,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Донецкий «майдан»
-4
Донецкий «майдан»
Мы, чернобыльцы, уже двадцать лет сражаемся за свои права. Ранее мы критиковали правительство Тимошенко – говорили, что это правительство сильно на нас давит. Боролись, в суды ходили, доказали там свою правоту
Мы посетили акции протеста в Донецке 30 ноября, вместе с представителями общественного совета при МВД Украины, с целью выяснения обстоятельств трагедии 27 ноября – когда при погроме лагеря голодающих «чернобыльцев» погиб шахтер Геннадий Коноплев. И сразу же попали на «Марш пустых кошельков» у здания мэрии. Митинг предпринимателей был немногочисленным – в нем участвовало около семидесяти человек. Характерно, что среди них почти не было донецких предпринимателей. Как говорили выступающие, их просто запугали. Зато было множество приехавших из Запорожской и Луганской области, Краматорска и Горловки.

Сам митинг вызывал легкое ощущение дежавю. Песни Марички Бурмаки, молебен за Украину и исполнение гимна – правда бессловесное, напоминает о Майдане 2004 года. Мелкие предприниматели также рассчитывали тогда на изменения к лучшему, получив в итоге дальнейший рост могущества крупного капитала. С тех пор и сложился этот «патриотический» формат предпринимательских акций – где участники убеждают себя в любви к Украине и требуют наказать плохое правительство. Все это когда-то уже было, но совсем не актуально в нынешней ситуации.

Беседуем с организатором акции Вячеславом Роем – главой федерации профсоюзов работников малого и среднего бизнеса Украины:

– Какова цель вашего сегодняшнего митинга?

– Митинг в Донецке является составной частью всеукраинской акции «Марш пустых кошельков», которая началась в Киеве 13 октября. После Киева у нас была большая акция в Чернигове, была многотысячная акция в Хмельницком, где находится крупнейший рынок страны. Сейчас мы приехали в Донецк, чтоб передать власти наши требования. Они должны помнить, что это мы их наняли на работу – вот пусть и выполняют наши требования.

– Какие проблемы для предпринимательской деятельности принес налоговый кодекс, принятый в прошлом году?

– Более миллиона людей ушли в тень, прекратили свою предпринимательскую деятельность или вообще уехали за границу. Появились новые нормы, не позволяющие предпринимателю работать «по-белому». Увеличились цифры ставок налогообложения. –Очень серьезная проблема с налоговыми накладными – их просто не дают. Налоговая устраивает настоящий беспредел по отношению к простым предпринимателям. Каждый предприниматель сейчас вынужден содержать бухгалтера, который проводит все время в общении с налоговой. Декларации с нулевым или минусовым балансом вообще не принимаются. Я думаю, «налоговый» майдан вполне может повториться. У нас несколько требований – единый социальный взнос, ликвидация пенсионной реформы. Мы требуем, чтобы закон о свободной купле-продаже земли рассматривался только после всеукраинского референдума, требуем принять закон о гражданском контроле над властью, который мы разработали. И если наши требования не будут услышаны до 13 декабря, тогда, согласно КЗОТ мы потребуем увольнения всех этих чиновников. 21 декабря в Киеве будет объявлен час «Ч» – и мы придем под Кабмин. Сейчас в Украине идет мобилизация населения.

– Этой мобилизации препятствуют?

– Пока нет. Хотя население дезинформировали о проведении нашей акции. Сообщили, что она пройдет не возле горсовета, а возле донецкого планетария.

– А вы проводите какие-то акции солидарности с другими протестующими группами?

– Да. Сейчас мы пойдем в палаточный лагерь «чернобыльцев». А сейчас тут присутствуют несколько шахтеров из НПГУ.

– Какие-то политические организации или партии вам помогают?

– Нет. Может поэтому и людей мало. Все что происходит – это народная инициатива. Мы делаем все за свои деньги.

– Как вы оцениваете события, во время которых погиб Геннадий Коноплев – разгон «чернобыльского» лагеря?

– Это убийство. Власть перешла Рубикон.

– А если вы будете устанавливать палатки. Проводить новый «налоговый майдан», к вам будут применять похожие меры?

– Да – применяли же их в прошлом году. Наша задача сейчас – объединить разные протестные группы. Если не будет координации, и мы не будем знать друг друга, тогда всех легко разгонят. Шахтеры, чернобыльцы, предприниматели должны проводить консультации между собой. К сожалению, прошлогодний «майдан» был расколот людьми, которые пошли на сговор с властями. Если б этого не произошло, может быть и Налоговый кодекс был бы другим.

– А как вы относитесь к существующей общественно-экономической системе? Нужно ли ее менять?

– Мы считаем, что власть нужно контролировать. Только когда мы решим этот вопрос, сможем решить и другие. Мы не можем согласиться существующей системой, ведь народ живет все хуже и хуже, и кошельки пустые, а не полные.

Поддержать требования участников «налогового майдана»-2010 года пришли две донецкие бабушки с плакатом, призывающим отдать всю власть советам рабочих и сельских депутатов. Также на митинге присутствовали прибывшие из Киева активисты студенческого профсоюза «Прямое действие». Выступление активистки студенческого профсоюза Ольги Мирончук резко диссонировало с тем, что говорили предыдущие выступающие. Студентка обвиняла в бедах малого бизнеса, «чернобыльцев» и молодежи не какое-то отдельно взятое правительство, а саму экономическую систему капитализма. Митингующие, возраст которых перевалил за сорок, озадачено выслушали знакомые им с советской школьной скамьи слова, и проводили Ольгу аплодисментами, как бы подтверждая этим правоту ее аргументов.

Под конец акции один из приехавших в Донецк членов «Прямого действия» разрушил отбойным молотком символический «гранит несправедливости, беспредела и антисоциальных реформ», изготовленный из картонного ящика. Затем колонна из семидесяти человек двинулась к палаточному лагерю протестующих «чернобыльцев», расположенному возле местного отделения пенсионного фонда – чтобы почтить память погибшего Геннадия Коноплева. Собственно говоря, весь «лагерь» состоит сейчас из одной большой палатки. Голодающие спят на коврах-карематах, матрасах и одеялах, принесенных сочувствующими дончанами. Здесь же стоят два обогревателя, чайник, а на улице работае генератор, который и обеспечивает жизнь палатки (2 декабря милиция отобрала генератор у участников голодовки – прим. ред.).

Мы увидели здесь представителей всего спектра внепарламентской украинской политики – от антифашистов и анархистов, представителей студенческих профсоюзов и правозащитных организаций, до украинских националистов. Донецкая студентка-правозащитница Алена, которая помогает «чернобыльцам» в общении с правоохранительными органами, заодно пытается поднять моральный дух участников голодовки. Она приглашает в палатку сочувствующих журналистов и студентов, желающих поддержать протест. Таких немного – но участники голодовки радуются помощи молодого поколения.

О присутствии политических партий напоминают только пустые палатки «Громадянської позиції» и «Блока Кличко» – а также слухи о скором приезде депутата Ляшко. Политики всеми силами стараются использовать акцию для предвыборного пиара – однако чернобыльцы рады любой помощи, и их не за что тут винить. Все слова о том, что акция «чернобыльцев» является политпроектом оппозиции – это не более чем блеф для телезрителей. Лично я убедился в этом в этом после общения с голодающими.

Николай Ярема, инвалид ЧАЭС 2-й группы, в течение пятидесяти семи дней был старшим группы по дезактивации помещений четвертого реакторного цеха на аварийном четвертом энергоблоке ЧАЭС.

– Какова цель вашего протеста? Каковы требования к нынешней власти?

– У нас было только одно требование – решение судов должно выполняться. Тем более, что эти решения были приняты на основании законов и конституции Украины. Мы получали пенсии, как это было установлено судами – и вдруг, по одной команде сверху, по одному телефонному звонку все это изменили – и для «чернобыльцев», и для «афганцев».

– А как вы оцениваете заявления правительства – о том, что существуют «чернобыльцы», получающие десятки тысяч гривен пенсии?


– Эти заявления нас изумили. В Донецкой области не существует людей, которые получают пенсии такого размера. Есть только один человек, получающий 10 тысяч гривень, но это какой-то особый случай. Остальные получают пенсии в соответствии с законодательством. Член нашей инициативной группы обращался в Пенсионный фонд, и ему ответили, что КРУ и Казначейство не выявили нарушений в распределении пенсий «чернобыльцам».

– В понедельник губернатор Андрей Шишацкий назвал ваш протест акцией оппозиционных сил. Есть ли у вас связи с оппозицией?

– Сюда приезжали Ляшко, Волынец, Павловский. Они оказывают нам поддержку в качестве народных депутатов Украины. Но мы не выдвигаем сейчас политических требований и лозунгов.

– А тут рядом стоят палатки «Громадянської позиції» и «Блока Кличко»?

– Да, они сюда приходят, но пиариться здесь мы никому не позволяем. Хотят поддержать – пусть поддерживают.

– Что происходило в воскресенье, во время штурма палаточного лагеря?

– Произошла четко спланированная операция сотрудников милиции. Она продлилась считанные минуты, все было отрепетировано. Геннадий Коноплев находился на углу палатки, лежал на раскладушке, (все остальные были на полу). То, что здесь произошло и привело к тому, что сердце у человека не выдержало. А в выводах экспертизы я не уверен.

– А сколько человек уже попали в больницу из-за голодовки?

– Много. Не каждый может такое выдержать. Я неделю голодал, был вынужден сделать перерыв на четыре дня, и теперь опять вошел в голодовку.

– Если ваши требования не выполнят, как долго вы готовы стоять здесь, и какие будут ваши дальнейшие действия?

– Я пришел сюда на бессрочную голодовку. Надеюсь, наши действия смогут привести к каким-то подвижкам в сознании чиновников.

– Вы пытались проводить совместные акции с какими-то профсоюзами, общественными или политическими организациями?


– Вот, предприниматели пришли сегодня выразить слова поддержки той борьбе, которую мы ведем. Мы всем рады. Я не политик. Мы не «разноцветные все», а «одноцветные». Но все, что происходит в нашей стране, все эти протесты, рано или поздно придут к логическому завершению.

– А как вы думаете, к чему приведет социальная политика Азарова-Тигипко?

– Мы, чернобыльцы, уже двадцать лет сражаемся за свои права. Ранее мы критиковали правительство Тимошенко – говорили, что это правительство сильно на нас давит. Боролись, в суды ходили, доказали там свою правоту. Но раньше решения суда выполнялись, а сейчас премьер-министр издал директиву №63, где указано, что выполнять эти судебные решение нельзя. Они думают, что у них рейтинги высокие, они уверены в своей победе – но так будет до тех пор, пока они не столкнутся с реальным протестом тех, кто борется за свои пенсии и зарплаты.

– Что вы можете сказать о расколе в организации «Союз Чернобыль-Украина» и разногласиях с ее руководителем Андреевым?


– Дело в том, что у нас в Украине около двадцати всеукраинских «чернобыльских организаций». Принято считать что Андреев – руководитель самой крупной и самой серьезной организации.

– Андреев поддерживает ваш протест?

– Он нас неоднократно с экранов телевизоров обвинял в том, что мы лжеликвидаторы и провокаторы. Он много на себя взял. Нам этот человек абсолютно неинтересен.

– Милиция не прекратила свое давление после гибели Коноплева?


– Каток, который они запустили продолжает действовать. На следующий день после трагедии здесь собрались более тысячи человек – и тут приезжает коммунальная служба, пытается забрать общественные туалеты. Они продолжают выполнять план по ликвидации лагеря.

– Проходят ли акции солидарности с вашей борьбой?


– Мы действия по Украине не координируем. Приходят телеграммы поддержки – но большинство акций, которые проходят сейчас в стране, заканчиваются лишь сотрясениями воздуха лозунгами и угрозами в адрес власти. А ничего конкретного не происходит. Невыполнения решений судов началось с Западной Украины. Власть наблюдала за реакцией людей – но протесты в Чорткове и Тернополе были слабыми. Да и ликвидаторов там немного. В сентябре прекратили платить в центральной Украине. А в октябре уже затронули Восток, и Киев. Когда мы пришли выяснять, в чем дело, нам сказали – «Вам что не стыдно? Все молчат, а вы лезете на рожон!».

Помимо «чернобыльцев», мы встретили в лагере шахтеров – в том числе, Федора, члена Революционной конфедерации анархо-синдикалистов, который рассказал о шахтерской поддержке «чернобыльской» акции:

– Федор, участвуют ли шахтеры в нынешних протестах?

– К акциям «чернобыльцев» хотели присоединиться шахтеры-пенсионеры – чтобы требовать перерасчета пенсий, нормального начисления регрессных выплат. Геннадий Коноплев, шахтер-пенсионер из Родинского, именно по этим причинам присоединился к этой голодовке. Он погиб после налета МВД и МЧС. Перед этим я с ним разговаривал, состояние здоровья у него было плохое. Когда был налет на лагерь, мне позвонили, и я собрал неравнодушных друзей, всех кого смог – но когда мы приехали, было уже поздно. Человека больше нет. Палатка и «буржуйки» были снесены милицией.

Мы вместе боремся против законопроекта 9127, который снимает льготы с ряда категорий населения. Акция затягивается, результатов переговоров нет, в самом «Союзе Чернобыль» началась внутренняя борьба. Его лидер Андреев заключил меморандум с правительством, но некоторые региональные организации отказались его поддержать – в частности, Донецкая, Полтавская и Луганская организации.

– Как вы считаете, чем закончатся эти протесты?

– Мне кажется, все зависит от молодежи. Студенты, молодежь – это движущая сила всех революций. Поднимутся они – поднимутся и все.

Когда мы покидали лагерь, в палатку вошел депутат Олег Ляшко, в сопровождении целой съемочной группы. Незадолго до этого стало известно, что коменданта лагеря Николая Гончарова, а также другого голодающего – Евгения Думу, в тяжелом состоянии увезли на «скорой» прямо из здания. На суде от них потребовали ознакомиться со всеми материалами дела. А через несколько часов суд все таки принял решение о запрете акции «чернобыльцев».

Выводы из ситуации в Донецке очевидны: протестные группы в Украине разрознены, и правительство легко разбирается поодиночке с «афганцами», «чернобыльцами», шахтерами, предпринимателями, студентами, правозащитниками. Лишь координация усилий этих протестных групп может привести к положительным результатам – когда студенты Донецкого университета снова будут иметь возможность ходить в бассейн, не ожидая сноса двух факультетских зданий, а простой трудящийся сможет отстоять добытый много десятилетий назад восьмичасовой рабочий день.

Но даже ради решения частных вопросов потребуется общая, длительная, систематическая борьба. А в отсутствии политической левой альтернативы оппозиционные политики будут постоянно пытаться подмять под себя это движение, обратив борьбу людей против их собственных интересов.
liva.com.ua



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх