,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Казаковать больше негде…
  • 14 ноября 2011 |
  • 18:11 |
  • kaktus |
  • Просмотров: 775
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
-12
Казаковать больше негде…


Не так давно ВЦИОМ опубликовал результаты социологического опроса, проведённого в большинстве регионов нашей страны. Респондентов спрашивали: хотели бы они (буде у них, естественно, такая возможность) выехать за пределы РФ на ПМЖ? Вопрос ставился в принципе, можно сказать, насчёт жизненного идеала, никакая конкретно страна выезда не называлась. Так вот, 21% опрошенных хотел бы эмигрировать из РФ навсегда.

Ещё 20% хотели бы уехать из России на работу (понятное дело, денежную и/или престижную), но с перспективой возвратиться сюда. Ясно, что ответ второго типа подразумевает собой: вернуться обеспеченным или, по крайней мере, опытным человеком, чтобы получить конкурентное преимущество перед соотечественниками.

По признанию генерального директора ВЦИОМ Валерия Фёдорова, исследования именно такого рода в 2000-е гг. не проводились, но по ответам в сходных опросах можно судить, что доля желающих эмигрировать заметно выросла. Так, в 2008 году число желающих навсегда уехать из России составляло 9%, а в 2010 году Фёдоров объявил, что эта доля не изменилась. Следовательно, за последний год она возросла минимум вдвое. Кроме того, есть данные 1991 года, когда рушилась прежняя государственная и социальная система. Тогда, 20 лет назад, уехать навсегда хотели лишь 5% населения, уехать временно, на работу – 13%.

Больше всего желающих эмигрировать на ПМЖ, как и следовало ожидать, среди наиболее молодых, динамичных возрастов: в группе от 18 до 24 лет хотели бы уехать двое из пяти. Хотели бы эмигрировать из России 29% опрошенных с высшим образованием, каждый третий активный пользователь интернета. К сожалению, опрос не ставил целью выяснить детальную мотивацию как потенциальных эмигрантов, так и тех, кто считает, что лучше, чем в России, ему не будет нигде.

Впрочем, слова «потенциальный эмигрант», наверное, несколько громки. Ведь, согласно другому опросу, только каждый четвёртый желающий выехать, что называется, «в принципе», в то же время прилагает, по собственному признанию, какие-то конкретные усилия для реализации этого своего затаённого стремления.

То есть, можно утверждать: 41% тех, кто не против был бы покинуть Россию на более-менее длительный срок, отражает просто некую цифру тех, кто готов рассматривать вопрос об эмиграции (постоянной или временной) в практической плоскости при некоем ухудшении ситуации здесь.

Следовательно, доля невелика. Но её справедливо рассматривать и в другом контексте, а именно: две пятых населения выражают пассивное неприятие порядков нашего государства. Ведь эмиграция – это не что иное, как (но и не более, чем) пассивное сопротивление. А сколько среди остальных 59% насчитывается тех, кто в соответствующей ситуации будет готов активно ломать существующие порядки, на этот вопрос данное исследование ВЦИОМ ответа, конечно, дать не может.

Есть и другой немаловажный фактор, сдерживающий три четверти желающих эмигрировать от практических шагов для достижения этой цели. Это – отчётливое знание того факта, что на чужбине их не ждут с распростёртыми объятиями. Большинство тех, кто желает эмигрировать, хотели бы, понятное дело, жить в какой-нибудь благополучной стране западной цивилизации. И их останавливает лишь то, что по объективным причинам, связанным, прежде всего, с политикой самих этих стран, они не смогут получить там права на жительство. То есть, две пятых наших сограждан выбирают жизнь на Родине не от любви к ней, а… от личной безысходности. Данный факт не может не тревожить.

Показательно, что наибольшее стремление к эмиграции проявляют люди наиболее репродуктивного возраста, более образованные и информационно снабжённые. Короче, самая пассионарная часть нашего общества.

В принципе, так было всегда. Всегда «казаковать» из Руси уходили люди в основном молодые, предприимчивые, с природным умом и смекалкой. Это было тогда, когда границ на востоке и на юге не было, и широкие пространства были открыты для вольной колонизации русских людей.

Теперь времена изменились. «Казаковать» больше негде. От всевидящего «ока государева» можно укрыться только под державную руку другого «государя». А эти «государи» не хотят принимать к себе таких новых подданных.

Отмеченное явление имеет ещё и другое сходство со стародавними временами. Всегда при дурном правлении люди, как отмечалось летописцами, начинали «брести врозь» из Московского государства. «Голосовали ногами» против политики государства. И возрастание числа желающих уехать из России – не что иное, как всё то же стремление «брести врозь», которое в сегодняшних условиях просто не может найти себе адекватного выхода.

О мотивах к эмиграции людей, которые не обладают ни капиталами, ни родственными связями за рубежом, ни эксклюзивными знаниями и квалификацией, не приходится долго догадываться. Преобладающий возраст этой категории лиц может дать ключ к одному из важнейших мотивов. Для начала – простой вопрос: сколько стоит в России родить ребёнка? Имеются ввиду, конечно, услуги врачей, нянь и т.п. в роддоме. Специалисты дают ответ: в Москве, во всяком случае, это может стоить в общей сложности до 85 тысяч рублей. Это, понятное дело, в официально платном учреждении (средней руки). Можно, конечно, обратиться в бесплатное – там неофициальные расценки, говорят, начинаются от суммы пособия по родам. Но все ли молодые родители рискнут пользоваться нашей бесплатной медициной в таком важном случае, как рождение ребёнка? То-то и оно.

В близкую Западную Европу, благо теперь немало наших соотечественников съездили туда как минимум в одну турпоездку, многих влечёт высокий жизненный стандарт и уровень социальных благ. И немаловажное место занимает желание обеспечить достаток и счастье детям. Причём родители справедливо считают, что в детском возрасте адаптироваться к условиям и языку чужой страны легче. Тем более, если ребёнок имеет право стать гражданином той страны, где родился.

Для людей с высоким уровнем доходов называют ещё и такой мотив, как невозможность вести бизнес в российских условиях.

Как отметил по этому поводу декан факультета политологии ВШЭ Марк Урнов, «те, кто занимается всякого рода торговлей, те остаются в России, вполне успешно вписываются в коррупционные схемы и неплохо себя чувствуют. А вот те, кто занимается производством, – у них одна мысль: уйти в серую зону, накопить денег и съехать».

Научно-технические специалисты обоснованно рассчитывают на более выгодное применение своей квалификации за рубежом. Но мотивы такого рода справедливы для ограниченного круга людей. А эмигрантские настроения, как мы видим, – явление если не массовое, то довольно-таки широко распространённое.

Короче, люди всегда стремятся туда, где более высокий уровень социальной и правовой защищённости, где выше возможности для личной самореализации. Странно, если бы было наоборот. Эмигрантские настроения могут потенциально сдерживаться только основательной надеждой на то, что хотя бы дети (или внуки) смогут жить в таких лучших условиях и на Родине (такая надежда была у большинства в самые тяжёлые периоды жизни в СССР). Распространённое стремление уехать, чтобы обеспечить лучшую жизнь именно потомкам, свидетельствует, прежде всего, о том, что всё меньше и меньше людей верят в успешное будущее России.

Конечно, мало кому удаётся воплотить в жизнь свои мечты об эмиграции. Но точные данные о числе выезжающих получить трудно. А изучение их интепретаций приводит к неожиданным результатам. Впрочем, обо всём по порядку.

В январе с.г. председатель Счётной палаты РФ Сергей Степашин, выступая на радио «Эхо Москвы», назвал цифру уехавших из РФ на ПМЖ за «последние годы» – один с четвертью миллиона человек. Правда, он не уточнил, сколько конкретно лет означают у него эти «последние годы». В. Веденеева из Института мировой экономики РАН, сославшись на «официальные данные», сообщила, что 1,2 млн. людей уехали из России только за последние три года, причём 40% из них – с высшим образованием. Однако действительно официальная статистика Росстата даёт совершенно иные данные: 39,5 тыс. в 2008 году, 32,4 тыс. в 2009-м (за последние годы официальных данных пока нет).

Но эксперты призывают не доверять слепо этой статистике. Причина – неполнота методов учёта. В указанное число не входят россияне, выезжающие из страны по туристическим визам или по приглашению, но назад не возвращающиеся. В этой связи приводят слова директора ФМС К. Ромодановского, сказавшего как-то в одном интервью, что ежегодно из России выезжают порядка 300-350 тысяч человек. При этом осталось не уточнённым, с одной стороны, российские ли то граждане или сюда входят временно работавшие в РФ иностранцы, с другой стороны, если это всё российские граждане, едущие за рубеж на срок, то сколько из них возвращается назад.

Итак, мы имеем разброс на порядок: от нескольких десятков тысяч до нескольких сотен тысяч эмигрантов в год. Но ещё больше недоумения возникает при знакомстве с данными некоторых соцопросов. Так, согласно опросу, проведённого группой Левада-Центр в начале с.г., половина российского «среднего класса» мечтает уехать за границу, а 63% – о том, чтобы за границей росли их дети! Портал Superjob.ru задал своим посетителям вопрос: если бы у вас была возможность свободного выбора, в какой стране мира вы хотели бы жить? 73% назвали другие страны, кроме России.

Нетрудно увидеть, что эти данные показательны не для всего населения, а для его отдельных групп. Однако характерно, что в интернете мы чаще всего встречаем ссылки именно на результаты по этим группам.

В этом можно заметить неосознанное или сознательное желание преувеличить остроту проблемы, создать впечатление, что эмигрировать из России готово значительно большее число людей, чем на самом деле.

Тем самым, преувеличения такого рода содержат и явный посыл к власти – мол, вот результаты вашей политики! – и одновременно провоцируют усиление данного типа настроений. То есть служат политическим оружием.

Но, какими бы ни были точные цифры, невозможно отрицать наличие в стране как объективных условий, способствующих эмигрантским настроениям, так и сохранение самого тренда к эмиграции. Даже если в последние годы действительно происходит сокращение эмиграции из России, это легко объяснить не столько улучшением условий жизни в стране, сколько объективной сложностью эмигрировать в более благополучную страну. Внутренний же потенциал для эмиграции явно возрастает, и было бы странно этого не замечать.

Апелляцию к власти как главному и чуть ли не единственному виновнику происходящего неблагоприятного процесса вряд ли следует считать продуктивной. И не только потому, что эти обвинения нередко раздаются из тех кругов, которые напрямую причастны к созданию в нашей стране такой ситуации ещё с начала 1990-х гг. Но и потому, что некоторые властные или околовластные группы могут быть совсем не заинтересованы в прекращении такого процесса.

Выше мы сопоставили рост эмигрантских настроений с «казакованием» средневековой Руси. Уход в казаки, будучи формой социального протеста, в то же время, во-первых, избавлял государство от самого неспокойного элемента, во-вторых, расширял границы Российского государства, так как казачьи общины, рано или поздно, вновь подпадали под царскую власть. Правда, время от времени казаки всеми силами обрушивались на государство, заводя смутные времена и крестьянские войны. В этом отношении эмиграция пассионариев как средство предохранить стабильность правящей элиты предпочтительнее былого «казакования». Предпочтительнее, конечно же, только для элиты, не желающей ничего существенным образом менять в своей государственной политике. Она, эта элита, возможно, была бы только рада, если бы из России уезжало и не возвращалось обратно как можно больше народа.

Ведь если Россия только объект для ведения бизнеса, а государство – корпорация по извлечению прибыли, то, в сущности, зачем нужен народ?

Такой корпорации нужно только население, обслуживающее нужды её бизнеса. Это, во-первых, силовые структуры, держащие рабочий люд в повиновении. В России около 1 млн. вооружённых сотрудников частных охранных предприятий – примерно столько же, сколько военнослужащих. Это целая частная армия, которая, при необходимости, может быть использована и против правительства. Далее, это официальные охранные структуры различных министерств, ведомств и крупнейших корпораций. Короче, миллионы наёмных солдат, которым всё равно, в кого стрелять, лишь бы за это платили. Во-вторых, рабочая сила. Совершенно необязательно, чтобы население страны воспроизводилось естественным путём. За деньги всегда можно навезти мигрантов. Последние даже лучше, чем коренные обитатели страны, в качестве рабсилы, так как совершенно не связаны с этой землёй ни сознанием, ни привычками.

Бизнес-корпорации «Российская Федерация» не нужен ни русский народ как исторический субъект, ни любой другой народ. Ей нужна чёткая структура капиталистического «человейника»: немногочисленная олигархия, слепо преданные ей солдаты, безропотные рабочие особи и «офисные тли». Причём тут какое-то «историческое призвание» и «национальное наследие» России, когда речь идёт о миллиардных прибылях?...

В поддержании в России условий, благоприятствующих эмигрантским настроениям, равно могут быть заинтересованы, хотя и по разным мотивам: 1) группы правящей элиты, не желающие никаких изменений в социально-экономической политике в пользу большинства народа; 2) российские и зарубежные бизнес-группы, строящие своё благополучие на экстенсивной эксплуатации территории и природных ресурсов России; 3) зарубежные круги и их российское лобби, стремящиеся к повышению в России уровня социальной напряжённости, что сделало бы Россию как страну уязвимее для любого внешнего вмешательства и полностью подчинило бы её внешнему управлению.

Как видим, состав субъектов, ведущих дело к превращению России в просто «построссийское пространство» для трансграничного бизнеса, несколько сложнее, чем кажется на первый взгляд.

Впрочем, обывателям безразлично, кто конкретно виновен в «дурном правлении», если из-за него, так или иначе, хочется «брести розно» из государства. Ведь их пока никто не убедил в том, что цели и мотивы правящей группировки элиты сильно отличаются от описанных выше.



Ярослав Бутаков

СТОЛЕТИЕ



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх