,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Зоофашизм в городах Украины: где страшнее?
По результатам проведенного исследования, самым опасным городом Украины в 2011 году стал Харьков. Наиболее же благоприятная ситуация для животных и людей сложилась в Одессе.

Зоофашизм в городах Украины: где страшнее?


Хотя ситуация с бездомными животными при составлении рейтингов городов обыкновенно не учитывается, на общий имидж страны этот фактор влияет. Европейские болельщики уже два года проводят митинги под посольствами Украины и призывают не пачкать в крови Евро-2012. На защиту украинских бездомных животных встали многие западные деятели культуры и политики. Осенью с целью остановить убийства Украину лично посетили Бриджит Бордо и немецкая принцесса Майя фон Гогенцоллерн.

На действия украинских и западных защитников животных высшая власть не могла не отреагировать: 22 ноября премьер-министр Николай Азаров распорядился, чтобы МВД приложило все усилия для расследования дел, касающихся жестокого обращения с животными, а Министерство регионального развития приняло участие в программе строительства приютов для собак.

Стерилизация или эвтаназия?

Также в ноябре столичные власти заявили, что готовят Программу регулирования численности бездомных животных гуманными методами на 2012-2016 гг. Данная Программа была разработана зоозащитными организациями Киева еще в сентябре 2011 года, однако потом в ней появились некоторые идеологические поправки. Одним из редакторов документа выступил Сергей Клочко, бывший сотрудник столичного муниципального приюта «Бородянка» и член незарегистрированного в Украине Международного (украинско-белорусско-российского) общественного движения Реалистической зоозащиты. Основной тезис «зоозащитников»-реалистов звучит недвусмысленно: «Всех бездомных животных – эвтаназировать!». Но диалог между киевскими защитниками животных и властью города на этот раз состоялся, и гуманные методы на уровне Программы удалось отстоять.

Подписав 5 июля 2011 г. Европейскую конвенцию о защите домашних животных, Украина пытается решать проблему уменьшения количества бездомных животных цивилизованно – с помощью метода ОСВ («Отлов – Стерилизация – Возвращение в среду обитания»). В некоторых городах Украины программы ОСВ властями официально приняты. Но деньги под них в 2011 году частично выделялись только в Одессе и Киеве – городах, являющихся пионерами в этом вопросе.

В ноябре 2011 года программа ОСВ была принята и в Донецке. Финансировать ее взялся Фонд Рината Ахметова. Чтобы сократить выброс домашних щенков и котят на улицы, донецкие власти параллельно подписались создать льготные условия для стерилизации и владельческих животных. Так, по разным подсчетам, «бывшие домашние» составляют от 15 % до 40 % бездомных собак и кошек.

Единственный город Украины, который официально отказался от программы стерилизации бездомных животных, – Харьков. Еще в 2010 году коллега Сергея Клочко зоореалистка Юлия Шаповалова, руководитель харьковского КП «Центр обращения с животными», объявила убийство единственным эффективным методом регулирования численности бездомных собак и котов. Если раньше в животных стреляли запрещенным законом курареобразным препаратом дитилином, то теперь их, по официальной версии Харькова, уничтожают более дорогими препаратами. За 7 мес. 2011 г. в Харькове было убито 93 % отловленных животных, в том числе хозяйских. А 6 сентября департамент жилищного хозяйства Харьковского горсовета заключил соглашение на 1 млн. грн. с ООО «Чистый дом» на осуществление отлова еще 2525 бездомных животных.

В течение 2011 года украинскими зоореалистами Клочко и Шаповаловой были разостланы десятки писем в мэрии городов и даже в ВР с предложением перенять опыт Харькова. Пришло такое письмо и в черниговское отделение ЖКХ. После этого депутаты горсовета Чернигова, несмотря на недавно принятую программу стерилизации, заявили, что регулировать численность животных теперь планируют исключительно методом их эвтаназии – гуманного убийства.

И вот что интересно: во всей Украине последователей идеологии зоореализма насчитываются буквально единицы. Однако все они уже приглашены к сотрудничеству в органы власти – для изменения законодательной базы Украины.

Цена убийства

По данным Ассоциации Зоозащитных Организаций Украины, на улицах городов проживает более 5 млн. собак. За каждую отловленную и убитую особь из горбюджетов изымается от 300 до 460 грн. Примерно в такую же сумму обходится и стерилизация животного.

По самым скромным подсчетам, на уничтожение городского собачьего населения Украины необходимо 2 млрд. грн. Однако, даже если отбросить гуманизм и забыть о дефиците бюджета, такая единоразовая сумма не может избавить горожан от соседства бездомных собак. 2 млрд. грн. нужно выделять дважды в год, а все потому, что на освободившееся урбанистическое пространство с его обширной кормовой базой приходят животные из предместий. В целом на незакрытой территории стаи восстанавливаются в течение 4-6 месяцев. И это всегда сопровождается войной – гавканьем и покусами. Кроме того, к кормовым базам устремляются и дикие животные. Так, в 2008 году в Керчи после массового отравления бездомных собак в город вошли енотовидные собаки и лисы, принеся с собой бешенство.

Легенды о догхантерах и бешенстве

В ноябре 2011-го в СМИ было отправлено открытое письмо, в нем 19 зоозащитных организаций из 13 городов Украины обратились к журналистам с просьбой тщательно проверять информацию, поступающую от коммунальщиков-зоореалистов. Для того, чтобы сохранить свои миллионные доходы, коммунальные предприятия и отдельные частные фирмы, производящие средства отлова и умерщвления, всеми силами пытаются дискредитировать метод ОСВ. «В Киеве бездомных собак всегда традиционно отлавливали, и их присутствие никогда не считалось нормальным. Никакой терпимости к ним со стороны локальной общественности также нет, о чем однозначно свидетельствуют многочисленные и систематические отравления бездомных собак», – сообщает в письме-предложении в Киевгорадминистрацию зоореалист Сергей Клочко. При этом, как заявляют опрошенные зоозащитные организации семи городов – Киева, Львова, Одессы, Донецка, Симферополя, Чернигова и Харькова, – 90 % отравлений осуществляется не догхантерами-одиночками, а местными сотрудниками ЖЭКов и владельцами рынков.

Но если одни муниципальщики, открыто исповедующие зоореализм, муссируют в прессе миф о многочисленном движении догхантеров, то другие, скованные программами ОСВ, создают свои легенды. Две недели назад киевские власти, едва передав на утверждение согласованную Программу регулирования численности бездомных животных гуманными методами на 2012-2016 гг., заявили, что в городе впервые за 20 лет обнаружено бешенство. И в трех центральных районах столицы ввели карантин. На пресс-конференции первый заместитель главы КГГА г-н Мазурчак сообщил, что все собаки и коты в карантинной зоне будут отловлены. С учетом того, что в Киеве нет приютов, способных принять такое количество собак, и тем более нет ни одного приюта, где возможно содержание котов, вопрос, что произойдет с животными, можно считать риторическим.

К сожалению, легенда о бешенстве, так же как и легенда о массовом движении догхантеров, больно ударит по рейтингу Украины. Ведь если бешенство есть, Киев принимать Евро-чемпионат не имеет права – с момента вспышки заболевания территория считается неблагополучной более двух лет.

Киев

Татьяна Метелева, президент ОО «Институт современных проблем Украины», старший научный сотрудник Института европейских исследований НАН Украины, зав. отделом нормы и права УЦКД Министерства культуры Украины, кандидат философских наук, доцент:

– В Киеве Программа ОСВ была принята еще в 2007 году, но все это время практически не финансировалась. Предусмотренные на нее миллионы ушли в неизвестном направлении, а ее реализация осуществлялась, по сути, силами волонтеров и за их личные средства – зарплату рядовых граждан.

Министерство экологии, одной рукой раздавая обещания строить приюты и решать проблему гуманно, другой ввело в состав рабочей группы по законодательному обеспечению ее решения всех приверженцев зоореализма, коих в Украине насчитывается… до десятка человек. Это ж как надо было постараться и разыскать именно их на просторах страны! В состав «законодателей» вошел даже такой одиозный их «идеолог», как г-н Колесник – директор частной фирмы «Крот», производящей средства отлова и уничтожения животных и зарабатывающей свои барыши на сохранении их популяции в городах: ведь чем больше бездомных, тем востребованнее продукция фирмы, тем больше ее доход.

Я не исключаю, что при более внимательном изучении этих связей окажется, что и догхантерство, и зоореализм финансируются из одного источника, за которым – неприкосновенность шкурных интересов барыг, покрываемых властью всех уровней. А расплачиваться за них придется обществу.


АР Крым

Мария Поддубная, председатель симферопольского ОО «Центр помощи животным», председатель Комитета по вопросам экологии и рациональному природопользованию Общественного совета при Совете министров АР Крым:

– Украина хочет сделать Крым жемчужиной туризма. Но у меня летом не смолкает телефон. Туристы в ужасе от жестокого обращения с животными! В 2010 году в санатории «Саки» отдыхающих из Москвы чуть не выселили за то, что они подкармливали бездомных собак. Женщины уехали, но тут же выложили на всех сайтах призыв не посещать Крым.

Это проблема не собак, а людей. Большинство испытывает моральные страдания, когда видит мучения животных. И государство должно защищать интересы этих людей. К сожалению, в Симферополе программа ОСВ не работает. Наши власти предпочитают финансировать отлов и убийства. Чтобы программа заработала, необходимо стерилизовать 70-80 % животных в течение года. У нас же этот показатель пока не превышает 3 %. Тем не менее, Крым настроен решать вопрос бездомных животных гуманными методами.

Чернигов

Наталья Мойсеенко, председатель Черниговской городской общественной организации «Зоошанс»:

– Весной 2011-го после общественных слушаний года горсовет принял программу ОСВ. Мы заложили самый минимальный бюджет, однако до сих пор власти не выделили ни копейки. Даже предусмотренная программой регистрация домашних животных чиновниками упрямо не вводится. После писем зоореалистов, заявляющих, что эвтаназия – единственный эффективный метод, власти прекратили с нами всякое сотрудничество.

Стерилизация в Чернигове проводится исключительно силами волонтеров. С февраля мы сделали больше 200 операций, но этого, конечно, мало. Необходим комплексный подход.

Мы надеемся, что министр экологии Николай Злочевский выполнит свое обещание и профинансирует строительство приюта в Чернигове. Приют нужен в первую очередь для двухнедельного содержания простерилизованных животных, а также животных, которые по тем или иным причинам не могут быть возвращены на улицу, например, потерявшиеся.


Донецк

Светлана Пилипчук, волонтер КП «Животные в городе», член Донецкой областной общественной организации «Планета добра»:

– Пока ситуация в Донецке плачевная, но у нас есть определенные надежды. Осенью была принята программа ОСВ, к ее финансированию подключился Фонд Рината Ахметова. На базе частного приюта «ПИФ» Фонд построил 60 новых вольеров, в ближайшее время планируется запуск второй операционной.

Сейчас усыпления сведены к минимуму. Но мы еще в самом начале пути. У нас, например, практически отсутствует институт опекунства, то есть опекуны есть, но мы их не знаем. Нет такой организации, как киевский Центр Идентификации Животных, который бы выдавал корочки волонтеров и опекунов. Но самая главная проблема, которая стоит перед всеми городами Украины, и Донецком в частности, – это домашние животные, которых выбрасывают. Поэтому мы надеемся, что донецкие власти сдержат обещание и введут льготную стерилизацию для малообеспеченных слоев населения.

Одесса

Татьяна Волошина, руководитель Одесского городского общества охраны и защиты животных, вице-президент Ассоциации Зоозащитных Организаций Украины:

– Догхантеры говорят, что защищают людей, но это не так. Убивая бездомных животных, они оказывают медвежью услугу населению. Стая в любом случае будет восстанавливаться. А стая — это жесткая иерархическая структура. На установление баланса в ней требуется минимум полгода. Все это время животные делят территорию, борются за внимание опекуна, а значит, проявляют повышенную агрессию.

Уничтожить или пристроить всех животных в Украине невозможно. Подобная цель – это заведомый обман избирателей. Освободившееся место обязательно займут другие животные с окраин и сел. Экономически выгоднее стаю стерилизовать и отправить на ту же территорию. В Одессе программа ОСВ работает уже 5 лет. В Программе участвует немецкий приют, на базе которого и проходит стерилизация животных. Одесса – это один из немногих городов Украины, где власти и зоозащитные организации стремятся к диалогу.

Львов

Максим Пидболячный, заместитель главы Львовского общества защиты животных:

– В какой-то момент казалось, что все неплохо движется. Люди замечали на улицах собак с яркими клипсами в ушах и сразу понимали, что эти животные стерилизованы… Глава города на словах поддерживает любые шаги в сторону Европы, это же касается и зоопроблем. Но мэры у нас, к сожалению, часто не хозяйственники, а политики. На данный момент средства на стерилизацию выделяются очень неравномерно.

Львовское коммунальное предприятие реформировали еще в 2008 году. До этого животных убивали, теперь официально не должны этого делать. Однако на практике порядка 70 собак в месяц все-таки усыпляют.

Но есть и позитивные моменты. 23 февраля, в Международный день стерилизации животных, почти все клиники Львова согласились провести бесплатные операции. В остальные дни у нас, к сожалению, бесплатные операции не проводятся, однако скидки волонтерам клиники делают.

Харьков

Олег, волонтер:

– В Харькове крайняя степень жестокости. Во-первых, окончательно отменили ОСВ. С 2010 проходят массовые отравления, травятся все, в том числе домашние собаки, коты, и даже ежики. Отраву разбрасывают как дворники, так и догхантеры.

Но есть еще один малоизвестный аспект зоофашизма. В Харькове большая диаспора выходцев из стран Юго-Восточной Азии. И они не просто массово едят собак и котов. Считается, чем больше страданий испытает животное перед смертью, тем его мясо будет вкуснее. Поэтому с животных заживо снимают шкуру и ломают кости. Когда открыли ресторан «Летающий дракон», в округе исчезли все бездомные животные – волонтеры находили только шкурки. Воруют и домашних питомцев. Особенно любят сенбернаров и ньюфаундлендов.

Хочу обратиться к жителям Харькова: пожалуйста, не выпускайте ваших животных на улицу без присмотра! Деятельность зоореалистов, догхантеров и выходцев из азиатских стран приобрела пугающие масштабы.

Зоофашизм в городах Украины: где страшнее?


Татьяна Коломыченко



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх