,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Вранье, как способ бытия
  • 8 июля 2012 |
  • 01:07 |
  • SSK |
  • Просмотров: 1255
  • |
  • Комментарии: 11
  • |
+14
В 80-е прошлого века задумал художник Зеновий Бобрик сваливать из Союза, сидим с ним в мастерской Худфондовской, он мне говорит:

- Понимаешь — вранье задолбало. Врут все и каждый день — нет сил терпеть.

Потом уехал, кажется, в Штаты или Канаду. Интересно, тамошнее вранье ему мешало или притерпелся, но уже не спросишь — умер Зенек давно, пусть земля пухом — и художник был хороший, и человек достойный.

Я, собственно, к чему — врём. Врём постоянно, вдохновенно, с размахом и фантазией. Не то, что задолбало, к черту эвфемизмы — зае….ло! Что-то уже в блоге вспоминал, что-то нет, но сталкиваюсь с этим каждый день. Хотел назвать пост с умным словом «экзистенция», но решил, что «Вранье, как способ бытия» будет понятней.

Скрываем прошлое, потому что панически его боимся. Даже не знаю, с чего начать.

Погиб директор нашей Картинной галереи. Имел честь быть знакомым с Борисом Григорьевичем, здоровались на улице до последних дней его, биографию знаю. Пошел освежить знания, какую страницу в Сети ни открою, одно и то же — был сельским учителем, а потом стал директором Галереи. Сейчас, кстати, идет Сталинградская битва за «освободившееся» место, тоже тошно смотреть, но я не об этом. Почему-то сельских учителей в качестве кандидатур нынче не рассматривают — и правильно делают. И коммунисты были не глупей, знали — кого можно назначить директором идеологического учреждения культуры. Информации не найдете. Тайна!

Года четыре назад встречаются на Чупрынки два гуманитарных доктора — один бывший многолетний секретарь партбюро нашего Оперного театра, другой такой же — только из Универа. Одни другому:

- Ви знаете, пане доктор, я вже два тижні думаю — де нам взяти національно-свідомого Піночета?! Де?! Нема!

Второй ему:

- Так, пане професор, я так само про це весь час! І дійсно нема! А так треба!

Моего присутствия не стесняются — а что тут такого? Высказывают вполне патриотические мысли — кто бы расстрелял наших комуняк. Не сомневаются, что лично их сия чаша горькая минует — они теперь патриоты, настучат на соседа какого-нибудь и зачтется. На самом деле нет — все вам припомнится, мужики, тот сосед раньше на вас стукнет, у нас по этой части традиции — ого-го! И у вас лично тоже — мы помним.

50-60 тысяч коммунистов было во Львове в неправильные времена. Откинем десяток тысяч русскоязычных — остается около 40 тысяч нынешних нацистов, фашистов и просто умеренных и достойных националистов, перекрасившихся в 1991-м.

Манкурт люстраций не боится, мне скрывать нечего. Все знают — отец в КГБ служил, сам три года в райкоме отпахал — партократ, значит. Не стучал, не вербовали да и потребности такой не было — мог и так зайти в райотдел КГБ. А другие аж дрожат, смешно смотреть.

Месяц назад старый знакомый, живущий до сих пор в обкомовском доме (понимаете, кем был?). объяснял мне, как он всю жизнь боролся с коммунистами.

Другой — бывший секретарь райкома партии по идеологии(!) когда-то мне в трамвае говорил — просто в нас з вами різні політичні погляди! Что там, ёпть, у тебя — погляди?! Это когда они появились — в 91-м, что ли? «Погляди» у него, видишь ли! Прийміть мене, засраного, до громади — разом з моїми новими поглядами! И смотрит при этом в глаза, понимаете — не стесняется!

Старый приятель плечами пожимает в недоумении:

- Посмотрел на коллег в новом справочнике, странно — получается, что один я историю партии преподавал когда-то. И больше никто, ни один человек! У нас, между прочим, больше тридцати преподов на кафедре было, и сейчас все есть — только шифруются! Зачем — не понимаю…

Я зато понимаю: перманентное вранье стало образом жизни десятков тысяч львовян. Они врут друг другу — и прекрасно понимают друг друга. Иногда забываются и врут мне. Что смешно.

Бывший коллега по райкому партии с жаром рассказывает, что перед тем, как идти на партийную работу, он взял благословение у подпольного униатского священника — и тот его благословил! Умора!

Не только галичане — вдохновенно врут все. Неделю назад сижу под зонтиками в «Картошке» на Киевской, а по той стороне улицы степенно вышагивает бывший препод из техникума, ныне главный львовский еврей — фамилий не называю. Года 3-4 назад сидел я на одном мероприятии рядом с ним, дали ему слово — все выделенных десять минут так проклинал коммунистов — о Холокосте забыл. Клянусь! Так хотел выслужиться перед аудиторией и ведущим мероприятие американцем. Вы знаете — если львовского еврея просят рассказать о прошлом нашего города — комуняки, спору нет, сукины дети, синагоги закрывали, но о Холокосте забывать не к лицу. Некрасиво.

Разумеется, и русские врут тоже — жить-то надо, приспосабливаются к этой атмосфере всеобщего глобального вранья. Но украинские земляки дадут фору всем.

Хорошо, что телевизора не имею — жить спокойней. Да и местных телеканалов тем более не смотрю — там уж вообще все понятно. То бывший секретарь партбюро Союза Художников рассказывает, как он посвятил жизнь борьбе с коммунистами, то его коллега из театра Заньковецкой, получивший Народного за роль Ленина, откровенничает — и все профессора, доктора, при званиях, степенях, должностях. Масштабы лжи стали столь всеобъемлющи, что их перестали стыдиться.

50-летняя обслуга из моего кафе меня уверяет:

- Васильович, ну, нам же при комуністах не можно було по-українські розмовляти!

- Так? А звідки ж ти знаєш українську, якщо не розмовляла при комуняках? Вивчила після 1991?

Смеется, молчит — это же все знают, что при коммунистах нельзя было по-украински говорить! Молодежь верит — им откуда знать?

Ни один доктор или кандидат наук, защитившийся на «Розвитку колгоспної демократії після XXIII з’їзду КПРС» или «Новій радянській обрядовості — традиції прийому в піонери у Золочівськму районі Львівської області» — от степеней не отказался. Ни один! «То були такі часи, я тільки в такий спосіб міг прислужитися рідній Україні» — и смотрит тебе в глаза! Позичивши в Сірка очей. Может, от выданного комуняками почетного звания Народного или Заслуженного артиста, художника, деятеля искусств кто-то отказался?

Как же, держи карман шире!

Когда мой приятель в далеком уже 1991-м на последнем партсобрании, где все ученые коллеги радовались, «що нарешті позбулися тих закривавлених партійних квитків», предложил пойти дальше, и «позбавитись тих закривавлених докторських і кандидатських дисертацій» — заработал себе на несколько лет реноме сумасшедшего, на которого коллеги смотрели с опаской и подозрением.

Это ему один и тот же человек говорил в 1989-м:

- Вот смотрю я на тебя, Николай, и вижу — ты все-таки не совсем советский человек. Есть, понимаешь, в тебе гнильца какая-то, я ее за километр нутром чую! Не наш ты человек — я тебе, понимаешь, в глаза это скажу! Смотри, Коля, доиграешься ты со своим вольнодумством несоветским!

И в 1992-м:

- Ото, Микола, дивлюся я на тебе і бачу — ти все ж таки не зовсім український патріот. Є в тобі щось таке, розумієш, не наше, не українське — я то за кілОметр відчуваю. Не хочеш ти бути разом з нами в авангарді світової науки, дивись, Микольцю, дограєшся. А чо ти смієшся? Смішно? А я тобі скажу, чо ти смієшся — бо для тебе немає нічого святого! Дивися, чоловіче, негарно себе протиставляти громаді — додрочишся….

Понимаете, о чем я? И когда это слышишь и видишь вокруг себя годами, каждый день, каждый час — перестаешь верить этим людям. У них никогда не было и быть не может никаких политических убеждений. Вчера лизали задницы коммунистам, сегодня временно патриоты, завтра вылижут ж..пы полякам или американцам. Вкрайняк можно и русским — тоже не привыкать.

Еще вспомнил смешное. Старые френды знают — периодически получаю комментарии или личные письма — дескать, смотри, сынок нкведистский, доиграешься у нас! Игнорирую. Зато уже не раз бывало — умирает очередное гуманитарное светило, которое всю жизнь сдавало в КГБ, как стеклотару, друзей и даже близких родственников — и мне это не бабка на базаре сказала, знаю из надежных источников. Вокруг одни скорбные физиономии:

- Ви що — не розумієте — совість нації померла!

Ёпть, совесть! Да он слова этого в жизни не знал, сука продажная, какая нахер совесть?! Но ведь не скажешь этого человеку. Если он сам из бывших инструкторов райкома партии.

Врут.

Врут все. Тошнит от физиономий фальшивых патриотов вокруг. Всю первую половину жизни рассказывал, как в «ястребках» с бандеровцами воевал, вторую половину жизни — как им сало в лес носил. Да что говорить — гляньте на нашего Леонида Макарыча. Сейчас же никто не понимает — кем он был, Кравчук-то наш невъ….нный. Секретарь ЦК по идеологии! Первый украинский душитель любого слова поперек — умный, хитрый, жестокий хуже Петра Великого, только масштабом шавка. Це наш перший Президент незалежної України! — и смотрят на тебя стеклянными глазами.

А я не Зенек Бобрик — мне валить некуда. Так и доживу на Украине среди этого всепоглощающего вранья. Такое наше существование. Экзистенция, блин...

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх