,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Политическая некрофилия
  • 13 октября 2008 |
  • 14:10 |
  • dnukr |
  • Просмотров: 9546
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
0
В этих словах фатализм, совмещенный с суицидально-некрофилической сущностью личности. Впрочем, справедливости ради следует подчеркнуть, что сама гипотетическая возможность сравнения Гитлера и Ющенко делает последнему много чести. Один из биографов Гитлера в своей книге отметил: умри Гитлер в начале 1939 года, он бы вошел в историю как величайший государственный деятель в истории Германии. И действительно, в кратчайшие по историческим меркам сроки Гитлер решил все (!) национальные, политические, военные, экономические задачи Германии и немецкого народа, как они понимались на то время. И сделал это без единого выстрела.

Гитлер стал канцлером 30 января 1933 года, а через год и семь месяцев объединил пост главы правительства с постом президента, став «вождем (фюрером) и рейхсканцлером» Германии (это его официальный титул). Таким образом, по состоянию на начало 1939 года он находился у власти всего (!) 6 лет. Главное, он впервые объединил всех немцев в едином национальном государстве. В состав Германии уже вошла немецкая Австрия (надо отметить, что австрийские немцы на то время не воспринимали себя в своей массе отдельным народом) и населенные автохтонным (что важно) немецким населением области Чехословакии. Кроме того, дипломатия Гитлера разрушила унизительный для Германии Версальский диктат: были восстановлена армия и военная промышленность, все великие державы признали равноправие Германии в международных отношениях.

Да, не решенным был вопрос границ с Польшей. С момента заключения Версальского договора в 1919 году и вплоть до 1934 года эти границы практически все политические и общественные силы в Германии признавали только условно и считали глубоко несправедливыми. Но Гитлер «снял» и эту проблему: потенциальный враг стал союзником. После 1934 года Польша была весьма дружественной Германии страной, а Гитлер многократно подчеркивал, что никаких территориальных претензий к Польше он не имеет. Важный момент: если смотреть на Гитлера и его политику глазами европейцев 30-х годов, а не через призму последующей Второй мировой войны, то из фюрера немецкого народа выходит убежденный последовательный миротворец (кстати, его тогдашние речи, в которых он выступал с самыми различными мирными инициативами, были вершиной ораторского искусства), который при этом не поступался интересами Германии и стремился к восстановлению ее роли великой державы в принятой тогда системе координат.

Разумеется, можно вспомнить, антиеврейскую политику нацистов тогда еще в Германии. Но, во-первых, никакого уничтожения евреев в то время не было («Окончательное решение» было принято и реализовано уже в условиях войны), а, во-вторых, антисемитизм, в большей или меньшей степени поощряемый государством, был тогда характерен практически для всех европейских стран, и поэтому никто в тогдашнем мире даже не обращал внимания на то, что в итоге вылилось в самое главное и страшное преступление Гитлера и Германии.

С 23 января 2005 года уже прошло 3 года и почти девять месяцев! Посмотрим, с чем пришел Гитлер к такому рубежу. Октябрь 1936 года. Уже сейчас успехи Гитлера неоспоримы. 1935 год: введение всеобщей воинской повинности, создание ранее запрещенных воздушных сил и морское соглашение с Великобританией, разрешившее Германии иметь мощный военный флот. 1936 год: немецкие войска занимают Рейнскую демилитаризованную зону и восстанавливают полный суверенитет над всей территорией Германии. Гитлер обретает, говоря современным языком, «стратегического союзника» в лице Италии Бенито Муссолини, который до этого крайне враждебно относился и к нацизму вообще, и к Гитлеру в частности. Оба (Муссолини и Гитлер) выходят на широкую международную арену, вмешиваясь в гражданскую войну в Испании. И опять же, благодаря изменившимся отношениям с Италией, Гитлер в том же 1936 году заключает соглашение с Австрией, которое ставит ее в полную зависимость от Германии. Внутри страны решены практически все экономические, социальные и политические проблемы.

За кадром всех этих событий и особенно событий бурного 1938 года осталось, однако, многое. О том, что осталось за кадром, тогда знали лишь ближайшие к Гитлеру люди, а понимали происходящее вообще единицы. А Гитлер был более всего раздосадован именно своими «мирными» успехами. В исторической литературе приводится немало свидетельств того, как резко реагировал Гитлер на реакцию немцев по поводу заключения Мюнхенского соглашения 1938 года. Немцы тогда ликовали на улицах, ведь удалось решить важную международную проблему в интересах Германии миром. Именно этот мирный настрой и выводил из себя Гитлера. Как стало очевидным позднее, он был настроен на войну, войну вселенскую, в которой сошлись бы силы Добра (Германия, населенная высшей расой) и силы Зла, олицетворяемые и подталкиваемые «международным еврейством». При этом очевидно, что Гитлер допускал поражение в этой вселенской битве. Но, в его понимании, если этому поражению суждено было быть, то так оно и должно было случиться, даже ценой гибели Германии и немецкого народа.

Для того чтобы подтвердить тот психологический разлад между вождем и народом, который для большинства участников событий все-таки еще не был очевиден, стоит привести еще одну пространную цитату того из мемуаров же Шпеера: «Население воспринимало положение с самого начала войны гораздо серьезнее, чем Гитлер и его окружение. Из-за всеобщей нервозности в один из первых дней сентября (1939 года – Авт.) в Берлине была объявлена ложная воздушная тревога. Вместе со многими берлинцами я отсиживался в общественном бомбоубежище. Они с испугом смотрели в будущее, настроение в помещении было подавленным.

Совсем иначе, чем при начале Первой мировой войны, полки не засыпали цветами. Улицы оставались пустыми. На Вильгельмплац не собирались толпы людей, которые вызывали бы Гитлера. Вполне в соответствии с общим распустившимся настроением Гитлер однажды ночью приказал запаковать его чемоданы и погрузить их в машину, чтобы выехать на восток, на фронт. Три дня спустя после нападения на Польшу я был через одного из его адъютантов призван для прощания в Рейхсканцелярию и застал там, во временно затемненном жилом помещении Гитлера, взрывавшегося по пустякам. Подъехали машины, он коротко попрощался со своими остающимися придворными. Никто на улице не обратил внимания на это историческое событие – Гитлер уезжал на им же инсценированную войну. Конечно, Геббельс мог бы организовать ликование масс в любом объеме, но, видать, и ему было не до того и не по себе».

Несомненно, что Гитлер считал себя орудием Провидения, призванным поднять Германию на недосягаемую прежде высоту. Но и эту высоту, и саму Германию он видел и воспринимал исключительно исходя из собственных представлений о величии своей личности и величии Германии, которые стали им восприниматься как одно целое. Если немцы оказались неспособны осуществить ту великую миссию, которую он определил для них, то они просто недостойны жить.

Хорошо известно, что колоссальное нервное напряжение Гитлера, снимавшееся с помощью медицинских препаратов, вело к нервному расстройству и к полному разрушению его личности. Опять же хорошо известно, что, особенно под конец, Гитлер уже не воспринимал реальность и почти до последнего дня жизни верил в победу. Его фатализм и мистицизм, влюбленность в мифологическую историю породили некую личную, но обращенную на всю страну, обреченность, следствием которой стал культ смерти (отсюда все ритуалы и символы) или жизни в смерти.

А теперь маленький эксперимент. В двух предыдущих абзацах замените соответствующим образом слова и фамилии применительно к нынешней Украине и посмотрите, что получается, учитывая, разумеется, хорошо известные «национальные приоритеты» и сферы «особой заботы». А получается некий человек, который с упорством маньяка-некрофила толкает «свою нацию» и «свое государство», великую миссию для которых он уже определил, к разрушению и гибели. Правда, Гитлер, прежде чем встать на давно им задуманный путь фатального разрушения во имя великой миссии, по крайней мере потратил 6 лет, чтобы создать экономический фундамент для будущей битвы Добра и Зла (опять же в его понимании). В Украине за 3 года и 9 месяцев упорно разрушается слабый, но все-таки фундамент государства, созданный, главным образом, за предыдущие 10 лет. Причем в то десятилетие было создано впервые, подчеркиваю – впервые, то, что можно назвать Государством Украина.

Гитлер, конечно, был иного мнения о своей роли и роли других людей в происходящих событиях. "Неверность и измена на протяжении всей войны разъедали волю к сопротивлению. Поэтому мне и не было дано привести мой народ к победе", – писал Гитлер 29 апреля 1945 года генерал-фельдмаршалу Кейтелю. Остается только сравнивать с настоящим моментом. Составленное тогда же политическое завещание Гитлер завершил словами: "Сам я и моя жена выбираем для себя смерть, предпочитая ее позору смещения с моего поста или капитуляции. Завещаем немедленно предать наши тела огню в том месте, где на протяжении двенадцати лет служения моему народу я выполнял большую часть моих повседневных обязанностей".

А мне хочется сказать, перефразируя уже приводившиеся слова о другом историческом персонаже: если бы Ющенко умер, например, в апреле 2005 года, он вошел бы в историю как величайший государственный деятель Украины, поднявший на недосягаемую высоту величие национального духа.

Владимир Лукин



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх