,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ГЕРОИ ИЗ ГОСПИТАЛЯ НА ПЕЧЕРСКЕ
-6
Пару дней назад было ложное заявление о минировании - с тех пор здесь круглосуточная охрана, вооруженные патрули.
Днем здесь большой муравейник - много врачей, раненых, волонтеров, родственников и просто посетителей. Вчера был концерт для военных. Весь госпиталь стоял на ушах.
К мальчику с металлическими штифтами в руке подошел мужчина: «Вы оттуда?». Антон смеется; Антон «оттуда». Мужчина принес раненым сигареты. Антон благодарит.
Поздно ночью на КПП со мной шутит симпатичный младший сержант: «Вот я без ног вернусь, будешь за мной ухаживать?» Его друг не упускает шанс подколоть: «Ты и с ногами ей не очень-то нужен, а без ног так и подавно». Я же только вышла из палаты Ромки. У него - ампутация ноги от самого бедра. Мне не смешно и очень больно, но я ржу, как конь. Иначе пришлось бы заплакать.
Роме, все дружно собирают на новую ногу. И Вы тоже можете присоединиться: Федорин Роман Анатолиевич, банк «Фінанси та кредит», к/рах. №4476070100942275 (гривня, долар).
ГЕРОИ ИЗ ГОСПИТАЛЯ НА ПЕЧЕРСКЕ

Президентский полк, в свою очередь, уже давно написал рапорта с просьбой перевести их на Восток. Пока не отправляют. Все ждут.
Естественно, я тоже не молчу в ответ: «Парни, поговаривают, что Вас в Президентский полк отбирают только красавчиков! Под два метра ростом. Дык, Вас наверняка берегут - кто же Вас под пули пустит!» Смеюсь, а сама лихорадочно пытаюсь вспомнить - в каком это фильме во время Второй Мировой войны ребят из почетного караула пустили в самое пекло?
Оказывается, в президентском полку есть несколько рот. Вот рота почетного караула - это да, у них штук 17 парадных форм и чуть ли не круглосуточная строевая подготовка. Почти балет. Остальные, к примеру, рота специального назначения, ждет своего часа.

На улицу в госпитале выходят все, по местным меркам, здоровые. Прогуливаемся, как пони в цирке, - по кругу, по кругу. До пушек у Киевской крепости и назад. В первой палате четыре человека - стонут по очереди.
Рома без ноги. Ему 21 год. Он ровенский связист - был прикомандирован к артиллеристам. Ромина должность - водитель-электрик. Ромин УРАЛ - машина мощная. ЗИЛ артиллеристов не мог справиться с местными холмистыми дорогами. Вот, Рома последние два месяца и помогал им возить всякие пушки.

Та нічо цікавого не було. Артилерія працювала. Я не стріляв - моя задача встановити пушку. Снаряди підносив. У тих, хто стріляє геть руки попалені. Та й вміти треба. Ні, звісно, я міг лишатися у штабі та телефони налаштовувати, але...

Жалеешь?

Ні.

Иногда Рома закрывает глаза - это значит, что в этот момент ему очень больно. Рома показывает много фотографий. Похожие снимки есть у каждого бойца. Я сидела с ним и вдруг прошептала: «Так не має бути. Так не має бути ». Но Рома оказался гораздо умнее меня: «Як не має бути? А як же має бути? Значить так м а є бути ».

В палату приносят письма из Антрацита. Большинство ребят с интересом их читают - видно, что это важно. Рома спрашивает: « Чому вони всі кажуть, що я герой? Хіба я герой? ». В ответ я обычно издеваюсь: «Ну какой же ты герой, подумаешь, был в АТО. Почти как я здесь - в Киеве». Рома опешил: « Ні, ні - бачила б ти, як ми з артилерії стріляли! Ми знаєш скільки сепаратистів убили? Тисячі дві! » Я смеюсь: «Значит - герой ».

Саша из отделения «Урологии» также отрицает свою причастность к геройству. Он на фронте с марта.

Я не герой. Мой БТР подорвался на мине - по дурости, по непроверенной дороге! Что в этом геройского! Вот с нами Иван лежит. Он рассказывает, что его друг руки лишился - он парней спас. Когда к ним забросили гранату, он ее в руки взял и выбросил, понимаешь?

Действительно, что геройского в том, чтобы быть водителем БТР? Быть 27 часов в дороге? Что странного в том, чтобы видеть трупы - или расстрелять первую в своей жизни колонну террористов? А потом при звездах показывать на смартфоне молоденькой блондинке фотографии закатов с Азовского моря - романтика.
Артур у нас тоже не герой. Погибший друг, тезка, - герой. Был первый залп артиллерии - загорелся БТР. Из него были слышны стоны раненного. Все знали, что может быть второй залп, но друг не смог, не выдержал - полез в БТР спасать товарищ а. Погиб. Вечная память герою.

В госпитале встретила пани Любомиру. Я знакома с ней с 30 ноября - познакомились в Михайловском Золотоверхом, после разгона студентов. Пани Любомира поведала мне еще одну странную и, наверное, не героическую историю, анекдот. Как-то раз два сепаратиста подсели к нашему бойцу на лавочку. И спрашивают:

Почему не стреляешь?

Ну как, если без белого флага пришли, значит - с водкой!

Так точно, - говорят, - с водкой. Забери нас - не можем здесь больше быть.

Реальность фантастичнее вымысла. Не верится. Вопрос доверия сам по себе забавный. Разговорились с одним бойцом. Он говорит:
- Понимаешь, доверять надо! Вот мы знаешь как друг друга проверяли? Одеваешь броник на себя, а твой товарищ отходит метров на десять и по бронику стреляет. Так странно себя чувствуешь. Все думаешь: «Хоть бы попал по бронику, хоть бы попал по бронику!»
От подобных историй кругом идет голова. Мой друг говорит: «Смотрю, не могу понять, что боец делает - он вверх в воздух перед бетонным забором стреляет. Спрашиваю, мол, что да как, зачем? Оказывается, боец вверх «навесиком» стрелял. Расчет таков: пули ведь вверх полетят, потом через забор, а потом на сепаратистов.

Вообще, по слухам, странное это дело - война. Стоишь ночь, дежуришь. На шорох - открываешь огонь. Просто каждый из них стоит каждую ночь - вслушивается в каждый шорох, ждет. Бывает выйдешь потом поутру, смотришь - пару ежиков, белочек замочили...
Я у Ромы все добивалась: «Не понимаю - не понимаю. По Вам работал «Град» - должны ведь были поднять тревогу!» Рома отвечает с грустью: «Град» працює за 40 кілометрів. Я стояв біля машини, все було добре. Раптово вибух, я впав. Тут-то тривогу і підняли. Я був першим. Ні, не страшно. Схопився за ногу і в якийсь момент зрозумів, що можу її втратити. Тільки після цього почав кричати».

Курили с Сашей, и я спросила, вернулся ли бы он в зону АТО. Саша запротестовал: «Нет, нет - нужна реабилитация. Мне головой надо отойти. Я отойду, и потом можно». После этого разговор случайно увел нас дальше. Мы смотрели фотографии, мне рассказывали о машинах, о неработающих двигателях, о мазуте, о трупах. Прошло пол часа и вдруг Саша говорит:

Как я хочу назад!

Куда назад - домой?

Нет, назад - в АТО.

Мой друг приезжал на 5 дней в Киев. Мы много говорили, нам было весело. Вдруг он положил голову мне на руки и прошептал:

Не хочу. Не хочу. Не хочу.

Тогда не едь.

Ты что с ума сошла? Как не едь? Я же доброволец - я хочу туда ехать!

Какая все-таки нестройная эта фраза: «Я хочу на Восток». У слова «хотеть» смысл другой. Вот фраза «Я хочу на море» - логична. «Я хочу на Восток» - нет, не логична. «Я должен быть на Востоке»? Тоже нет - ничего ты не должен. В голове пульсирует что-то немного похожее на слово «надо». Да, фраза «Мне надо быть на Востоке», пожалуй, имеет смысл.
Пока я думаю об этом, звонит 20-летний Васька - старший солдат гвардии. Он радостно кричит: «Мені підписали рапорт! Мені підписали рапорт!» У меня ползут мурашки по коже от какого-то уже инстинктивного страха - страха истребления нас путиноидами-рашистами. И кажется, это уже не штамп и не шутка. Даже звучит уже не очень абсурдно.
Странно это. Сидеть в Киеве и слушать: «Идешь, стреляешь. Под ногами трупы. Посмотрел - он такой же как ты. Переступил. Дальше пошел». При этом сразу за столиком, под Аркой Дружбы народов, карусель. На ней катаются девочки-подростки. Их волосы развиваются на ветру - то влево, то вправо. Они визжат, смеются. Странно это. Сидеть в Киеве и слушать: «Идешь, стреляешь. Под ногами трупы. Посмотрел - он такой же как ты. Переступил. Дальше пошел».
Недавно моя знакомая выпустила детей погулять во двор. Возвращаются вечером эти пять букашек домой и протягивают ладошки: «Мама, мы во дворе собрали... одну гривну семьдесят копеек. Передай, пожалуйста, нашим бойцам».


Маленький-маленький героизм. А Саша в госпитале достает телефон - в нем фотография детского рисунка. Автор: 14-летняя Дарина из Славянска. Спасибо тебе, Дарина из Славянска.
Друзья, знаете, героизм он бывает разный. Ну, вот, как кока-кола в Макдоналдсе: детская, маленькая, средняя, большая. Я все время вспоминаю «Десять дней в открытом море без еды и воды» Маркеса. Одна фраза не дает мне покоя: «Мой героизм проявился в том, что я не умер».
Но ведь, правда, не умереть - это уже так много!

Ночью мы с Антоном пробрались на улицу. К нам вышел медбрат. Мы испугались, думали - прогонит спать. «Нет, курите, - сказал медбрат, выпуская дым, - завтра тяжелый день. Завтра придет еще один борт».
Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх