагодарное дело - что-то опровергать. Во-вторых, я не являюсь знатоком политической жизни Львова и не пытаюсь провести полноценное и объективное исследование политической роли галицкой столицы в современной Украине.

Эта статья - сугубо субъективный взгляд киевского (с харьковскими корнями) политолога на один из региональных центров Украины. Для меня интересным является именно это - роль региона (и региональной столицы) в политической жизни страны, чем она определяется, как и почему изменяется.


Оценивая роль любого региона в общественно-политической жизни страны, я, как непоправимый позитивист, пытаюсь использовать достаточно четкие критерии: масштабы и качество представительства региональной элиты в высших эшелонах государственной власти и украинского политикума; уровень развития регионального бизнеса (его масштабы, степень автономии, и тому подобное); авторитет местной власти (губернатор, городской голова региональной столицы, органы местного самоуправления) и в регионе, и на общенациональном уровне; степень непрямого политического влияния региональной элиты на общенациональном уровне (через СМИ, общественные организации, сферы образования и культуры); уровень политической консолидации региональной элиты; степень политической активности населения региона.

Если посмотреть на роль и место Львова в политической жизни Украины с точки зрения этих критериев, то золотым временем галицкой столицы в ее новейшей истории был период конца 1980-х - начала 1990-х годов. Тогда именно Львов был идеологическим и политическим центром национально-демократического движения в стране, а львовяне вместе с киевской творческой интеллигенцией составляли ядро контрэлиты.

Но когда главная цель украинского Пьемонта - получение независимости Украины - была реализована, состоялась постепенная девальвация политической роли Львова. И это было закономерно.


В национально-демократическом движении начались дрязги, внутренние конфликты и расколы. Идейная контрэлита в значительной мере интегрировалась во властный истеблишмент. Наиболее активная и яркая часть региональной элиты потянулась в Киев, где заняла заметное место. Кстати, процесс вымывания региональных элит происходил в 1990-е годы и в других регионах. Например, Днепропетровск и Харьков до сих пор не пришли в себя от этого. Сравните политиков - выходцев из Днепропетровщины 1990-х годов - и нынешних представителей этого региона в Верховной Раде. Контраст очень заметен. Львов, как и другие региональные столицы Украины, терял не только политиков, но и журналистов, общественных деятелей, даже просто активных и ярких людей из разных сфер общественной жизни.

Однако и в 1990-ые годы Львов оставался символом национального сознания. Он выполнял идеологическую функцию носителя государственнической идеи и украинской гуманитарной политики (возрождение украинского языка и украинской культуры) скорее опосредствовано (через свою диаспору в Киеве), но для страны (особенно для схидняков) это была галицкая (львовская) политика, даже если она и проводилась через коренных киевлян. Другое дело, что в этот период Львов потерял свою идеологическую пассионарность и политическую самостоятельность.Очень показательно, что на президентских выборах в 1994 и в 1999 годах львовяне поддерживали действующего Президента.Формат политической игры начали задавать из Киева, Львов эту функцию потерял.

С середины 1990-х годов начались новые тенденции - большая приватизация, слияние больших денег с большой политикой, формирование новых региональных элит (бизнесовых по своей сути). Львов политический очутился на обочине этих процессов, во всяком случае, не играл в них ведущую роль. Конечно, и во Львове появились свои олигархи, но их экономический и политический вес не шел в сравнение с киевскими, днепропетровскими и донецкими магнатами.

Когда появилось антикучмовское движение, то львовяне в нем выполняли скорее функцию политической массовки, их не было среди лидеров и идеологов новой оппозиции.

Львовяне были и есть в командах Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко, однако, лишь на вторых ролях. С другой стороны они есть в ближайшем окружении Виктора Януковича, что можно считать настоящей иронией политической судьбы галицкой столицы.

В настоящий момент много говорят о новом политическом поколении, ищут более-менее перспективных молодых политиков. И где среди них львовяне?

По возвращении в исполнительную власть Януковича и Партии регионов, именно из Львова все чаще раздаются разговоры (даже с определенной теоретическим обоснованием) о необходимости разделиться с русифицируемой и почти советской Юго-Восточной Украиной, которая является на пути к Европе политическим грузом, который невозможно поднять.
Такой себе своеобразный галицкий сепаратизм набирает оборотов. По своей сути - это интеллектуально идеологический декаданс политического Львова, сознательный отказ от политической миссии, который взяла на себя политическая генерация львовян, которые боролись за национальную независимость. Идеология галицкого сепаратизма является признанием поражения политического Львова в борьбе за Украину. Это - своеобразные фантомные политические боли галицкой столицы как реакция на прежнюю славу украинского Пьемонта.
Если к этому прибавить еще и славу новой криминальной столицы Украины после ряда убийств известных львовских бизнесменов, становится совсем грустно.

Кажется, существуют все признаки критически существенного падения роли Львовщины в политической жизни страны. Хотя, если оценивать проблему в более широких масштабах, это одновременно и проявление кризиса украинского национал-демократического движения, и проявление системного кризиса региональных элит Украины, не только на Львовщине, но и во многих других регионах страны.

Однако если говорить о кризисе региональных элит, то Львов выглядит еще не так плохо. Он уже пережил своего популистского мэра («своего Черновецкого», хотя такое сравнение может и не совсем корректно). В дискуссии вокруг городских жилищно-коммунальных проблем именно новый львовский мэр Андрей Садовый выглядел наиболее достойно. Во всяком случае львовский городской совет, в отличие от многих других центрально- и западноукраинских органов местного самоуправления, не поддался тарифно-популистскому блицкригу Юлии Тимошенко.

По-видимому, напрасно мечтать о новом политическом ренессансе Львова в общенациональном масштабе, во всяком случае, в ближайшее время. Намного более целесообразно работать над тем, чтобы Львов хранил свою славу одной из интеллектуальных и культурных столиц Украины и возобновил свою роль одного из экономических центров страны. Между прочим, новая слава итальянского Пьемонта началась после Второй мировой войны, когда эта область стала одним из локомотивов итальянского экономического чуда.

Перспектива Львова, как и всей Украины, заключается в актуализации полицентричной модели развития нашей страны.


И тогда у отдельных региональных элит не будет потребности в политическом восторге Киева, а у рядовых обитателей Галичины или Донбасса не будет чрезвычайного желания искать счастье в том же Киеве, или вообще за рубежом.

Перевод с украинского - Александр Хохулин.

Владимир Фесенко для www.zaxid.net



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх