,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Здравствуй, стагфляция, валютный и банковский кризис
  • 21 октября 2008 |
  • 16:10 |
  • YoGik |
  • Просмотров: 10292
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
Кризис первый — стагфляционный
Стагфляция — термин, используемый в современной макроэкономике для обозначения состояния экономики, характеризующегося застоем (низкими темпами экономического роста) и ростом инфляции.

Собственно говоря, «половинку» этого состояния экономики — ускоренную инфляцию — мы в полной мере ощутили уже с самого начала текущего года. Обескураженные соотечественники вынуждены наблюдать за калейдоскопом смены ценников на основные товары народного потребления практически безостановочно.

Непродолжительная летняя пауза в ценовой гонке, вызванная сезонными факторами и жесткими монетарными методами Нацбанка, отнюдь не является свидетельством того, что инфляционный потенциал исчерпан. Более того, именно отчаянные попытки главного финрегулятора страны остановить ценовой пожар имели побочным эффектом возникновение денежного голода не только у субъектов хозяйствования, но и у финансовых учреждений страны.

Действия высокопоставленных чиновников порою подозрительно точно напоминали действия слона в посудной лавке. Сами создали гривнедефицит, в результате чего валютные рынки залихорадило, сами же заявили о неисчерпаемом ревальвационном потенциале гривни, сами же и укрепили курс нацвалюты в самый неподходящий момент. В результате получилось почти как всегда: простые граждане начали подсчитывать убытки в личных финансах, а валютные спекулянты — сверхприбыли.

Таким образом, по сути был подрезан экономический рост. Пока негативные тенденции малозаметны, и экономика все еще растет. Однако уже в следующем году с большой долей вероятности мы можем стать свидетелями резких негативных изменений экономических индикаторов.

В результате имеем то, что имеем. С одной стороны, меры, направленные на ограничение аппетитов населения по потреблению ипотечных, потребительских автокредитов, достойны всяческой поддержки. С другой стороны, ревальвационные игры Нацбанка нанесли мощный удар по отечественным экспортно-ориентированным отраслям и строительству и ухудшили сальдо торгового баланса. За семь месяцев текущего года отрицательное сальдо внешнеторгового баланса Украины составило более 11 млрд. долл.

Денежные эксперименты совпали по времени с сокращением спроса и цен на мировых рынках на основной товар украинского экспорта — металлопродукцию. Украинские меткомбинаты уже в августе сократили производство проката более чем на 20%, и если проблемы в металлургическом комплексе продолжатся, страну может ожидать системный экономический кризис. Пока что проблемы накапливаются. Как сообщают сами металлурги, резкое падение цен на мировых рынках привело к тому, что металлургические предприятия остались без заказов. В Украине на сегодня из 36 работающих домен остановлены 17 (из них только четыре — на плановый ремонт, остальные — из-за отсутствия заказов!). Остановлена половина мартеновских печей. Складские запасы уже превысили месячный объем производства.

Еще одной жертвой ревальвационных боевых действий стали строители. Потенциальные покупатели, усердно накапливавшие доллары и евро на первоначальный взнос за новостройку, не пожелали расставаться с кровно заработанным по курсу, который понравился Нацбанку.

Плюс ужесточение условий кредитования, плюс рост процент­ных ставок — и в сумме практически полный коллапс строительной отрасли, почти нулевые продажи даже готовых к вводу в эксплуатацию объектов и замораживание значительного количества строек по всей стране.

Именно на строительстве завязаны многие смежные отрасли, включая в первую очередь производство стройматериалов. Меньше новоселий — меньше необходимо мебели, осветительных приборов, бытовой техники, да и много чего еще. Соответственно кризис из строительной отрасли может распространиться далее. Темпы роста по многим направлениям упадут и потянут за собой общеэкономические показатели роста.

Как следствие — сокращение количества рабочих мест и сокращение темпов роста заработной платы, что уже де-факто и начинает происходить.

Так, в августе Госкомстат зафиксировал резкое падение реальных зарплат — на 2,8% по сравнению с июлем. Такого значительного падения уровня доходов граждан (месяц к месяцу) не было с 2002 года, когда Госкомстат начал публикацию ежемесячных данных о средней зарплате.

Повышение уровня безработицы Госкомстатом пока не зафиксировано. Тем не менее массовые увольнения в строительстве уже начались, банкиры и металлурги пока что лишь усиленно готовятся к таким действиям.

Возможно, на очереди — страховщики и рекламисты, имеющие самое непосредственное отношение к затронутым кризисом отраслям.

Безусловно, масла в огонь подольет и первое в истории страны столь существенное повышение цены на российский газ и отсутствие четкой экономической стратегии (а скорее — просто нежелания системно заниматься экономикой) у основных игроков на политическом ринге.

Кризис второй — валютный
Если по другим кризисным проявлениям часть ответственности с отечественными «экономистами» разделяет Джордж Буш, ведь именно США стали эпицентром Великой депрессии №2, то события, которые происходят и будут происходить на нашем валютном рынке, спроектированы исключительно нашими «умельцами».

Имитация заботы о благе народа показательным снижением инфляции на доли процента перевесила экономические реалии. А ведь аналитики в один голос предсказывали неизбежность осенней девальвации национальной денежной единицы.

И ручное управление валютными курсами, грубое игнорирование трендов на кредитно-денежном рынке привело к тому, что о спокойствии на валютном рынке теперь можно забыть. Ныне эксперты утверждают, что девальвация гривни (естественно, с отскоками и коррекциями) — это всерьез и надолго.

Одна из основных проблем состоит в том, что поверившим идеологам наступления «светлого коммунистического будущего» и нахватавшимся сверх меры валютных кредитов гражданам Украины, в случае, если курс надолго не стабилизируется, придется покупать СКВ для погашения потребительских, ипотечных и автокредитов по «интересному» курсу. В условиях, когда жить становится все дороже, когда с каждым месяцем все более значительную часть семейных бюджетов будут занимать траты на «коммуналку», выделять средства из личных финансов на погашение ранее взятых кредитов будет все труднее. Не исключены личные финансовые дефолты. Именно к банкам могут «поплыть» заложенные и невыплаченные подержанные автомобили и ставшие ненужными (по таким ценам) квартиры.

Кризис третий — банковский
Совсем недавно, в конце сентября, международное рейтинговое агентство Fitch понизило рейтинг девяти известных украинских банков со «стабильного» до «негативного». Уже в октябре такая же участь ожидала еще три финансовых учреждения.

«Негативный прогноз указывает на обеспокоенность Fitch тем, что Украина сталкивается с растущим риском валютного кризиса, обусловленным увеличением дефицита счета текущих операций и ухудшающимися перспективами в области финансирования», — отметил директор в аналитической группе Fitch по суверенным рейтингам Эндрю Кохун. Неделей раньше то же агентство понизило также суверенные рейтинги Украины со «стабильного» на «негативный».

По мнению Fitch, Украина подвержена значительному влиянию со стороны цен на сырьевые товары, особенно на природный газ при импорте и сталь при экспорте. Кроме того, Fitch Ratings изменило со «стабильного» на негативный прогноз по рейтингам облигаций. Эти «неуды» международного рейтингового агентства как стране в целом, так и некоторым финансовым учреждениям в отдельности в полной мере отображают обеспокоенность мировых финансовых кругов вопросом о том, что же все-таки происходит с экономикой Украины.

Случайно или нет, но в перечень банков с упавшими рейтингами попали в основном банки — лидеры ипотечного кредитования в Украине (в т.ч. и несколько крупнейших из первой десятки).

Очень многие финансовые учреждения после бездумного пиршества кредитования на рынке недвижимости оказались в сложнейшем положении. Инвестиционный климат страны, несмотря на ободряющие рапорты чиновников, на самом деле оставляет желать лучшего. Высокая инфляция сдерживает рост сбережений, приток иностранного капитала все еще продолжается, но носит фрагментированный (т.е. нестабильный, непостоянный) характер, внутренняя ликвидность слабая.

По оценкам рейтинговой группы Standard & Poor’s, на конец первого полугодия текущего года внешний долг украинских банков достиг 35,7 млрд. долл., или почти 30% их совокупных обязательств. Большинство банков имеют отрицательные разрывы краткосрочной ликвидности и чрезвычайно зависимы от притока новых вкладов клиентов. Ликвидные активы составляют лишь около 12% совокупных активов и покрывают не более 40% краткосрочных обязательств украинских банков. Имеет четко выраженную тенденцию к повышению уровень проблемных ссуд (согласно украинской квалификации, к ним относятся просроченные и сомнительные кредиты). По мере замедления темпов роста кредитования (за первые семь месяцев 2008 г. объем кредитования юридических лиц вырос на 22,4%, а физических — на 27%, против соответственно 63 и 98% за полный 2007 год) доля «мусорных» кредитов будет только увеличиваться. Не последнюю роль в ухудшении качества кредитного портфеля сыграет и возможное снижение темпов роста ВВП, ведь уже сейчас значительная доля украинских предприятий является убыточной.

Ожидаемый обвал рынка недвижимости, падение цен на товары, составляющие основу украинского экспорта, и падение курса гривни негативно повлияют на способность заемщиков исполнять свои обязательства. Соответственно доля проблемных активов банков увеличится.

По мнению Standard & Poor’s, в случае экономической рецессии в Украине уровень проблемных активов может составить 35—50%.

Украинская банковская система явно перегрета, и малейшей искры достаточно для полной дестабилизации обстановки. К чему это может привести, отлично известно. Только за последние четыре года банковская система пережила два больших и несколько мини-кризисов.

Напомним, последний масштабный банковский кризис случился в стране в ноябре 2004 г. между турами президентских выборов, когда народ массово начал подстраховываться путем досрочного расторжения депозитных договоров. Доподстраховывались до того, что едва не «полетел» крупный «системник» из первой десятки, что автоматически могло потянуть за собой и ряд других финансовых учреждений. Своевременно наложенный мораторий на досрочное расторжение депозитов и долгожданная стабилизация политической жизни в стране позволили банковской системе в тот раз выйти из кризиса с «терпимыми» финансовыми и моральными убытками.

Фальстарт банковского кризиса случился в стране весной 2007 года, когда начались достаточно жесткие и бескомпромиссные дискуссии по досрочным парламентским выборам. Тогда дело ограничилось лишь несколькими миллионами выведенных денег и несколькими процентами расторг­нутых договоров.

Осень текущего года преподнесла новые сюрпризы. В то время как большинство маленьких украинцев озабочены проблемами выживания в условиях беспрецедентного роста цен на товары первой необходимости и начинающихся кризисных процессов в экономике, рейдеры попытались завалить одно из крупнейших банковских учреждений путем нагнетания паники и распространения слухов.
1 млрд. долл. (!) рефинансирования от Нацбанка оказался спасительной таблеткой.

Тем не менее неприятный осадок остался, тень упала не на одно конкретно взятое финансовое учреждение, а на всю банковскую систему страны в целом.

Как результат: события в банковской сфере страны начали напоминать события в небольшом карточном домике. В считанные дни миллиарды вытекли из банковской системы, более двадцати банков в срочном порядке запросили рефинансирования от НБУ. И только «пара-тройка» миллиардов от Нацбанка и мораторий на досрочное расторжение депозитных договоров принесли некоторую стабильность. В 2004 году именно такие меры НБУ в считанные недели нормализовали ситуацию. Только в этот раз причины «паники на корабле» были не политические, а сугубо экономические. Поэтому и мораторий лишь на время приглушил, но не решил проблему. Причем на этот раз мораторий зафиксировал и кредитные ограничения. Если кредиты сократят еще больше — экономика окончательно увязнет.

Стоит заметить, что вклады в размере до 50 тыс. грн. обеспечиваются фондом гарантирования вкладов физических лиц. По состоянию на апрель текущего года фондом, с учетом произведенных выплат обанкротившимся мелким банкам, было аккумулировано 1 млрд. 431 млн. гривен, на сегодняшний день «заначка» фонда очевидно еще возросла. Однако сопоставление суммы, аккумулированной фондом и размером вкладов «физиков» всего лишь в одном или двух не самых крупных банках страны, заставляет как минимум задуматься.

На самом деле сценариев развития банковской системы может быть несколько. И лишь один из них оптимистичный и предполагает «мягкую посадку» и разрешение накопившихся проблем. Более тревожные сценарии предполагают риски нарастания финансового кризиса и постановку вопроса о достаточной степени устойчивости всей банковской системы в целом.

Особенно тревожным будет 2009 год. Ведь именно в нем почти стопроцентно будут реализованы несколько негативных для банковской системы (и экономики в целом) событий:

— во-первых, в новом году будут и новые цены на российский газ, точный размер тарифа не известен, однако то, что он будет заоблачным, понятно уже сейчас;

— во-вторых, мировой финансовый кризис далек от завершения, более того, события последних недель (когда первая пятерка американских инвестиционных банков «похудела» практически наполовину) позволяют считать, что кризис идет по нарастающей, и инфицированными становятся все больше и больше доселе благополучных стран;

— в-третьих, в период политической турбулентности, т.е. в канун президентских выборов, многие «иностранные» инвестиции возвратятся на родину, т.е. на кипрские офшоры;

— в-четвертых, именно в следующем году рынок недвижимости Украины, по всей вероятности, начнет свое продолжительное падение;

— пятым важным событием, по мнению экспертов, может стать продолжительный девальвационный тренд национальной валюты, что, с одной стороны, частично ослабит проблемы на первичном рынке жилья, с другой — значительно увеличит количество неблагонадежных заемщиков и соответственно ухудшит качество кредитного портфеля банков.

Любое из этих событий может послужить той искрой, которая переведет риски возникновения кризиса в собственно сам кризис.

И еще. По оценкам той же рейтинговой компании Standard & Poor’s по состоянию на 30 июня 2008 года, объем внешних обязательств украинских банков, подлежащих погашению до середины 2009 года, превышал 15 млрд.
долл. Не факт, что все из них будут рефинансированы, не факт, что Нацбанк обладает достаточным «буфером», позволяющим поддержать банковскую систему и не допустить развития по неблагоприятному сценарию. Именно поэтому очень не хотелось бы допускать даже малейшую возможность реализации принципа «домино», ведь в таком случае проблемы одного банка могут стать проблемами всей экономики в целом.

Международное рейтинговое агентство Fitch заявило, что из 73 стран, проанализированных агентством, Украина заняла второе место среди наиболее уязвимых стран. Подобное мнение и у Госказначейства США, которое в квартальной оценке финансовых рисков разместило Украину в десятке стран с наиболее высокой степенью финансового риска в мире (!). Американцы считают, что «Украине грозят резкие изменения в структуре платежного баланса или кризис в течение одного-двух лет».

Действительно ли у нашей страны есть эти один-два года для принятия упреждающих мер? Не будет ли накоплена критическая масса уже в первой половине следующего года? Ведь все начало происходить как-то очень быстро — обвал гривни, проблемы металлургов, строителей и банков. Все это обострилось именно в сентябре. А ведь страна не прошла еще главного экзамена — «испытания газом» в первые месяцы 2009 года.

В условиях нарастающего мирового финансового кризиса политические силы практически всех стран сгруппировались и объединились перед лицом надвигающейся опасности. На поддержание банковских систем и безостановочно падающих биржевых индексов выделяются и тратятся десятки миллиардов евро и сотни миллиардов долларов.

Украинский политикум «объединяется» довольно своеобразно, многие основные игроки политического ринга вообще не признают (либо минимизируют) факт распространения мирового кризиса на территорию страны.

Возможно, нет полной уверенности, что в случае потенциального экономического стресса найдутся десятки миллиардов гривен для поддержки финансовой системы и экономики страны в целом?

Возможно, эти десятки миллиардов гривен, которые могут оказаться жизненно необходимыми для вывода экономики из кризисного состояния, давным-давно потрачены на увеличение денежных довольствий высокопоставленным чиновникам, на безразмерные и непривычные даже для богатых европейцев спецпенсии, на увеличение расходов по содержанию бюрократического и раздутого до неприличия управленческого аппарата, на второстепенные программы и празднества, на популизм и обещания достойной жизни уже сегодня?..

Автор: Вадим БАШТА



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх