,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other

Аренда автобуса - цены заказать автобусы moscow-bus.ru.

Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Легенды и мифы украинской истории
  • 16 сентября 2008 |
  • 14:09 |
  • YoGik |
  • Просмотров: 444005
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
Вследствие того, что каждый заинтересованный присваивал себе право высказываться на темы, связанные с историей возникновения раннесредневековой Руси, с проблемой этногенеза украинцев и другими актуальными вопросами, состоялась определенная профанация исследований гражданской истории Украины и проблем украинской культуры. В таком упрощенном и фальсифицированном виде много событий из истории Украины можно было очень легко приспособить для обоснования и оправдания современного политического курса (внутреннего и внешнего) господствующих сил на Украине.

Здесь трудно сказать, то ли задача обоснования политического курса вызвала у некоторой части интеллигенции желание приспособить украинскую историю для своей цели, то ли, наоборот, в таком упрощенном и обезображенном виде такая «история» уже была наилучшим образом подготовлена для служения политической конъюнктуре.

Наверное, не в последнюю очередь, именно благодаря этому в новую теоретическую концепцию украинской истории начали внедряться разного рода мифологемы, которые претендуют как на объяснение отдельных моментов из истории Украины, так и на интерпретацию всей украинской истории в целом.

Посмотрим теперь, какие именно мифологемы мешают объективному воспроизведению и научному осмыслению истории Украины.

Мифологема 1. Украинцы очень древний, автохтонный народ; корни их происхождения скрыты в трипольской археологической культуре.

Мифологема 2. Украинцы как этнос начали формироваться из праукраинских восточнославянских племен, которые проживали на территории, где сейчас находится современная Украина. Этот процесс, в целом, завершился в раннесредневековом государстве Киевская Русь, которая, таким образом, считается первым опытом украинской государственности.

Мифологема 3. Не было единого древнерусского языка. В Киевской Руси еще в домонгольский период населения на территории будущей Украины разговаривало праукраинским языком, который уже тогда отличался от речи населения других регионов древнерусского государства.

Мифологема 4. Историческая судьба украинцев по-своему трагическая. Они в своей истории всегда были только объектом притеснений и захватнических усилий других государств; их всегда подавляли национально и религиозно. Как нация, они глубоко несчастные и потому в бывшей своей истории все положительное связано только с тем, что наработала сама украинская культура. Все, что привнесли колонизаторы, лишь негативным образом повлияло на национальное и культурное развитие украинцев.

Мифологема 5. На протяжении всей своей истории (за исключением периода Киевской Руси) Украина в целом, или ее отдельные земли, была колонией каких-то государств (Литвы, Польши, России, Австро-Венгрии, Чехословакии, СССР), в то время, когда украинцы всегда мечтали о своем независимом государстве. Это была заветная мечта всей нации. История Украины – это история постоянной борьбы за независимость, которая (борьба), в итоге, увенчалась успехом и закономерно привела к утверждению независимой украинской государственности.

Вот такой коротенький и незатейливый сюжет представляет собой настоящее понимание истории Украины так, как оно составляется в публицистических выступлениях, в разных средствах массовой информации, некоторых учебниках, в популярных статьях из украинской истории и даже в некоторых научных работах.

Если говорить о сути исторического содержания приведенных мифологем (1,2,3), то мы не можем строить свои соображения о древности украинского этноса на основе выводов изучения трипольской археологической культуры. Археологические разведки даже приблизительно не дают возможности установить этническую принадлежность находок, которые объединяются в данную культуру. Известно только, что ее происхождение связано с Балканами и придунайскими странами, но никак не с украинцами и даже не со славянами.

Решающим обстоятельством здесь есть то, что в то время, когда формировалась и существовала данная культура, славяне как самостоятельный этнос еще не отделились от европейского этнического сообщества. На рубеже III-II тыс. до н.э. из общеевропейского населения отчленяются отдельные большие этнокультурные и языковые группы, одну из которых составили германо-балтославяне. Этой группе, скорее всего, могла принадлежать археологическая культура шарообразных амфор и шнуровой керамики, которая локализуется на территории восточной и средней Европы.

Из этой группы, по данным археологии, в II тыс. до н.э. выделяются прасловяне, которым могли принадлежать памятки комаровотшинецкой культуры на территории современной Польши и части Правобережной Украины и некоторые памятки лужицкой культуры в бассейне Вислы и на Волыни, а также, частично, скифские земледельческие культуры Приднепровья (І тыс. до н.э.).

Трипольская археологическая культура до этого времени уже давно прекратила свое существование, а культура шарообразных амфор и шнуровой керамики – современница позднего этапа трипольской культуры, которая принадлежала германо-балто-славянскому сообществу, сформировалась на север от зоны трипольской культуры. Поэтому, между названными культурами не может быть никакой генетической преемственности, и принадлежат они разным европейским этническим группам.

Говорить же о появлении каких-то отличий в среди славянского этноса (то есть, о зарождении праукраинских племен) в настоящее время, вообще не имеет смысла. Иначе, если согласиться с мифологемами 1, 2, мы приходим к абсурдному выводу, что украинцы как славяне возникли раньше собственно славян.

Посмотрим теперь, что объединяет приведенные выше мифологемы с точки зрения методологических ошибок и нескладностей.

Главная ошибочная версия, которая находится в основе упомянутых тезисов – самое важное событие современной украинской истории – обретение независимости, представляет как закономерное и логическое завершения всей предыдущей истории Украины. Это исходное положение, чем дальше, тем более, тянет за собой целый ряд ошибочных выводов и совсем безграмотных в методологическом отношении действий, которое приводит в итоге к абсурдным выводам, которые явным образом разбегаются с действительностью.

Как это происходит? Если принять упомянутую выше ошибочную версию, то мы вынуждены будем признать, что все события украинской истории, которые предшествовали независимости, неизбежно теряют свою самостоятельную историческую ценность и значение. Отныне, они лишь постольку включают в себя какую-то историческую ценность и любопытство для исследователя, поскольку могут быть использованные для обоснования и доведения истинности этого главного сюжета истории Украины. Если идти дальше согласно этой версии, то мы будем вынуждены толкование и оценку событий бывшей истории, деятельность ее участников подогнать под историческую действительность современности – образование независимой Украины.

Это означает преподнести дело так, чтобы каждый фрагмент ее истории непротиворечивым образом показывал и раскрывал главную линию исторического развития Украины, логическим и завершающим пунктом которой являются события современной истории и, в частности, достижение независимости. Возможность выполнения данной задачи зависит от меры совести и честности исследователя. Если историк в силу каких-то причин преследует конъюнктурные цели, не беспокоясь о получении истинного результата, тогда ему удастся, на первый взгляд, выполнить упомянутую задачу. Такого результата можно достичь, если замалчивать отдельные невыгодные факты, выпячивать факты другого рода, нарушать правила логического вывода. Такой ценой, конечно, можно создать видимость логического, постепенного и неуклонного развертывания истории Украины в одном лишь направлении, именно – в направлении обретения независимости.

В этом случае, когда историку не надо беспокоиться о реальных доводах, он собственно может писать все, что ему придет в голову, но этим самым он ставит себя ниже всякой критики. Всерьез воспринимать подобные «исследования» нельзя. Фактически же задача остается невыполненной.

Если историк ставит себе за цель – объективное исследование прошлого, то он вынужден будет искать в любом историческом событии (факте) определенное объективное содержание, которое действительно обосновывает данную точку зрения. Но и это задачи практически невыполнимы. Достаточно найти хотя бы одно событие истории (причем, любого масштаба), которое явным образом противоречит упомянутой точке зрения или хотя бы ставит ее под сомнение, чтобы вся концепция украинской истории вместе с главным методологическим приемом, на котором она строилась, оказалась недействительной.

Найдется ли такой добросовестный и компетентный исследователь, который сможет с уверенностью сказать, что абсолютно все известные события украинской истории до 1991 года и все события, которые со временем еще только станут известными, однозначно и, безусловно, можно толковать только как проявление закономерного движения к тому самому важному событию, которое произошло в современной истории Украины? Этот вопрос, лишь частичный случай более общего вопроса, а именно – как понимать события истории. Ответ связан с выбором методологии исследования.

Предположим, что каким-то образом можно интерпретировать все события украинской истории, которые подготавливали обретение независимости. Так можно поступить только по отношению к известным, то есть выявленным историками событиям, которые превратились уже в исторические факты. Но, опираясь на какие принципа, мы вправе заведомо распространять подобную интерпретацию на еще не известные, невыявленные исторические события? Очевидно, что таких принципов нет.

Ведь может произойти так, что уже известный фрагмент истории, который уже получил определенную интерпретацию вследствие изучения событий, которые к нему относятся, может изменить свое значение и характеристики по причине выявления новых исторических событий, новых связей между событиями, новых мотивов деятельности исторических субъектов. И если мы желаем остаться на почве научности, то должны навсегда отказаться от попыток представлять события современности как логически и закономерно обусловленные всей прошлой историей, а все события предыдущей истории как закономерное движение к современному состоянию. Запрет на подобные действия должен стать для исследователя одним из основных постулатов научного метода в истории. Это касается и преподавателей истории, где бы они ее не излагали. К тому же найдется большое количество событий, которые прямо противоречат пониманию украинской истории как неуклонного и постоянного движения к обретению независимости. Они общеизвестны и на них, к сожалению, сейчас почти не обращают внимания, когда стараются сформировать новое понимание украинской истории. Без осмысления этих событий, включения их в общую концепцию истории Украины, такая история не будет полной, а осмысление такой истории не будет соответствовать действительности.

Если же обратиться к историческим реалиям, то даже на ограниченных примерах история свидетельствует в достаточной степени и в пользу обратного предположения – именно, что в Украине среди разных слоев населения всегда было сильным желание тесно сотрудничать с Россией и видеть в ней надежного союзника и партнера. Особенно стойким было это желание в период внешних угроз со стороны Польши и Швеции. Надо помнить, что далеко не все в Украине поддержали отход Мазепы от России.

Сохранение автономии Украины было выдвинуто украинской стороной как условие составления российско-украинского соглашения в Переяславе в 1654 году. В будущем, не смотря на нарушение Россией этого условия (по причинам, отнюдь не связанным с так называемой «захватнической политикой Москвы»), отношение на Украине к союзу с Россией не было однозначно негативным. На Левобережье сформировалась мощная прослойка казачества, мещан и других слоев населения, которые понимали, что в геополитических условиях, в которых оказалась Украина, у нее не могло быть более надежного и сильного союзника, чем Россия. Общность исторического происхождения, которая непосредственно ощущалась, близость культур (реально это проявлялось в общей религии – православии, в родственности языков) перевесила в глазах этих людей все действительные минусы такого союза. В результате, еще длительное время после подписания соглашения в Украине длилось противоборство пророссийских и антироссийских сил.

Не было однозначного отношения к союзу с Россией и в среде просвещенных классов Малороссии. У многих российских интеллигентов украинского происхождения желания приобрести независимость для Украины не шло дальше автономии, причем довольно ограниченной, в составе Российской империи или республики (И. Срезневский, Г. Максимович, Т. Шевченко, Г. Костомаров, П. Кулиш, Г. Драгоманов и др.). И такую позицию нельзя поставить им в укор. Это, наоборот, был умный и уравновешенный взгляд на место Украины в истории. Даже Центральная Рада во главе с Грушевским, которая возникла после Февральской революции как правительство Украины, только четвертым универсалом декларировала выход из состава Российской империи. Сделано это было, скорее всего, не во имя «осуществление вековых стремлений украинского народа», а под влиянием нехорошего предчувствия, который большевистский переворот уничтожит не только в России, но и в Украине все завоевания двух предыдущих революций (1905-1907 гг. и февральской 1917 г.) в сфере демократии, парламентаризма и прав человека.

Фактически, можно сказать, что история Украины в обсуждаемом плане представляет собой борьбу двух тенденций, но никак не логическое, преемственное развитие линии на полную независимость. И на протяжении всей украинской истории эти две тенденции доминировали с переменным успехом. Понятно, почему для определенного круга людей признать данный вывод, как бы достаточно он не был обоснован в пределах чистой исторической науки, невыгодно. Тем, кто привык рассматривать историю как прямое подспорье политике, это создает совсем неприемлемые политические трудности. Ведь тогда значит, что идея тесного союза с Россией также может быть исторически обоснованной, а, следовательно, и стать равноправной рабочей политической программой, ровно, как и идея, которая на современном этапе истории Украины уже воплощена в жизнь, то есть идея полной независимости.

Может быть, с точки зрения идеологии, такая связь современной политики с историей оправдана. Но, если к изучению и преподаванию истории подходить с позиции научной методологии, одним из постулатов которой есть запрет представлять историю как логическое и закономерное движение к современности, как подготовку ее, то тогда станет невозможным относиться к истории как к непосредственному подспорью политике.

Но именно такие действия со стороны историков и являются источниками конъюнктурных выводов, недостоверных исследований и предубежденных исторических концепций.

Попытка представить современную историю Украины, и все, что в ней произошло, как логическое и закономерное завершение всей предшествующей истории, которое непосредственно оказалось в мифологеме № 5, объединяет общим лейтмотивом все предыдущие мифологемы (№ 1 – 4). В мифологемах 1 – 3 явным образом прослеживается совсем наивное представление о ценности и значимости культуры того или иного народа в истории, которое вызвано все тем же стремлением обосновать самые важные события современности, оправдать их, обращением к истории. Из контекста видно, что имеется в виду следующее: чем древнее этнос, тем более у него культурного опыта, тем большего уважения он заслуживает. Следуя этой логике, значимость этноса и оправдание его прав на самостоятельное государственное существование также непосредственно зависит от его исторического возраста. Для этого, наперекор историческим фактам и данным археологии, отодвигается время образования украинского этноса и увеличивается возраст его культуры.

Но современность, как мы увидели, не нуждается в историческом обосновании или оправдании. Не нуждается в этом и такое наиболее важное событие в современной истории Украины, как обретение независимости. Утверждение самостоятельной государственности состоялось благодаря действиям обстоятельств, причин и условий, которые сложились в современной политической и социально-экономической ситуации, а не под влиянием каких-нибудь исторических тенденций или законов, которые тянутся с далекого прошлого.

Виктор Пироженко

Впервые опубликовано на украинском языке в журнале ''История в школе'', №№10-11, \
1997 г.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх