,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Д. Табачник. Игра в поддавки по-украински
  • 11 ноября 2008 |
  • 11:11 |
  • dnukr |
  • Просмотров: 11617
  • |
  • Комментарии: 13
  • |
0
Героизация пособников оккупантов, клиническая русофобия, гонения на каноническое православие, тотальные нарушения прав граждан по языковому, религиозному и этническому признакам, втягивание страны в агрессивный военный блок, упорное провоцирование конфликта с Россией стали обыденностью ющенковского бантустана. Фашизация Украины, недавно немыслимая в стране, где в каждой семье есть павшие в войне с фашизмом, превратилась в последовательную государственную политику. Мы отступили настолько далеко, что вопрос заключается уже не в политике, а в защите основы исторического, даже цивилизационного выбора. Не поняв причины проявляемой слабости, демократическая Украина неминуемо обрекается на необратимое поражение цивилизационного характера.

Партии бизнеса и партии идеи

Парадоксально, что, несмотря на агрессивность и энергию разрушения украинских национал-маргиналов, они представляют абсолютное меньшинство населения. В этом заключается принципиальное отличие от ситуации Италии 1921 года и Германии 1933-го. Муссолини и Гитлер пользовались поддержкой хоть и не большинства населения, но количество их сторонников было совершенно несравнимо с количеством убежденных «оранжевых», и они не были территориально локализованы в нескольких экономически и культурно второстепенных регионах.

Большинство населения Украины категорически не приемлет проводимый режимом курс фашизации и готово отстаивать свои основополагающие жизненные ценности, что было наглядно продемонстрировано в 2004 и 2007 годах. Трагедия заключается в том, что ведущие антинационалистические партии, не только не поддержали порыв масс, но и сделали все, чтобы он не реализовался. Во время прошлогоднего президентского переворота исключение составили одни коммунисты, но не в их силах было преодолеть воцарившееся капитулянтство.

Внешне бессмысленное поведение могущественных партий, сдававшихся буквально в шаге от победы, объясняется глубинными порочными принципами их функционирования. Идеологические партии, а не объединение по бизнес-интересам, в Украине не правило, а редкое исключение. Среди партий, опирающихся на антинационалистический электорат, такой в полной мере является только КПУ. Она не только имеет четкую, не допускающую двусмысленностей идеологию, но и руководствуется ею в своих практических действиях. Верность идеологическим принципам и своим избирателям объясняет постоянный рост влияния КПУ, привлечения к себе разочаровавшегося электората других антиоранжевых партий. При этом коммунисты сумели подняться над узким пониманием идеологической базы. Отход от ортодоксального марксизма, пересмотр отношения к религии, а самое главное – последовательная антифашистская борьба вывели КПУ на принципиально новые политические рубежи. Теперь и самые ярые антикоммунисты не говорят о «партии пенсионеров». Фактически Компартия пытается применять к украинским условиям опыт европейского Движения Сопротивления. В большинстве оккупированных стран в годы Второй мировой войны именно коммунисты играли ключевую роль в борьбе с оккупантами в рамках организации единого Сопротивления и объединяли вокруг себя всех, готовых сражаться с нацизмом. Исключение составила Франция, где все антифашистские силы, независимо от их идеологической окраски, были объединены лидером «Сражающейся Франции» генералом де Голлем и эффективно действовали против оккупантов в рамках Национального Совета Сопротивления.

Для многих голосующих за КПУ (а таких будет становиться все больше) важно не коммунистическое учение, а реализуемая на практике идеология борьбы с наступающим фашизмом. Избиратели знают, что коммунисты государственный статус русского языка, антифашизм во всех его проявлениях, стратегический союз с Россией ни при каких условиях не сдадут. В итоге КПУ имеет не наемную армию равнодушных ландскнехтов, а людей, знающих, за что они сражаются, и готовых отстаивать свой выбор до конца.

К сожалению, остальные партии антинационалистического лагеря не осознают важности идеологии, а значит, не занимаются ею системно, не считают ее стержнем партийного существовании и в результате закономерно проигрывают. У многих оппозиционных политиков идеология, благодаря которой они делают карьеру, не более чем сменная одежда. В зависимости от обстоятельств, могут одинаково страстно защищаться диаметрально противоположные взгляды; принципы, как нечто неизменное, для таких политиков не существуют. В своем мировоззренческом (включая и внешнеполитический аспект) цинизме они напоминают изображавшего из себя русофила короля Черногории Николая I Негоша-Петровича, перед Первой мировой войной распределившего между сыновьями – Данило и Мирко роли приверженцев Австро-Венгрии и России. Последние бегали по соответствующим посольствам, от имени отца заверяя в преданности одновременно Вену и Петербург. Во время войны братья поменялись внешнеполитической ориентацией, но продолжали реализовывать старую отцовскую схему… Некоторым нашим «борцам» также ничего не стоит за достойное вознаграждение превратиться из «пророссийских» в апологетов евроатлантизма.

Для украинских псевдополитиков народ – ничего не значащее слово, а декларируемые лозунги не более чем политтехнология. Себя, вне зависимости от формальной партийной принадлежности, они видят кастой, призванной управлять холопами.

Однако высшая справедливость заключается в том, что прагматичный цинизм в политике стратегически приводит не к успехам, а к поражениям. Достаточно вспомнить события путча 2007 года. Ющенко, проиграв по всем направлениям, в том числе в реализации силового сценария, был в шаге от эвакуации в США, тем не менее «прагматики» предпочли «договариваться» с путчистами. В результате ПР, ранее бывшая центром объединения всех антифашистских сил и имевшая огромнейший кредит народного доверия, получила на антиконституционных парламентских выборах результат, сделавший ее из правящей оппозиционной. Второй сеанс «наступания на грабли» прошел после отказа от коалиции с БЮТ, навсегда положившей бы конец ющенковскому национал-маргинальному безумию.

Случай в истории не исключительный, но крайне редкий по поражающей бессмысленности и алогичности. Показательно, что участникам подобных «договоренностей» и ранее неизменно приходилось платить высокую цену за свои или чужие ошибки.

В октябре 1917 года силы Московского военного округа практически одержали победу над руководившим восстанием Военно-революционным комитетом. Однако, когда отряды ВРК почти полностью были разбиты и деморализованы, командующий МВО полковник Константин Рябцев неожиданно пошел сначала на заключение перемирия, которым противник воспользовался для перегруппировки и подтягивания дополнительных сил, а потом отдал приказ о сложении оружия. В личной порядочности и смелости полковника Рябцева никто не сомневался, но он попал под влияние ряда политиков (в первую очередь, Вячеслава Прокоповича), стремившихся выстроить свое политическое будущее на основе «компромисса». Разумеется, объяснялось это необходимостью достижения «национального согласия» и «недопустимостью насилия». Большевики не преминули воспользоваться предоставленным шансом сломить самое серьезное сопротивление Октябрьскому перевороту за счет обещаний, которые и не думали выполнять. Капитулянты, подтолкнувшие командующего МВО к капитуляции, а также предательству пошедших за ним добровольцев, быстро отошли в сторону. В дальнейшем они устроились относительно неплохо – одни писали эмигрантские мемуары о своей выдающейся роли в революции, другие вошли в новую советскую номенклатуру. Только доверившийся им полковник Рябцев, арестованный в Харькове деникинской контрразведкой, был расстрелян 29 июля 1919 года по обвинению в измене присяге.

Закономерно, что череда «компромиссов» разного уровня реализуется исключительно за счет интересов избирателей, за счет собственной партии и ее лидера; для апостолов «национального согласия» необходимо только предоставление «оранжевыми» гарантий неприкосновенности и преференций своему бизнесу.

Любители тайной дипломатии искренне не могут осознать, что есть черта, за которую переступать нельзя. Когда-то генерал Лавр Корнилов сказал своему преемнику на посту Верховного Главнокомандующего (назначенному министром-председателем Временного правительства Керенским после провокации августовского «мятежа» 1917-го), генералу Михаилу Алексееву: «Вы идете по черте, отделяющей честного человека от бесчестного». Рядящиеся в тогу оппозиционеров политики и бизнесмены, на мой взгляд, давно и без колебаний эту черту переступили. Подобным образом поступила, например, экс-глава парламентской фракции ПР, которая действовала совершенно в духе украинского политикума – получить все от партии, а потом, когда ситуация изменилась, изменились и с жаром защищаемые идеалы.

Невольно вспоминается генерал Власов и его «убеждения» на службе гитлеровскому Рейху. Правда, Гитлер, не только значительно более брезгливый, но и несравненно более умный, чем хоружевский мессия, отверг предложение Гиммлера встретиться с бывшим советским генералом, прозорливо сказав: «Как он предал Сталина, так предаст и меня…». Кратковременные бои РОА с немцами в Праге, когда власовцы пытались пробиться к американцам и получить их покровительство, показали, что фюрер не обманывался в моральном уровне изменника.

На допросах после разгрома Германии многие видные власовцы объясняли, что они почти герои, т.к. в меру сил разваливали Вермахт изнутри, а перешли на сторону врага в надежде нанести ему как можно больше вреда. Не сомневаюсь, что и после крушения «оранжевого» режима мы сможем услышать и от руководителя СНБО рассказы о героической борьбе в тылу врага против НАТО…

Не менее значимым фактором, обусловившим череду побед националистов, явилось как раз то, что они никогда не уступали свои ключевые идеологические позиции. Для «оранжевых» всегда священными коровами оставались русофобия, членство в НАТО, «единая национальная поместная церковь», «герои» ОУН-УПА и прочий хорошо известный президентский набор «второй свежести». Принципиальность украинских националистических вождей объясняется отнюдь не высокими моральными качествами – их продажность и абсолютная беспринципность просто зашкаливают. Но таким образом они обеспечивают себе преданность Галичины, не только считающей себя украинским Пьемонтом, но и уверенной в обладании высшим правом управлять Украиной. На что способны идеологически цементированные русофобией галичанские «крестоносцы», Украина убеждалась неоднократно. В январе 1918 года галичанские сечевые стрельцы зверски подавили восстание против Центральной Рады, а в декабре того же года, благодаря австрийским наемникам Евгена Коновальца, удался мятеж, уничтоживший гетманскую Украинскую Державу. Спустя почти столетие – осенью 2004-го, свезенная агрессивная массовка затопила центр столицы и привела власть в состояние ступора. Кроме того, русофобские лозунги – это опознавательный знак «свой-чужой» для Вашингтона, как ранее он исполнял аналогичную роль для Третьего рейха. США в «большой игре» против России готовы поддержать своих ставленников всеми средствами, и роль заокеанской поддержки нельзя недооценивать.

Представляя незначительную часть населения, но сильные идеологической сплоченностью, националисты постоянно одерживают победы и в итоге близки к окончательному уничтожению остатков демократии. Скажем, при гипотетической попытке властей перед майданом призвать главный «оранжевый» канал к ответственности за призыв к массовым беспорядкам и насилию националистические пассионарии вдребезги разнесли бы любое госучреждение, а его руководители сумели бы избежать расправы только в случае вмешательства спецназа. Сейчас же ющенковские клевреты, нарушая права миллионов граждан на свободу получения информации, прекращают вещание всех российских каналов, и, кроме вялых заявлений, никакой реакции со стороны оппозиционных партий не наблюдается.

О защите русской культуры Украины последние начинают вспоминать исключительно перед выборами, и мало уже найдется наивных, которых вновь поверят громким словам, сотрясающим воздух без малейшего эффекта. Произошла необратимая реакция, схожая с известной басней Эзопа о мальчике и волке; если каждый раз кричать про волка, а он не появляется, то уже никто крикам верить не будет. Теперь и при искреннем желании перейти от речей к делу крайне трудно воскресить доверие. Между тем, оппозиционные политики считают излишним отстаивать идеологию собственных избирателей независимо ни от чего. Более того, отношение к избирателям определяется принципом, что те «и так никуда не денутся». Подобный подход приводил к краху не одну партию. Другой вопрос, что таким образом целенаправленно разваливают крупнейшую антиоранжевую политическую силу, надеясь получить полный контроль над ее обломками.

И никто не додумался просто стать на колени…

Предательство формально оппозиционными партиями интересов миллионов поддерживающих их людей имеет глубокие корни в отечественной истории. Происходящее выглядит как дежа вю декабря 1918 года, гениально описанного в булгаковской «Белой гвардии». Героизм рядовых защитников Киева от петлюровских погромщиков соседствовал с трусостью, глупостью и прямым предательством верхов. Тогдашние сторонники «компромисса» тоже предпочли «договориться» за счет не только интересов, а и жизней поверивших им.

ХХI век повторил события начала века ХХ-го. Достаточно представить на месте юнкеров смельчаков, повязавших во время майданного буйства бело-синие ленточки или вышедших на защиту парламента в прошлом году, а на месте «штабной оравы» современных иуд, продавших как избирателей, так и целые регионы. Процитирую только небольшой отрывок из романа, эмоциональное наполнение которого понятно всем пережившим события последних лет: «Щеткин уехал в Липки, прибыл в тесную, хорошо обставленную квартиру с мебелью, позвонил, поцеловался с полной золотистой блондинкой и ушел с нею в затаенную спальню. Прошептав прямо в округлившиеся от ужаса глаза блондинки слова:

– Все кончено! О, как я измучен…– полковник Щеткин удалился в альков...

Ничего этого не знали юнкера первой дружины. А жаль! Если бы знали, то, может быть, осенило бы их вдохновение, и, вместо того чтобы вертеться под шрапнельным небом у Поста-Волынского, отправились бы они в уютную квартиру в Липках, извлекли бы оттуда сонного полковника Щеткина и, выведя, повесили бы его на фонаре, как раз напротив квартирки с золотистой особой…»


Нынешние щеткины предают, конечно, неизмеримо масштабней. И наградой за подлость является не золотистая блондинка на Липках, а гарантии бизнесу и ордена.

А насколько напоминает отношение народа к деятелям, уже не стесняющимся открыто говорить о необходимости «отложить» вопрос придания русскому языку государственного статуса и находящим «подлинных героев» в «Нахтигале» и УПА, слова командира артиллерийского дивизиона: «Конная сотня, вертясь в метели, выскочила из темноты сзади на фонари и перебила всех юнкеров, четырех офицеров. Командир, оставшийся в землянке у телефона, выстрелил себе в рот.

Последними словами командира были:

– Штабная сволочь. Отлично понимаю большевиков».


Для меня совершенно очевидно – оппозиционным политикам, независимо от наличия собственной вины, необходимо покаяться перед народом за то, что его вера и идеалы растоптаны. Я всегда был категорическим противником любых «договоренностей» с националистами и о своей позиции заявлял открыто, но считаю необходимым принести извинения своим сподвижникам по антифашистской борьбе, что также не сумел их защитить.

Ручные «антифашисты» любят красоваться на трибунах и выступать с правильными «политкорректными» речами, но единственная причина, по которой Ющенко еще не стал неограниченным коричневым диктатором, совсем не в производимой таким образом имитации деятельности. Фашизм окончательно не установлен только из-за каждодневного упорного сопротивления по всей стране. Можно только склонить голову перед участниками демонстраций и пикетов, учителями, рискующими говорить ученикам правду, библиотекарями, не дающими изымать из фондов русскую и советскую литературу, сотрудниками правоохранительных органов, отказывающимися выполнять преступные приказы, многими и многими другими нашими несломленными соратниками.

Как будто про них звучат пронзительные слова из песни Александра Вертинского «То, что я должен сказать», посвященной московским юнкерам, которых предало собственное командование:

И никто не додумался просто стать на колени
И сказать этим мальчикам, что в бездарной стране
Даже светлые подвиги – это только ступени
В бесконечные пропасти, к недоступной Весне.


Для меня огромная честь стать на колени перед всеми противостоящими национал-фашизму, что само по себе является светлым подвигом, величину которого смогут должным образом оценить, возможно, только будущие поколения. Кстати, многие пережившие в Киеве страшное время Гражданской войны были уверены, что «печальный Пьеро» написал эту щемящую песню именно о киевских добровольцах, растерзанных петлюровцами под Киевом в декабре 1918 года. Точно так же их «послала на смерть недрожавшей рукой» отсиживавшаяся в безопасном тылу «штабная сволочь».

Несомненно, что сейчас основной задачей всех антифашистских политиков, для которых убеждения и принципы не просто слова, является объединение усилий в борьбе единого Сопротивления. Сопротивления не ради чьих-то личных интересов, не ради будущего торга, а подлинного Сопротивления, в котором каждый его участник будет знать, что он никогда не будет предан и продан.

Дмитрий Табачник, доктор исторических наук, профессор



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх