,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Прощальный подарок бушевской банды: последний, лихорадочный грабеж народного достояния
  • 3 ноября 2008 |
  • 12:11 |
  • vvetrov |
  • Просмотров: 9410
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
0
Прощальный подарок бушевской банды: последний, лихорадочный грабеж народного достояния

"The Guardian", Великобритания, 01 ноября 2008 пишет:
Меры правительства США по спасению финансовой системы - это бесконтрольная раздача государственных средств большому бизнесу. Вот он - капитализм без риска.
В последние дни предвыборной кампании многие республиканцы, похоже, смирились с мыслью, что с властью им придется расстаться. Но не стоит заблуждаться: это не значит, что они опустили руки. Если вы хотите узнать, как умеют вкалывать республиканцы, взгляните, с какой скоростью они растаскивают такую гору денег, как семисотмиллиардный 'пакет' финансовой помощи, выделенной для спасения финансового сектора. На недавнем заседании сенатского Комитета по делам банков республиканец Боб Коркер (Bob Corker) полностью сосредоточился на этой задаче, явно намереваясь выполнить ее до инаугурации нового президента. 'Какую часть из этой суммы мы сможем реально потратить до 20 января?', - допытывался он у Нила Кашкари (Neel Kashkari), тридцатипятилетнего бывшего банкира, отвечающего за реализацию 'пакета'.

Когда европейские колонизаторы понимали, что им волей-неволей придется передать власть коренному населению, они часто переключали все внимание на опустошение казны той или иной колонии, или захват скота. При особой зловредности они, как это проделали португальцы в Мозамбике в середине семидесятых, даже заливали бетоном шахты лифтов.

Партнеры



Бушевская банда, конечно, до такого варварства не опускается. Вместо открытого грабежа она пользуется бюрократическими инструментами, вроде аукционов по реализации 'проблемных активов' или 'программы приобретения акций'. Но будьте уверены: цель у нее та же, что и у потерпевших поражение португальцев - разграбить как можно больше национального богатства до того, как им придется отдать ключ от государственной казны.

Как иначе можно объяснить гротескные решения о распределении средств из 'пакета'? Когда администрация Буша объявила, что передаст банкам 250 миллиардов долларов в обмен на акции, этот план многие наблюдатели охарактеризовали как 'частичную национализацию' - радикальный шаг, необходимый, чтобы снова запустить механизм банковского кредитования. Нам внушали: министр финансов Генри Полсон (Henry Paulson) наконец понял, что надо делать, и пошел по стопам Гордона Брауна (Gordon Brown).

На самом деле о национализации - частичной, или какой-либо еще - речь вовсе не идет. Американский налогоплательщик не приобретает никакого реального контроля над банками, а потому они могут тратить полученные деньги как заблагорассудится. В Morgan Stanley, похоже, немалую часть выделенной суммы собираются пустить на выплату дивидендов за этот год. Менеджеры Citigroup намекают, что полученные 25 миллиардов пойдут на приобретение других банков, а Джон Тейн (John Thain), глава Merrill Lynch, заявил аналитикам: 'По крайней мере в следующем квартале они послужат 'подушкой безопасности''. В результате правительству США остается лишь упрашивать банки направить хотя бы часть оплаченного налогоплательщиками 'подарка' на кредитование - ради чего, по официальной версии, и была принята вся эта программа.

В чем же тогда состоит подлинная цель помощи банковскому сектору? Боюсь, что за этой лихорадочной активностью стоит куда более амбициозный план, чем разовый 'подарок' большому бизнесу, что бушевский вариант 'частичной национализации' скроен таким образом, чтобы превратить американскую казну в 'бездонную бочку' для банковского сектора всерьез и надолго. Вспомним, озабоченность у крупных рыночных игроков, особенно банков, вызывает не дефицит кредита, а падение котировок собственных акций. Инвесторы потеряли уверенность в честности крупных финансовых игроков - и не без оснований.

И вот тут-то вступает в действие программа Минфина. Скупая пакеты акций этих финансовых учреждений, министерство дает рынку сигнал, что в них можно вкладываться без опасений. Почему без опасений? Не потому, что уровень риска, связанный с этими учреждениями, получил, наконец, точную оценку. Не потому, что они отказались от использования экстравагантных финансовых инструментов и возмутительного соотношения между собственными и заемными средствами, что, собственно, и породило нынешний кризис. Дело в том, что рынок теперь будет рассчитывать на то, что правительство США не даст этим конкретным компаниям 'потонуть'. Если у них возникнут неприятности, делают вывод инвесторы, государство найдет дополнительные средства, чтобы их спасти, поскольку банкротство таких компаний будет означать для него потерю уже выкупленных активов, порой на миллиарды долларов. (Достаточно взглянуть на страхового гиганта AIG, который уже требует новых вливаний за счет налогоплательщиков, и, вероятнее всего, это не последняя такая просьба).

Эта привязка частных фирм к государственным интересам - и есть реальная цель плана помощи: Полсон по сути дает всем компаниям, охваченным программой - а их количество, возможно, будет исчисляться тысячами - косвенные гарантии Минфина. Для нервозных инвесторов, ищущих надежные объекты для вложения капиталов, эти сделки с акциями станут более надежным ориентиром, чем любая категория 'три А', присвоенная рейтинговым агентством Moody's.

Подобная 'страховка' просто бесценна. Впрочем, самый выгодный для банков элемент схемы заключается в том, что государство фактически еще и платит им за согласие получить свои гарантии. Для интересов налогоплательщиков, напротив, весь этот план крайне опасен: он может обойтись им куда дороже 700 миллиардов, первоначально предназначенных Полсоном на скупку 'токсичных' долгов. Теперь из кармана американцев будет компенсироваться не только задолженность, но и любые проблемы корпораций, продавших акции государству.

Вот что интересно: именно такой неофициальной гарантией пользовались ипотечные гиганты Fannie Mae и Freddie Mac до того, как они подверглись национализации в начале нынешнего кризиса. Не одно десятилетие рыночные игроки были уверены: поскольку эти частные компании связаны с государством, в случае чего Дядя Сэм обязательно вмешается, чтобы их спасти. Многие наблюдатели указывали: хуже ситуации, чем эта, придумать невозможно. Речь шла не только о приватизации прибыли и обобществлении издержек: косвенная государственная поддержка создавала мощные стимулы для безответственного ведения бизнеса.

Суть полсоновской программы по скупке ценных бумаг такова: он попросту перенес модель, уже дискредитированную на примере Fannie и Freddie, на значительную часть банковского сектора. В результате у частных финансовых учреждений снова не возникает оснований для отказа от рискованных игр - особенно в свете того, что ничего подобного Минфин от банков и не требует (очевидно, не желая заниматься 'управлением на микроуровне').

Чтобы еще больше повысить уверенность на рынках, федеральное правительство объявило о неограниченных государственных гарантиях вкладов во многих банках. Кроме того, как будто всего этого недостаточно, Минфин поощряет банки к слияниям, чтобы в игре остались только те финансовые учреждения, что подпадают в категорию 'слишком больших, чтобы дать им обанкротиться' - то есть гарантированные кандидаты на государственную помощь. Все эти три шага - ничто иное, как громкий и четкий сигнал рынку: Вашингтон не даст финансовым институтам ощутить последствия их собственных действий. В этом, наверно, состоит величайший 'творческий вклад' Буша в экономику: он создает капитализм без риска.

Впрочем, не все еще потеряно. Коркер не зря волнуется: Минфин на самом деле испытывает трудности с распределением выделенных средств. Пока что он затребовал примерно 350 миллиардов из намеченных 700, но и из этих денег большую часть растащить еще не успели. Тем временем с каждым днем становится все яснее, что 'план спасения' преподносился общественности в ложном свете. Очевидно, что он никогда не преследовал целью высвобождение кредитных потоков. Речь с самого начала шла о том, что сегодня и делается: о превращении государства в гигантское страховое агентство для Уолл-Стрита, в 'страховочную сеть' для тех, кто меньше всего в ней нуждается, финансируемую из кармана тех людей, кому как раз наиболее необходима защита государства в условиях надвигающихся экономических штормов.

В этой двуличности кроется и благоприятный политический шанс. Кто бы ни победил на выборах 4 ноября, он будет пользоваться гигантским моральным авторитетом. И этим необходимо воспользоваться, чтобы заморозить распределение пакета помощи - не после инаугурации, а немедленно. Условия всех сделок должны быть пересмотрены таким образом, чтобы гарантии получил народ, а не большой бизнес.

Конечно, прервать процесс 'спасения финансового сектора' - дело рискованное. Но куда опаснее позволить банде Буша преподнести большому бизнесу этот прощальный подарок - подарок 'многоразового использования'.

В несколько измененном варианте данная статья была впервые опубликована в Nation (www.thenation.com)
перевод
Оригинал



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх