,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Минск-Париж-транзит: иллюзия победы
+1
За последние полгода противостояние в Украине обрело очертания «примирения», которое инициировала Россия, начиная с февраля 2015 г. На тот момент секция аналитики «Информационного сопротивления» отмечала изменение методов информационного влияния в сторону снижения интенсивности – от критично-угрожающего уровня, который наблюдался практически весь 2014 г., до умеренного.

При этом, анализ российских средств массовой коммуникации отчетливо указывал на то, что Россия не собирается прекращать свою пропаганду на украинскую аудиторию и, тем более, оставлять Украине информационный поток оккупированных регионов.

Весна 2015 г. стала качественно новым этапом информационной кампании России против Украины.

Ее основные черты заключались в следующем:

внешний спад агрессивности относительно Украины в пророссийском информационном потоке;
акцентирование внимания на «дружественном пакете» для Украины в заявлениях российских лидеров («дружественный пакет» Кремля – это поиск аргументации по общим культурно-историческим, этническим и религиозным ценностям двух народов);
перманентное напоминание о неминуемом дефолте Украины;
уход от всяких упоминаний о силовой операции России по аннексии Крыма;
подталкивание украинского руководства к диалогу с лидерами «ЛНР» и «ДНР» и другое.

Если «поднять» историю информационных операций России, то подобное решение Кремль предпринял после российской войны в Грузии 2008 г. Тогда Москва делала ставку на пророссийские общественные организации и субъекты влияния «мягкой силы» (фонд «Русский мир», общество российских соотечественников в Грузии «Отчизна», российская диаспора в Грузии, культурно-образовательный центр русских соотечественников им. Шартава, литературное общество «Русское слово», союз «Русский клуб» и др.). Это привело к усилению влияния России на политику Грузии, распространило другие «неевропейские» ценности, создало регионы нестабильности с пророссийским режимом и фактически сделало Тбилиси зависимым от России субъектом во многих политических вопросах.

Абсолютно аналогичная ситуация сегодня происходит в Украине. Активность боевых действий в оккупированных регионах Донбасса стала ослабевать, а российские и сепаратистские СМИ стали использовать популистскую риторику мирного направления: народ устал от войны, детям нужна учеба, больным нужны больницы и лекарства, донецким семьям нужен мир и так далее.

При этом, остаются без обсуждения мероприятия Кремля по установлению марионеточного режима в регионе управляемого из Москвы:

контроль Россией информационного потока в оккупированных регионах;
создание подконтрольных Кремлю органов государственной власти, судебной системы, прокуратуры, госбезопасности;
наложение запрета на украинскую государственную символику;
популяризация мнимой «истории Новороссии»;
героизация сепаратизма;
замена украинской системы образования на российские стандарты обучения;
популяризация российских традиций, истории и государственных ценностей РФ;
хождение на оккупированной территории российского рубля – денежной единицы РФ;
подготовка населения Донбасса к получению ими паспортов граждан РФ и т.д.

Кроме этого, Кремль продолжает придерживаться официальной позиции, что якобы Россия не принимает участия в конфликте на Донбассе. Сегодня это воспринимается, как открытая ложь руководства РФ и президента В.Путина. Достаточно вспомнить ситуацию, когда президент России публично заявил, что в Крыму нет российских солдат (5.03.2014 г), а спустя год Путин признался, что лично занимался планированием и координацией операции по аннексии Крыма.
Подобный казус случился с Путиным на прошлой неделе.

2 октября в Париже состоялись переговоры лидеров стран «Нормандской четверки» Петра Порошенко, Ангелы Меркель, Франсуа Олланда и Владимира Путина, посвященные урегулированию конфликта на Донбассе. Встреча проходила за закрытой дверью. Именно со 2 октября 2014 г. можно вести отсчет информационного проигрыша России, и вот почему.

До этой даты у России получалось дистанцироваться от участия российских военных в войне на Донбассе. Кстати, в Минских соглашениях Россия смогла занять нишу стороны урегулирования конфликта вместе с Францией и Германией.

Однако «Минск-Париж-транзит» заставил Путина снять маску. После встречи к прессе Путин так и не вышел. По всей видимости, Путину пришлось выслушать много нелестных слов в отношении реальной политики России на Донбассе. На следующий день перед прессой за него отдувался его пресс-секретарь Д.Песков.

А в Париже, на итоговой пресс-конференции присутствовали канцлер Германии и президент Франции. Эта малая деталь объяснила главное – Россию исключили из списка гарантов выполнения Минских договоренностей и фактически признали стороной конфликта.

С большой долей вероятности можно предположить, что европейские лидеры обвинили Путина в попытках завести в тупик выполнение Минских соглашений. Кроме того, в очередной раз было указано, что лидеры «народных республик» беспрекословно выполняют любые указания Кремля. В итоге, Путин пообещал, что Россия в ближайшие дни заставит с «ДНР» и «ЛНР» отложить выборы в местные советы. И как следствие, буквально через два дня «ДНР» и «ЛНР» согласились перенести местные выборы на следующий, 2016 год.

Другой особенностью переговоров «Нормандской четверки» в Париже стала попытка Путина перевести переговоры в «сирийское русло». Это может свидетельствовать о намерениях Кремля изменить информационные приоритеты России. Скорее всего, Путин преследует цель оставить неизменной сегодняшнюю ситуацию в Украине и переключить внимание лидеров Европы на Сирию. В итоге, приоритетом для переговоров осталась все же Украина.

Главный вывод из всего этого следующий: с начала сентября-месяца российский информационный поток предпринимает активные попытки «затушевать» Украину и вывести в информационный приоритет ближневосточный вопрос.

С этой целью Кремль создал «пророссийскую информационную коалицию» – государства ОДКБ, Сирия, Ирак, Иран, Венесуэла и другие страны. По плану Путина, в такую «коалицию» должны будут войти и страны Евросоюза, которые страдают от управляемого Кремлем потока сирийских беженцев. Не исключено, что Путин об этом говорил на переговорах в Париже.

Итак, информационная ситуация формируется следующими факторами:

Украина:
по итогам переговоры лидеров стран «Нормандской четверки» украинские СМИ сообщили о «победе украинской дипломатии». Прежде всего, это договоренность об отводе сторонами легкого вооружения, расширении гуманитарных миссий и об увеличении численности и расширении мандата ОБСЕ. Эти предложения теперь закреплены, как Парижские гарантии Минских соглашений;
Евросоюз стал меньше уделять внимания в СМИ проблемам Украины;
внутренний информационный поток Украины больше сосредоточен на проблеме Донбасса, оставив практически вне зоны внешней политики аннексированный Крым. По этому поводу канцлер Германии А.Меркель обратила внимание, что проблематика Крыма не входит в компетенции Минских договоренностей.

ЕС:
европейское бизнес сообщество оказывает давление на политиков государств ЕС в связи с санкциями против России. Это негативно сказывается рейтингах европейских лидеров и заполняет образованные товарные ниши их конкурентами из Востока;
европейское политическое сообщество в лице президента Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера настроено на поиск путей налаживания политических отношений с Россией.
в информационном пространстве возник новый информационный повод – «сотни тысяч сирийских мигрантов». Эта прямая угроза для самой Европы, а не приграничному государству Украина. Европейская аудитория переключила внимание на собственные проблемы.

Россия:
демонстрация военной мощи России в Сирии и расширение ее присутствия в ближневосточном регионе. Этому посвящены до 90% новостной и аналитической информации Евросоюза и России. Контроль воздушного пространства и нанесение авиационных ударов по позициям боевиков ИГИЛ, усиление военно-морской и сухопутной группировок российских войск в Сирии оставил далеко позади проблемы оккупированного Донбасса;
активность России на Ближнем Востоке создает видимость исключения из поля своих интересов Украины. На самом деле, это следует рассматривать, как усыпление внимания.

В этой связи есть смысл вспомнить китайский Трактат о Тридцати шести стратагемах (479—502 гг.):
«Добивайся доверия противника и внушай ему спокойствие,
Тогда осуществляй свои скрытые планы…».

Кроме того, В.Путин в последней речи с трибуны ООН подчеркнул, что Украина остается в зоне интересов России: «Угрозами, силой оружия целостность Украины не обеспечить. А нужно это сделать!». При этом последняя фраза была произнесена, как целевая установка.

развернута новая фаза информационной операции против Украины, которая по своим чертам напоминает информационную ситуацию второй половины 2013 г. – подготовки России к активным действиям против Украины (условное название – «создание информационного плацдарма»). На сегодня, в РуНете можно увидеть десятки электронных средств массовой коммуникации контентом «грязной пропаганды» против Украины (cont.ws, oko-planet.su, antifashist.com и др.), радио и телевизионных ток-шоу (Постскриптум, Территория заблуждений, Специальный корреспондент и др.), циклы документального кино (Революция ХХІ века, Мировая информационная война, Новые русские сенсации и др.). При этом, происходит безальтернативное навязывание мнения о превосходстве политики РФ и создании пророссийского объединения наподобие СССР 2.0.

Короткий вывод:
Украина – окрыленная «дипломатической победой»;
Евросоюз – переключился на решение собственных экономических и политических вопросов;
Россия – отвлекла внимание мировой аудитории от Украины войной на Ближнем Востоке.

После прочтенного возникнет логичный вопрос: что в этом случае делать Украине?

Ответ будет прост: нужно делать все, чтобы Украина не осталась «забытой» в информационном пространстве, как это происходило с 1991 г. по 2014 г.
Для этого необходимо пересмотреть использование множества информационных инструментов, которые неэффективно работают в Украине.
Помимо СМИ и средств электронной коммуникации, в нашей стране крайне необходим рычаг «мягкой силы» – общественные организации за рубежом, активная деятельность творческой интеллигенции, а также возрождение украинской киноиндустрии, книгопечати, современной драматургии, туристического бизнеса и так далее.
На международной арене Украина просто отсутствует, у Украины нет своего голоса, – говорит Питер Померанцев. Если вы зайдете в книжный магазин в Лондоне, то увидите сотни книг о России, и вряд ли найдете что-то про Украину. Я не знаю ни одного украинского писателя или интеллектуала, кто бы представлял Украину и кого бы знали на Западе.

Одним словом, обсуждение в Париже минских договоренностей не следует рассматривать, как очередной этап победы Украины в информационном противостоянии.
Минск-Париж-транзит – это сигнал для активизации собственной информационной стратегии Украины.Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх