,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Россия:Сложный любовный роман Тани.Германия: Цветочки эмиграции
  • 23 марта 2012 |
  • 01:03 |
  • XPEHA |
  • Просмотров: 713
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
+1
Россия:Сложный любовный роман Тани.Германия: Цветочки эмиграции Сложный любовный роман Тани
("Der Spiegel", Германия)


Часто именно любовь причиняет боль: Таня Хаусдорф (Tanja Hausforf) влюбилась в Россию, однако по поводу повседневного расизма ее друзей по обмену она в большинстве случаев может только покачать головой. После того, как Таня поспорила со своей гостевой мамой (в семье по обмену), она отдыхала под усыпанной снегом елкой. Вот ее рассказ:

Я познакомилась с этой страной всего шесть месяцев назад. Я живу как обычные российские мальчики и девочки, езжу на маршрутках, то есть на типичных для города такси в виде небольшого автобуса, и все здесь считают меня русской. Но в своем воображении я часто переношусь в другие места. Я вспоминаю о Германии и думаю о том, как приятны мне вновь будут разные мелочи, о которых я не скучаю, потому что давно уже о них забыла. Надо попытаться понять, насколько я изменилась. Пока я этого сказать не могу.

Я люблю Россию, но иногда мне хотелось бы запретить себе эту любовь. Я вынуждена была научиться в какой-то мере мириться даже с самыми абсурдными мнениями. Особенно такие темы как миграция доводят меня иногда до отчаяния. Когда я спрашиваю своих одноклассников о том, какие государства им не нравятся, они отвечают: Азербайджан, Узбекистан, Чечня. Люди из этих стран заняты здесь на низкооплачиваемых работах.

Как-то раз мы с девочкой из моего класса делали пробежку, когда к нам стали приближаться двое мужчин с темным цветом кожи и высокими скулами. Моя подруга немного запаниковала и сказала, что нужно развернуться и убежать, так как у них могут быть дурные намерения. Так учила поступать ее мама. Я часто слышу такие фразы: «Надо выгнать азербайджанцев и чеченцев - они хотят нас уничтожить». Что мне остается делать – посмеяться над этим или серьезно задуматься и заплакать?

Моя гостевая мама пытается кое-что мне объяснить, в том числе и такие вещи как враждебное отношение к иностранцам, а также сохранившуюся тягу к коммунизму, которая здесь все еще существует. Часто наши мнения совершенно не совпадают, а иногда мы вынуждены вообще прекращать дискуссию, так как моя гостевая сестра Наташа боится, что мы поссоримся.

Многие здесь не видят для себя перспектив. Наташа мечтает о том, чтобы стать актрисой – в Соединенных Штатах или, может быть, в Германии. Но моя гостевая мама считает, что ей лучше стать врачом. Моя подруга в классе Оля очень хотела бы работать экскурсоводом или журналисткой, но у нее плохой английский, так что похоже на то, что она, как и ее мама, сделает выбор в пользу более надежной профессии банковского служащего. У всех у них есть мечты, но они, как мне кажется, не борются за то, чтобы их осуществить.

Многие, с кем я говорила, хотели бы жить в другой стране, прежде всего это относится к молодежи. Это очень грустно, но я могу это понять. Стипендии здесь очень маленькие, а хорошую работу можно получить только в том случае, если у тебя есть связи. Конечно, всегда есть исключения, но здесь это происходит не часто. Я бы многое хотела пожелать России – например, чтобы граждане этой страны вновь поверили в будущее. Я хотела бы изменить эту страну, но понимаю, что я не смогу этого сделать.

Сейчас я готовлюсь к экзаменам, которые будут проходить в мае. Сдавать мне надо только алгебру, английский, а также русский для иностранцев. Если мне этого будет недостаточно, а я еще для дома буду заниматься химией и латинским языком, даже если мои учителя в Германии мне потом не поверят.

Если мне нужно отвлечься, то я после занятий в школе иду с третьим классом в лес. Там есть холм, с которого можно съехать вниз на куске пластика. Ребята научили меня играть в одну игру – она называется «Елка». Для этого надо встать под елку и трясти ее, пока с нее не посыплется снег. Это очень весело, и мы все время играем в эту игру, пока еще есть такая возможность. Но уже все тает, и скоро от снега и льда ничего не останется.


Германия:Сложный межнациональный "роман"

Россия:Сложный любовный роман Тани.Германия: Цветочки эмиграции Пять лет я живу в Германии - окно в окно - рядом с психопатской турецкой семьёй. Психопатической, потому что они постоянно орут. Обычно с раннего утра, когда соседи еще спят. В эти моменты мне хочется запустить туркам в форточку обычную пехотную гранату! Это становится навязчивой идеей. Мой постоянный партнёр по игре в преферанс российский немец Вальтер постоянно твердит - разноплеменных эмигрантов завезли столько, что обязательно грядёт межнациональная разборка. Тогда наше разбойно-хулиганское прошлое криминального СНГ покажется нам милой, приятной стариной. И что практичный человек должен готовиться к этому апокалипсису уже сегодня. Раньше в этой квартире жила милая старушка, немка-пенсионерка, вежливая, чистоплотная. Не выдержала такого хамского соседства, съехала туда, где ещё есть маленькая, последняя возможность пожить среди своих соотечественников. Дабы не видеть, и не слышать весь этот кричащий, вечно что-то жующий ужас, который наводнил их некогда спокойные и чистые города и веси. Сегодня земли Германии заполонили тысячи албанцев, африканцев, цыган из всей Восточной Европы. Так что спокойной и безмятежной жизни не привидится потому как они размножаются со скоростью инфузорий и наглеют с каждым днём. Их задача - затащить в Германию родичей, родить детишек, за которых регулярно платят “детские деньги”. По этой причине бундестагу пора заказывать всегерманский орден материнства. Правда, в списках на награждение практически не будет этнических немок. Природное и традиционное женское предназначение рожать детей и быть хранительницей семейного очага представляется им сегодня диким и противным. Они заняты карьерой, к тому же не самого высокого мнения о своих соотечественниках – этнических немцах. А с нулевой рождаемостью в будущее не приедешь - одна дорога на кладбище истории... Интересно всё же, как лет через двадцать будут выглядеть немцы? Пожалуй, что образ белокурого гиганта-арийца, о котором бредили в третьем рейхе Гитлера, навсегда канул в Лету. Будет полный “интернационал”, от которого фюрер перевернулся бы в гробу. Особенно пришлись по вкусу одиноким молодым немкам с повышенной сексуальной возбудимостью крепкие в любовном деле африканцы со сказочно развитым мужским естеством. Омоложение протекает весьма успешно… Вот уж точно: если Господь собрался кому-то отомстить по полной программе, то это неотвратимо. И в этом можно даже не сомневаться…

Россия:Сложный любовный роман Тани.Германия: Цветочки эмиграции На остановке рейсового автобуса ждут раскормленные задастые африканки с детскими колясками. Да не обычными одинарными, а двойными и тройными. Галдёж стоит такой, что вокруг на расстояние километра удрали перепуганные вороны и галки. Подкатили свои коляски турчанки в платочках. Автобус выруливает на стоянку, двери распахнулись, началась посадка. Успеваю занять свободное место рядом со старушкой. На соседние два места плюхается африканка, усаживает рядом своего отпрыска, сосущего леденец на палочке. Его слюна заливает пол. Несколько дней назад один такой “милый” мальчик швырнул мне на новые брюки недоеденное мороженное, а его отмороженная мамочка даже не извинилась. Мамаша мальчугана в это время шумно переговаривается с африканками, которые заполонили среднюю площадку. Они орут, как на невольничьем рынке. Пацаненку скучно. Он хлопает своей конфетой мою соседку старушку – немку. Та вежливо возмущается, а мамаша презрительно щурится. Замечаю, что недалеко от выхода освободилось одно место. Вскакиваю, как ужаленный, и специально наступаю своим сорок шестым размером полуботинка на босоножек мамаши, разожравшейся на дармовых немецких хлебах. Она тотчас подняла хай. И мгновенно начинают солидарно орать остальные африканки. Поворачиваюсь к ним, и спокойно объявляю: Идите на х..! Магическое произношение главного слова русского мата действуют отрезвляюще. Лишний раз убеждаюсь, что наш родной, замечательный во многих случаях жизни русский мат знаком всем эмигрантам и вызывает у них неосознанное чувство страха.

На остановке автобуса в моём немецком городе необходимо быть крайне внимательным. Удар в голову пустой банкой из-под пива мгновенно отвлёк меня от размышлений на социологические темы. Банка, шлёпнувшись со звоном об асфальт, покатилась к автомату разовых билетов. Группа подростков-албанцев, громко и весело обсуждая меткий удар своего товарища, продефилировала через стоянку автобуса, направляясь в городской парк. Их лидер задержался и, нагло прищурившись, ожидал моей реакции. Хотел порисоваться перед местными шлюшками–малолетками, которые постоянно присутствуют среди албанской молодежи, нередко получая от них жестокую трёпку. Я эти сцены, где мигранты-албанцы воспитывают в своём духе этнических немок-подростков, видел не раз…

Сделал вид, что смотрю далеко вдаль, и не дал повода этому зверёнышу напасть на меня дружной ватагой и превратить в инвалида. Я не знаю, кому из немецких государственных деятелей пришла мысль притащить в Германию албанцев. Им есть, где жить: хоть в Косово, хоть на родине предков – Албании. Плавно интегрироваться в немецкую культуру, экономику и культуру, как об этом мечтают корифеи немецкой интеграции, албанцы не собираются. Для их основной массы учёба и работа - это занятия не достойные настоящих мужчин. Уж если они плавно и интегрируются, то только в немецкую тюремную систему. Они уже сейчас наводят ужас на население немецких городов и посёлков. А вот когда их станет в несколько раз больше, то это будет тяжкой проблемой. По криминальным подвигам они переплюнут турок, которые пока лидируют в шкале преступности в Германии. Это мне по большому секрету сказал знакомый полицейский. Он родом из Казахстана, но прошёл все тесты и проверки, и был принят в городскую полицию.

Недавно транслировали по кабельному телевидению фильм, как в одном из немецких городов этнический немец средних лет случайно стал свидетелем того, как банда совершеннолетних албанцев напала в позднее время на пожилого прохожего, избила и ограбила его. А главный герой фильма вместо того, чтобы скромно потупить очи, сделать вид, что это его не касается, по собственной инициативе отправился в полицейревир. Дал свидетельские показания и указал на преступника на опознании. С этого дня начались для него кошмары в самой демократической стране Европы, как любят все, кому не лень, величать Германию. В течение всего фильма два озверевших и совершенно безнаказанных албанца издевались над пожилым немцем, а все его походы в полицию заканчивались впустую. Но герой фильма был так воспитан, что не мог идти против своей совести и забрать назад своё заявление. Его ежедневно терроризировали проживающие в городе албанцы. Лучшим выходом для него было бросить работу, продать свой дом и переехать в другую землю. Но он выбрал путь настоящего мужчины. Купил на чёрном рынке револьвер и в очередной приход мучителей прострелил одному из них ногу в тот момент, когда тот решил пощекотать ножиком свою жертву.Эти два обнаглевшие от безнаказанности бандюка, жрущие немецкий хлеб, выглядели, как обмочившиеся со страху младенцы.

Фильм художественный, но как было указано в титрах, основой для его создания послужила реальная история.


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх