,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Петр Толочко: «Проклинать прошлое — недостойное занятие»
  • 16 февраля 2013 |
  • 18:02 |
  • AlksndP |
  • Просмотров: 882
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
+5
Петр Толочко: «Проклинать прошлое — недостойное занятие»21 февраля у Петра ТОЛОЧКО юбилей — ему исполняется 75 лет. Редакция еженедельника сердечно поздравляет Петра Петровича с наступающей круглой датой, желает ему крепкого здоровья, новых научных достижений и всего самого наилучшего. Мы уверены, что к этим поздравлениям присоединятся все читатели «2000». Их вниманию мы предлагаем интервью, которое дал академик корреспонденту газеты.

Петр Толочко: «Проклинать прошлое — недостойное занятие»Несколько лет назад автор этих строк беспощадно воровал время уважаемого ученого, обсуждая состояние исторической науки. Разговор получился обстоятельным, и хотя много внимания было уделено многочисленным проблемам, с которыми сталкиваются историки, его финал не лишен оптимизма.

Тогда Петр Петрович сказал: «История вернется на столбовую дорогу академической науки»*. Прошло три с лишним года, и я, конечно, не мог не поинтересоваться, как обстоят дела сегодня.

— Хотел бы сказать, что историческая наука занимает подобающее ей место, но, к сожалению, ситуация не столь оптимистична. Конечно, говорить о том, что с академической дороги история совсем ушла, было бы неправильно. Но в высшей школе наука о прошлом находится на уровне патриотического краеведения. В исследовательских институтах ситуация лучше, традиции и коллективы специалистов сохранились, хотя и здесь не обошлось без новых веяний.

В целом же ситуация выглядит так: историческая наука упорно сопротивляется превращению в простое краеведение, но ей в этом мало помогают. Фактически отсутствует минимально необходимое финансирование: у нас нет денег на научные командировки — это работа в библиотеках и архивах, на проведение конференций — а только на таких мероприятиях рождаются новые идеи, дается толчок будущим исследованиям. Также очень сложно обстоит дело с изданием наших монографий, приходится постоянно искать спонсоров, чтобы профинансировать его.

При этом нельзя утверждать, что все абсолютно плохо. Появляются новые интересные историки, они пишут оригинальные исследования. Нельзя сказать, что стоим на месте. К примеру, наш «смежник» — Институт истории НАНУ — завершает публикацию «Энциклопедии истории Украины». Это большое достижение. Но все-таки крупного явления, которое называлось бы «украинская историческая наука», в данный момент нет.

«Поидоша в Русь»

— Отстранимся от местных реалий и посмотрим на заграничную науку. Не окажется ли, что во всем мире история пребывает на положении «бедной родственницы»?

— Вполне допускаю, что в XXI в. наша наука не находится на передовых позициях. В то же время не стану утверждать, что мы так уж сильно отстали, допустим, от европейских коллег.

Правда, есть у нас одна беда — после того как Украина обрела независимость, наши историки стали заново «читать» ее прошлое. И это было бы не так страшно, если бы действительно происходило глубинное переосмысление важнейших, ключевых событий ушедших веков. Увы, по сути все свелось к простейшей перелицовке, в результате чего черное и белое взяли и поменяли местами. И зачастую занимались этим «новым прочтением» люди, которые раньше давали «старое прочтение». Вот где драма. Когда ученый-историк заявляет, что прежде он писал неправильно, а сейчас перепишет все по-новому, то это не исследователь, а элементарный спекулянт. Вчера он давал одну трактовку событий, сегодня другую, а завтра, глядишь, третью сочинит.

Вот эта проблема для Украины очень остра. Не хватает нашей науке фундаментальности, все она как-то оказывается на политических ветрах.

— На ваш взгляд, вообще можно отделить историю от политики и идеологии?

— На все сто процентов, конечно, нет. Историки тоже люди со своими симпатиями и взглядами на жизнь. Но стремиться к этому они обязаны. Ученый, независимо от политической конъюнктуры, должен поклоняться только правде факта.

— Вот давайте о правде факта и поговорим. Последние десятилетия столько раз с ног на голову переставляли историю Киевской Руси, которая для некоторых не киевская, а для других — не Русь, что раз за разом приходится отвечать на основополагающий вопрос: откуда «есть и пошла земля русская»?

— В летописи есть продолжение этой фразы: «...и кто в Киеве нача первее княжити». Для автора этих слов не было сомнения в том, что Русская земля — это Среднее Поднепровье. Но в процессе исторического осмысления нашего прошлого появились другие точки зрения: согласно «северной», назовем ее так, русы пришли из Скандинавии и принесли с собой это название. Я абсолютно убежден, что Русь — местное, славянское название. Перешло оно, по-видимому, от сарматских племен (известных, как роксоланы или росоманы), и первоначально звучало, как «росы», позднее трансформировавшись в «русы» и «Русь».

Авторы летописей XII—XIII вв. прекрасно знали, что Русь — это Киев, Чернигов и Переяслав. И когда из Суздаля Юрий Долгорукий идет сюда, они пишут, что князь «поидоша в Русь». Но при этом подчеркиваю, чтобы мои слова были поняты правильно: Киевская Русь — общее наследие и общее достояние русских, украинцев и белорусов.

— «Кто в Киеве нача княжити» нам сообщает «Повесть временных лет». То и дело слышишь, что она очень тенденциозна. Есть и более жесткое определение — фальшивка. Что вы думаете на этот счет?

— Все нам кажется, что летописцы работали из-под палки и, выслуживаясь перед князьями, искажали историю. Летопись создавали несколько человек, и каждый редактировал своего предшественника, поэтому она, разумеется, не свободна от субъективизма. Естественно, каждое слово летописи брать на веру не стоит, и здоровый критицизм необходим. Но объявив «Повесть временных лет» и другие летописи тенденциозными и сфальсифицированными, мы просто не сможем изучать отечественную историю.

— Мы говорили о достижениях «смежников». А чем конкретно могли бы похвастаться археологи?

— Не ждите от меня сообщений о каких-то сногсшибательных и сенсационных находках. Они случаются не так уж часто. Идет последовательное накопление и анализ археологических материалов. Продолжаем изучать Ольвию, выясняем, как происходили контакты между греческими поселенцами и скифскими племенами. В частности, есть находки, связанные с самыми первыми колонистами.

На западе Украины исследуются поселения раннеславянского периода. Очень интересно, когда в самой глухой глубинке находят скульптурки времен Древней Греции или Рима.

В Киеве нам удалось выяснить, что жители Подола хоронили своих умерших не только на Старокиевской горе, как считалось раньше. Сейчас обнаружили захоронения на самом Подоле. Мы еще анализируем найденное, но уже можно сказать, что на жизнь Древнего Киева можно будет взглянуть по-иному.

Также продолжаем исследования Десятинной церкви. С ней интересно получается: 200 лет ее изучают, и конца-края этому не видно. Мы выяснили, что, скорее всего, по своей архитектуре Десятинная относится к памятникам не центрально-византийской (как думали раньше), а провинциально-византийской культуры. Такие же храмы стояли, к примеру, в болгарских городах. Раскопки дали новый материал, идет работа над новой реконструкцией, и наше представление о внешнем виде знаменитой церкви может измениться.

Но и тут проблема. Еще когда президентом был Ющенко, наш институт обязали провести раскопки, чтобы после них начать восстановление храма. Сменился глава государства, а намерение осталось. Мы, археологи, категорически против. Даже после многолетних исследований нельзя точно сказать, как на самом деле выглядела Десятинная церковь. И то, что наша власть собирается построить, будет таким, знаете, макетом в стиле «а-ля Древняя Русь», а то и подделкой. К тому же стройка погубит исторический фундамент и все то ценное, что лежит в земле.

Что же случилось с нами?


— Вы сказали, что сенсационных находок в последнее время у археологов не было. Может, и хорошо? Есть мнение, что они могут быть небезопасны. В качестве примера часто приводят знаменитую Скифскую пектораль, найденную в 1971 г. Борисом Мозолевским. Утверждают, что он слишком рано ушел из жизни и перед смертью говорил, что они (т. е. скифы) мстят ему.


— Исследованием скифских курганов занимался не только Мозолевский, но и многие другие археологи. Те, кого уже нет на свете, закончили свой путь в достаточно преклонном возрасте. Могу сказать, что некоторые здравствуют и сейчас.

Если же вернуться к Борису Николаевичу, то он был не только ученым, но и поэтом. Мне очень нравятся его стихи. На мой взгляд, он писал просто роскошно и в своих произведениях на ты «общался» со скифскими вождями. Вообще он жил как бы в двух измерениях: в дне сегодняшнем и в далеком прошлом. Так что, возможно, слова о мести — поэтический образ. Хотя, честно говоря, в их реальности я сомневаюсь.

И уж тем более не верю в злопамятство скифов. Как они могут мстить? Их давно нет на этой земле.

— Я не зря задал предыдущий вопрос. В наши дни людей, интересующихся историей, немало. Раньше они могли купить научно-популярную книжку, где специалист доступным языком делился с ними знаниями. Теперь к их услугам или Фоменко с Носовским, утверждающие, что вся(!) мировая история — одна гигантская фальсификация, или Википедия, в которой кто что захочет, то и пишет. Есть и другие источники. Допустим, на московских ТВ-каналах несколько раз показали исторический сериал, где рок-музыкант Юрий Шевчук читает «Историю государства Российского» Николая Карамзина. Но это ведь такая архаика! Как минимум еще были Соловьев и Ключевский. Вы согласны со мной?

— Да, не первый год наблюдается негативное отношение к академической науке. В результате появилось множество лжеисториков. К сожалению, у значительной части общества на них есть заказ. На Украине он имеет еще и псевдопатриотический оттенок: авторы этих книг дают своим читателям чувство гордости за то, что мы, мол, украинцы, такой древний народ, а русские вообще азиаты. Хотя что в Азии плохого?

С Карамзиным ситуация другая. Заслуги его перед наукой велики, но после Николая Михайловича она ушла далеко вперед. Шевчуку бы Лихачева, Рыбакова и нынешних исследователей почитать, вот тогда можно было бы говорить о серьезном уровне. Но нет, забивают людям голову «Историей государства Российского» или трудами Грушевского, хотя они — даже не вчерашний день.

— Кто тогда виноват в нынешнем положении вещей: телевидение, коммерсанты, которым выгодно продавать всякое чтиво, а может, школа и вуз?

— Трудно сказать. Как-то все просело, стало более приземленным, что ли. Вот недавно пригласили меня в Музей Тараса Шевченко выступить с лекцией. Хорошо очень поговорили — о Десятинной, о Софии Киевской и других вещах. Но слушали меня человек двадцать. В советские годы, когда я выступал в Доме технической пропаганды общества «Знание», приходило народу в десять раз больше. Иногда в огромном зале не хватало мест, и люди на подоконниках сидели. Вот я себя спрашиваю: что с нами произошло?

Вижу, что очень упал уровень культуры. Учиться плохо стали — что в школе, что в вузе. Раньше я говорил, что окончил Киевский университет, и все понимали, что я имею в виду. А теперь спрашивают: какой университет? Их же тьма! Наверное, и в этом причина, почему человек не хочет брать в руки «нудную» историческую монографию и отдает предпочтение суррогатному чтиву.

— «Если Бог мне прибавит лет, то я и это время проклинать не стану — в нем тоже есть хорошее и светлое». Это сказано вами пять лет назад, накануне вашего 70-летия. Что вы нашли позитивного в нашей современности?

— Меня многое не устраивает в сегодняшнем дне, но предавать его анафеме не буду. Я, как мне представляется, остался честен перед собой и людьми, написал много книг (надеюсь, они кому-то пригодятся — пусть не сейчас, а позже), у меня хорошая семья. Не бывает так, чтобы вокруг было только плохое.

Еще вот что хочу сказать: повседневность мимолетна, будущее где-то далеко, и по большому счету у нас ничего нет, кроме прошлого. Оно всегда с нами. И вот занимаясь поношением своего минувшего, мы неизбежно придем к выводу, что жизнь наша прошла совершенно напрасно. Поэтому убежден: проклинать прошлое — недостойное занятие.
Пожалуйста, читайте исследоване Петра Толочко «Украинцы в России».

Александр ДАНИЛОВ



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх