,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


«Малые народы» на Украине: когда нет выхода (I)
+7
«Малые народы» на Украине: когда нет выхода (I)


Члены «политической нации» или «изгои от суверенности»?

Административно-территориальная реформа в Украине неизбежна. Это легко подтвердить холодной логикой цифр, хотя бы на примере сравнения с соседней Польшей. А цифры говорят, что Украина – это страна с территорией 603,7 тыс. км2, населением (статистическим, реальное гораздо меньше из-за вынужденной трудовой миграции) 45,6 млн. человек и плотностью населения 75,5 чел/км2. Показатели Польши – 312,7 тыс. км2, 38,5 млн. человек и 123 чел/км2.

При таком соотношении у нас в стране 11 062 поселковых и сельских совета, в Польше – 2 478 гмин. Это при том, что Польша занимает 20 место в мире по паритету покупательной способности, а Украина - 39-е.

Такое количество административного аппарата в слаборазвитой и предельно коррумпированной стране является непосильной нагрузкой как для бюджета, так и для общественного сознания. И является издевательством над здравым смыслом. А если учесть, что функционирование этого аппарата возможно только при силовой поддержке более 300 тыс. сотрудников МВД, которых уже в разы больше, чем наших «защитников-армейцев» (около 670 милиционеров на 100 тыс. населения), то это издевательство принимает уже циничные формы. В той же Польше это соотношение составляет 261/100 000, и это считают явным переизбытком.

Попытки административно-территориальной реформы уже имели место в суверенной Украине (в 1997 и 2005 годах), однако их результат можно определить только как провальный. Причина провалов – доминирование принципа «политической целесообразности» в моделях территориального устройства.

В настоящее время административная реформа вновь поставлена в качестве одной из основных целей действующей власти на мартовском, 2013 года, заседании Совета регионов. И статью депутата-регионала Сергея Гринивецкого, опубликованную в газете «Зеркало Недели», эксперты сейчас называют «пробным шаром» в обсуждении планируемых изменений и анализе возможного общественного резонанса.

Хотя обсуждать, по сути, нечего. Предложение С. Гринивецкого сводится к перекраиванию карты Украины, «в результате которой вместо 24 небольших областей появятся 8 мощных территориально-административных образований». Сделать это не сложно, но последствия такого шага могут оказаться непредсказуемыми и, скорее, плачевными. По следующим причинам.

Как ни тоскливо об этом писать, но Украина – раздробленная страна. Постоянные гимны ее унитарному статусу – это политическая графомания. Прежде всего – с формальной стороны: в унитарном государстве по определению не может быть политических автономий. И то, что автономия не обладает правом сецессии, ни о чем не говорит. Потому что возможность сецессии – это не формат права, это формат силы. А сила может появиться вмиг – как в результате внутренней мобилизации, так и вследствие внешних импульсов. И тогда Центру будет очень проблемно удержать автономию в тяжелых, нежных своих лапах.

Во-вторых, от правды не уйдешь: Украина это трайбалистическо-клановая страна. Под «кланами» я понимаю олигархические и клановые группировки, разделившие территорию государства на зоны влияния. Под «украинским трайбализмом» – сложившуюся практику формирования властного аппарата по принципу землячества: днепропетровского, галичанского, донецкого, etc. Более того, анализ форумов приводит к выводу об «областных противостояниях» в среде украинского населения. Как, например, жесткое неприятие «полтавскими» самой идеи их объединения с «харьковскими» (в рамках Слобожанского региона по С. Гринивецкому). А форумы, при всей их безграмотности, троллизме и порой откровенном жлобстве являются совершенно реальной квинтэссенцией «настроений на местах».

И третье, самое важное в рамках настоящей статьи. Что бы ни рассказывали о значении «титульной нации» ее адепты, Украина – это многонациональная страна. И совершенно неважно, что каждая из национальностей (кроме украинцев и русских) составляет доли процента в численном составе населения страны. Это даже осложняет ситуацию.

Во-первых, потому, что один из базовых принципов демократии, о необходимости которой сейчас так много говорят на каждом углу, это «правление большинства с учетом интересов меньшинства», а большое количество маленьких «интересов» не может не порождать избытка противоречий. Во-вторых, практически все «национальные меньшинства» Украины - это гомогенный результат ее исторического развития. Причем я сейчас не говорю о той пародии на «решение национального вопроса», которое предлагают украинские националисты в отношении русских и русскоязычных, это отдельный вопрос. Я имею в виду тюрок, евреев, греков, армян, угров – всех тех, кто жил здесь задолго до становления «титульной украинской нации» как исторического явления. Поэтому разрешение их проблем французским методом «цыгане и Саркози» («чемодан, вокзал, Румыния») в Украине бесперспективно. Придется договариваться.

Иначе «есть» только один иной выход – построение этнократического государства, о необходимости которого говорит Всеукраинское объединение «Свобода», когда иные национальности лишаются права на свое субъективное мнение и свою социальную позицию. Последнее европейское государство такого типа было поднято на союзные советско-англо-американские штыки в 1945 году. Такое государство превращает практически каждый малый народ в изгоя в своей стране, если не в ресурс для газовых камер или медицинских опытов. Такое тоже бывало.

Поэтому безопаснее создавать политическую нацию в государстве, чем отдавать государство некоему этническому образованию, пусть даже и «титульному». А «политическая нация», напомню действительно великую мысль из, в общем-то, спорной «сорбоннской лекции» Э. Ренана, «предполагает прошедшее, но в настоящем она резюмируется вполне осязаемым фактом: это ясно выраженное желание продолжать общую жизнь». И крепость этой «цепи единых желаний» будет определяться крепостью ее самого слабого звена.

А одним из самых слабых звеньев Украины является проблема именно малых народов, или «национальных меньшинств». Сразу оговорюсь: при употреблении термина «малый народ» понимается его количественная характеристика, но отнюдь не его качество. Статистически представителей «малых народов» Украины немного, меньше 5% от ее населения: остальные – украинцы и русские (по переписи населения 2001 года).

Но статистика – лукавая вещь. Специальный опрос, проведенный в конце 2012 года компанией Research & Branding Group, представил многозначительные данные в отношении самоидентификации граждан. Каждый второй житель Украины, независимо от своей национальной принадлежности (!), считал себя украинцем, гражданином Украины (49%). 27% идентифицировали себя, прежде всего, со своим населенным пунктом, 9% считали себя советскими людьми, гражданами бывшего СССР, а каждый двадцатый житель страны, прежде всего, считает себя жителем своего региона, области. И лишь 5% самоидентифицировались как представители своей национальности. Вряд ли будет избыточной смелостью предположить, что в числе последних пяти процентов были преимущественно представители именно «малых народов» Украины.

Так что принцип «разом нас багато, нас не подолати» в отношении национального строительства в Украине украинской титульной нации не поможет. Потому что если рассматривать «малые народы» как потенциальную политическую силу Украины, то следует признать, что им присущ ряд специфических качеств, которые не характерны для большинства. Того самого большинства, значительная часть которого самоидентифицирует себя не со страной, а со своим населенным пунктом или иным «садком вишневим коло хати».

(Окончание следует)

Андрей ГАНЖА | 06.08.2013

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх