,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Распределение богатства и широкая политическая реформа
+1
Распределение богатства и широкая политическая реформа
Редакционная статья из «Share The World's Resources»
8 ноября 2011 года

В то время как комментаторы пытаются не отставать от событий, нам стоило бы найти связь между этими вспышками протеста и задаться простым вопросом: не являемся ли мы свидетелями рождения подлинно международного общественного движения, стремящегося к перераспределению богатства и широкой политической реформе?


«Клуб сокращателей»

Как известно, общеевропейские протесты вспыхнули из-за правительственных планов урезать расходы на социальные нужды и заморозить зарплаты в ответ на экономическую рецессию и долговой кризис. Когда министры финансов Евросоюза пришли к согласию, что нужно наказать страны, которым не удалось поставить под контроль свои долговые обязательства, по всем 16 странам еврозоны начали реализовываться меры жесткой экономии – так правительства пытаются сократить свои огромные бюджетные дефициты. Правительства Британии и Германии одобрили крупнейшие со времен Второй Мировой войны планы сокращения расходов. Италия и Испания тоже вступили в «клуб сокращателей», резко сократив бюджетные расходы. Франция также объявила о своих противоречивых планах урезать расходы и поднять пенсионный возраст. В это же время, наибольшие должники Евросоюза – Португалия, Греция и Ирландия прибегли к драконовским мерам экономии, чтобы удовлетворить международных инвесторов, не говоря уже о постоянном сокращении бюджетов в других странах ЕС, таких как Венгрия, Латвия, Румыния и Нидерланды.

Что больше всего поражает в волне общественного возмущения, это не только размах гражданских протестов, но ощущение того, что большинство граждан Европы убеждены в ненужности и глубокой несправедливости, правительственных мер по жесткой экономии. 29 сентября 2010 года Европейская Федерация Профсоюзов (ETUC) организовала демонстрации во многих европейских городах, на улицы вышли сотни тысяч людей с плакатами «Нет - жесткой экономии!». Возникли бесчисленные новые группы и социальные движения, протестующие против неправильных приоритетов правительственной политики, урезающих социальные расходы в угоду крупным корпорациям, банкирам и международным инвесторам.

К голосам протестующих присоединились такие ведущие экономисты как Джозеф Стиглиц, Пол Кругман и Кристофер Писсаридес, доказывающие, что меры жесткой экономии идут в абсолютно неправильном направлении и, скорее всего, приведут к снижению экономического роста, усилению безработицы и затяжному спаду. Как выразилась французское протестное движение «Аттак», выступающее против жесткой экономии, «Политика радикальной экономии, проводимая ЕС, служит только интересам богачей и финансовых игроков. Правительства стран ЕС пытаются навязать меры жесткой экономии повсюду. Их политика может лишь углубить социальное неравенство и нынешний кризис, делая экономическую ситуацию в Греции и во всем Евросоюзе еще хуже».

Одна из множества групп протестующих, возникших на местном и национальном уровне по всей Европе, привлекла к себе особое внимание – это британская группа «UK Uncut». В конце октября 2010 года эта лондонская компания молодых активистов прибегла к оригинальному способу обратить внимание на то, что существует альтернатива жесткой правительственной политике. Вместо того, чтобы просто протестовать, они сфокусировались на стратегиях уклонения от уплаты налогов, используемых нуворишами и крупными корпорациями. В серии акций протеста, организованных через Интернет, эта неформальная группа собрала людей и на время закрыла более сотни магазинов в городах по всей стране.

Их логика была блестяще прямолинейной: если бы правительство сократило возможности уклонения от уплаты налогов для крупных корпораций, оно бы значительно уменьшило потребность в сокращении бюджетных расходов. Став самым быстроразвивающимся протестным движением в Британии, оно обратило внимание на алчность и мошенничество со стороны крупных банков.

Сегодня это движение распространилось и в Северной Америке под названием «US Uncut», проведя десятки демонстраций против банков.


Нет – жесткой экономии и идеологии


Общим для всех протестных движений в Европе является признание того, что рыночная идеология является господствующей правительственной политикой, вредящей общественному благу. Со времен рыночного краха 2008 года, становится все более очевидным, что ряд правительств использовали экономический кризис как способ перестроить экономику в интересах бизнеса. Например, в Британии Джордж Монбиот (George Monbiot) писал в своей недавней статье в «Гардиан» про нынешние планы правительства резко снизить налоги на корпоративный капитал, и позволить корпорациям прокручивать капиталы через «налоговые гавани». Таким образом, налоги для корпоративного капитала в Британии станут самыми низкими во всей экономике Запада. В то же время, британское правительство урезает социальные расходы и рабочие места в бюджетном секторе, сокращает бюджет, перебрасывая средства в частный сектор, постепенно приватизируя систему национального здравоохранения и образования (а также пыталось приватизировать тысячи гектаров национальных лесов, что было отвергнуто парламентом).

На эту тему в Британии не было нехватки комментариев, доказывающих, что такая политика является идеологически мотивированной и оппортунистической, поскольку страна находится на грани банкротства, и что эта политика даже хуже, чем программа урезания участия государства в экономике, проводимая Маргарет Тэтчер в 1980-е годы.

Тем временем, 110-миллиардный пакет спасения Греции появился вследствие невиданного урезания расходов на социальные нужды и пенсии, снижения налогов на частный сектор, приватизации и друг мер, направленных на сохранение европейских банков, а не защиту простого народа.

Ирландская республика переживает нечто подобное, как следствие совместного пакета в 85 миллиардов евро, предоставленного стране совместным решением ЕС и МВФ. Это сопровождается самыми резкими скачками налогов и сокращением бюджета во всей истории страны, и обещаниями сократить бюджетный дефицит к 2025 году до трех процентов ВВП, что грозит дальнейшими бюджетными сокращениями, независимо от того, как пострадает право людей на труд и уровень жизни большинства населения.

Португалия, Испания, а возможно и Бельгия – все они прибегли к такому средству. Суть его понятна: правительства стремятся спасать не народ своей страны, а финансовых плутократов, в чьих руках национальный долг страны, даже если это обещает разрушить всю послевоенную систему социального обеспечения Европы.

Как указывают многие аналитики, все эти меры по жесткой экономии, распространяющиеся по Европе, отражают судьбу многих развивающихся стран на протяжении десятилетий. Множество сильно задолжавших стран Африки, Латинской Америки и Азии давно столкнулись со «спасительными» структурными программами МВФ, от которых сегодня страдают Ирландия, Греция и другие страны Евросоюза.

Недавний брифинг организации «Jubilee Debt Campaign», выступающей за списание долгов бедных стран, объяснил сходство и различия между нынешней ситуацией с долгами в Европе, и положением в странах Юга, ставших должниками международных финансовых структур в конце 1970-х. Например, Замбия под давлением МВФ, резко сократила правительственные расходы в 1980-е и 1990-е годы, что отнюдь не помогло избежать удвоения внешнего долга страны, в то время как ее экономика погрузилась в рецессию.

Аналогичная картина наблюдалась в странах Азии во время финансового кризиса 1998 года. Тогда правительства спасали иностранных инвесторов, при этом резко сокращая бюджетные расходы, приватизируя государственные компании, в то время как экономика продолжала валиться. По мнению «Jubilee Debt Campaign», общим для Европы и стран Юга стало то, что в ходе кризиса убытки несет общественность, а не корпорации. При этом ей не только приходится платить по долгам, но еще и страдать из-за урезаний бюджетных расходов. Как следствие, простым людям приходится платить за рискованное поведение и ошибки финансового сектора – и это та общая реальность, которую сегодня осознают жители, как глобального Севера, так и Юга.


Растущий разрыв между богатыми и бедными.

Важным различием между Севером и Югом является то, что на Юге обычно нет гарантированных сетей социального страхования, которые столь важны для простых людей. Даже в тех развивающихся странах, где экономическая ситуация все еще неплохая, например такие счастливчики глобализации как Индия и Китай, быстрый рост ВВП сопровождался обострением социального неравенства и неуверенности в завтрашнем дне.

Как мы знаем из статистики Мирового Банка о положении дел с бедностью, по меньшей мере, 80% из 1,1 миллиарда людей, живущих в Индии, живут на не более чем 2 доллара в день. В Китае 36% его населения все еще находятся в аналогичном положении, в то время как разрыв между городом и деревней продолжает расширяться, особенно в здравоохранении и образовании. По всему Китаю происходит то, что некоторые называют «самым великим переселением в мировой истории», когда сельские работники переезжают в города, часто оказываясь в жутких условиях, без какого-либо медицинского обеспечения или социальной защиты.

Рост неравенства и отсутствие экономических возможностей и социальной защиты давно стал привычным делом почти во всем мире. Недавний отчет UNCTAD показал, что сегодня в мире стало в два раза больше бедных стран, чем их было 30-40 лет назад, а бедных людей в них стало вдвое больше.

Еще более показательным для этой глобальной тенденции роста неравенства является появление нового «нижнего миллиарда» мировой бедноты, живущей в среднеразвитых странах. Это разительный контраст с положением 20 лет назад, когда большинство бедных людей жило в бедных странах. Пропасть между богатыми и бедными продолжает расширяться и во многих богатых странах. В Соединенных Штатах наиболее богатые 20% населения владеют 85% богатства страны, в то время как бедные 40% не имеют почти ничего.

Как указал журнал «Economist» в специальном репортаже, расслоение наблюдается и на самой вершине социальной пирамиды – высший 1% имущих создает глобальную правящую элиту, или «суперкласс» во многих странах. В нижней же части пирамиды находится 4 миллиарда человек, живущих в бедности, и их число растет. Это и есть контекст, в котором мы можем лучше понять внезапный взрыв общественного недовольства в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

В то время как большинство масс-медиа сконцентрировались на подавлении политических свобод, коррупции и отсутствии демократии, считая их главными причинами народных восстаний, более важными факторами являются растущий уровень неравенства, скачки цен на важнейшие продукты питания и энергию, недоступность жилья и социального обеспечения.

Хотя президент Египта Мубарак оставил свой пост, прихватив при этом 70 миллиардов долларов народных денег, граждане страны остались с 30 миллиардами долгов, распространилась бедность, начался продовольственный кризис. В Тунисе, которым правил местный «мажор»-реформатор, успех рыночных реформ привел к аналогичным результатам, а безработица достигла 46%, несмотря на заметный рост ВВП.

Это – глубинная причина протестов против ухудшения социально-экономического положения, сопровождаемых политическими репрессиями во множестве стран, таких как Ливия, Бахрейн, Йемен, Саудовская Аравия, Алжир, Сирия, Иран, Марокко, Оман и ряда других стран региона. Повсюду во главе протестующих идет молодежь, подбадриваемая частью СМИ, и широко поддерживаемая средним классом. С удивительной организованностью миллионы людей выходят на улицы, заявляя о своих демократических правах на честное распределение общественного богатства, которое их правители присваивали десятилетиями.

Протесты в арабском мире имеют много общего с выступлениями против политики жесткой экономии в Европе, а также с массовыми выступлениями за списание долгов и против экономической политики правительств в странах Юга. В каждой стране рост бедности, долгов, социального неравенства и урезание расходов на социальные нужды является следствием политического выбора – катастрофической неолиберальной политики управления нациями и их финансами.

То, чему мы являемся свидетелями, наблюдая массовые выступления протеста – это возникновение нового глобального консенсуса, фундаментальное изменение политических приоритетов. Всего за несколько месяцев быстрое распространение массовых выступлений против политики жесткой экономии в Европе и широкие антиправительственные протесты на всем Ближнем Востоке демонстрируют возможность того, что «глас народа» станет слышен во всем мире. Учитывая обреченность политиков всего мира продолжать вести дела как обычно, усиление мирового общественного мнения в пользу более справедливого распределения ресурсов может стать первым шагом на пути действительно важных перемен.

Поскольку голос, призывающий к справедливости, становится все сильнее, приобретая глобальную силу, в разных странах мира все слышнее становятся требования немедленного изменения того, как распределяется национальное богатство.

Призывы положить конец мерам жесткой экономии, ввести прогрессивное налогообложение и списать долги развивающихся стран отражают необходимость распределить общественное богатство и политическую власть сверху вниз.

Скрытое понимание, общее для всех этих требований, состоит в том, что правительства будут лучше удовлетворять важнейшие человеческие потребности своих граждан, если распределение общественного богатства будет более справедливым.

Остается открытым вопрос, будет ли признана необходимость этого на международном уровне, где неравенство в распределении власти и ресурсов с исключительной остротой проявляется в различии уровней жизни бедных и богатых стран? Если призыв к международной справедливости захватит воображение людей столь же быстро, как и призыв к справедливости в отдельных странах, то ликвидация бедности на планете наконец-то станет реальной возможностью.


Перевод Андрея Маклакова.

Ссылка



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх