,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Святослав Пискун: Тимошенко является соучастником преступлений Павла Лазаренко
  • 4 ноября 2011 |
  • 20:11 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 612
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
-4
Святослав Пискун: Тимошенко является соучастником преступлений Павла Лазаренко


— Святослав Михайлович, во время недавнего брифинга генеральный прокурор Украины Виктор Пшонка заявил приблизительно следующее: в связи с тем, что СБУ возбудила уголовные дела по Юлии Тимошенко и компании, которую она раньше возглавляла — ЕЭСУ (Единые энергетические системы Украины, крупнейший оптовый импортер российского природного газа в середине 90-х), возникают вопросы и к Вам. Ведь Вы в 2005 году закрыли это дело. Как прокомментируете эту ситуацию?
— Если уж быть точным, то генеральный прокурор сообщил следующее: «Мы проверим, не поспешно ли приняты решения и судом, и Пискуном, и прежними прокурорами». Так вот: каждый генеральный прокурор имеет право отменить любое постановление по любому уголовному делу. Я так делал тысячи раз. Дела, которые были закрыты другими генеральными прокурорами, я тоже отменял.
— Но дело по ЕЭСУ настолько давнее...
— Вот. Отсюда и вопрос: будет ли из этого толк? Но раз генеральный прокурор считает, что это следует сделать, кто может ему это запретить? Он действует по своему внутреннему убеждению, он изучил дело, увидел огрехи следствия и решил, что постановление 2005 года было преждевременным и незаконным. И он его отменил. Он хочет провести новое расследование. И не надо ему в этом мешать.
— Как долго может длиться расследование дела по ЕЭСУ?
— Это вопрос времени, умения и профессионализма следователей Генеральной прокуратуры. Отменить мое постановление может только генеральный прокурор. Значит, он знает, что делает.
— По Вашему внутреннему убеждению, дело Вы закрыли законно?
— Там было несколько дел. Но, по моему глубокому убеждению, когда такое решение было принято следователем, подчеркиваю — следователем, а не Пискуном, а я утвердил это постановление, я был уверен, что в тот момент больше объективно и незаангажировано расследовать это дело не представлялось возможным. Потому что девять лет Генеральная прокуратура до меня расследовала это дело. И я его расследовал два с половиной года.
Два раза подавал представление на привлечение к уголовной ответственности и арест Юлии Владимировны Тимошенко. С учетом того дела, которое нами было отправлено в Америку. Но уже в 2005 году, после того, как я уже три года не работал генеральным прокурором, поскольку был уволен г-ном Кучмой (Леонид Кучма, экс-президент Украины (1994-2005) — НБН), мы изучили это дело и обратили внимание, что его расследование не только не проводилось, а вообще было остановлено. Поэтому в 2005 году говорить о реальном расследовании дела, с учетом того, что Тимошенко стала народным депутатом, а Ющенко — президентом, было очень сложно.
Поэтому я собрал пресс-конференцию и объяснил, что мы закрываем уголовное дело по ЕЭСУ и Тимошенко, но не по ст. 6 п. 1 УПК — в связи с отсутствием состава преступления, а по ст. 6 п. 2 — в связи с недоказанностью состава преступления. Потому что прокуратура не смогла доказать участие Тимошенко в тех или иных преступлениях. Это было не оправдание ее, а недоказанность.
— Президенты страны давят на генпрокуроров? Тогда? Сейчас? Вы как эксперт в области работы Генпрокуратуры можете определить: происходит ли сегодня давление на генпрокурора?
— Я не знаю. Но я знаю другое: на меня никто никогда не давил, даже не пытался. Со мной можно было только вежливо и толерантно разговаривать. Я был из тех неудобных, неуютных и непослушных генпрокуроров для всех президентов, которого каждый раз снимали с должности, когда я начинал «выбрыкиваться». А «выбрыкивался» я тогда, когда меня начинали направлять на незаконные действия.
— Вы дважды подавали представление на арест Тимошенко. Почему ее не арестовали в те годы?
— Потому что она была народным депутатом. Я подавал представление на арест не только Тимошенко, но еще и Турчинова (Александр Турчинов, первый замглавы партии «Батькивщина» — НБН), Хмары (Степан Хмара, украинский правозащитник, член партии «Батькивщина» с 2001 до 2005 года — НБН). За их хулиганские действия, за превышение власти. А на Тимошенко — за ЕЭСУ. Потому что восемь членов ее команды по ЕЭСУ были арестованы и находились под следствием. Они нами были экстрадированы из Турции. Это были члены ее семьи и все руководство ЕЭСУ. Тогда я считал, что были основания и для ареста Тимошенко.
— Пожалуйста, уточните: почему тогда ее не арестовали?
— Потому что Верховная Рада дважды созывала регламентный комитет по этому вопросу. И дважды регламентный комитет, не вынося представление генпрокурора в сессионный зал, возвращал его для доработки. За подписью председателя Верховной Рады Владимира Литвина.
— То есть, у нас Генпрокуратура не самостоятельна в принятии правовых решений?
— Что касается народных депутатов — нет.
— И даже если народные депутаты создают свою следственную комиссию, члены которой не юристы? И начинают что-то указывать юристам?
— Там — политики. Они принимают политические решения. В случае ЕЭСУ, политическое решение повредило юридическому.
— Как вы считаете, это нормальное положение вещей для государства?
— Это установлено не мною. И считать или думать по этому поводу — я не хочу. Я — раб закона. Закон есть — его надо исполнять.
— Какой закон? То, что политики вмешиваются в работу юристов, прокуроров?
— Это закон о Верховной Раде и о регламенте. Этот закон, на мой взгляд, надо менять.
— На ваш взгляд, чем закончится возобновление дела по ЕЭСУ?
— Сложно сказать. Но, поскольку принято решение о его расследовании, результатом может быть теперь только суд. Назад дороги нет.
— Но многие политики утверждают, что в те годы законодательство было на таком уровне, что преступления Тимошенко в действиях по ЕЭСУ не усматривалось...
— Если бы не было преступления, я не подавал бы представление, не направлял бы его в Верховную Раду и не требовал бы ареста Юлии Тимошенко.
— Какая связь между Тимошенко и Лазаренко (Павел Лазаренко, экс-премьер-министр Украины (1996-1997), ныне находящийся под стражей в США за финансовые злоупотребления — НБН)?
— Мы считали, что они подельники. И Тимошенко является соучастником преступлений Павла Лазаренко. Какое решение принял американский суд — я не знаю. Но судя по всему, там Тимошенко нет. Что сейчас будет расследовать Генпрокуратура — не знаю. Потому что я семь лет не видел уголовного дела и не знаю, что сохранилось в нем, а что нет. Конечно, я помню, что оставалось в деле. Но возможно сейчас нашли какие-то новые доказательства.
— Осенью следующего года истекает срок американского заключения Павла Лазаренко. После этого его будут экстрадировать в Украину?
— У нас нет закона про экстрадицию с Соединенными Штатами Америки. Поэтому экстрадировать Лазаренко невозможно. Но если в отношении него уголовное дело возбудит любое другое государство, с которым у нас есть договор об экстрадиции, и у того государства есть такой же договор с Америкой, — Лазаренко можно будет экстрадировать.
— А реально, он нам нужен?
— А почему нет? Надо ставить точку во всех делах.
— Можете дать правовую оценку суда по Луценко?
— Тяжело сказать. Как юристу мне сложно оценивать то, что происходит в суде по Луценко. И я не имею права давать суду какую-то оценку. Это может сделать только вышестоящий суд. Но я могу прокомментировать другое: если Луценко болен — его надо лечить. Больного человека держать под стражей нельзя. А когда он будет здоров — его надо возвращать в СИЗО. Это априори. Точка. Я не говорю о юридических аспектах, а только о морально-этических.
— Свидетели по делу Луценко отказываются от своих показаний. Говорят — на них оказывалось давление. На Ваш взгляд, как в таких случаях надо поступать? И предусмотрено ли работой прокурора до суда встречаться со свидетелями по делу, как сделал один из сотрудников прокуратуры по делу Луценко?
— Считаю, что генеральному прокурору необходимо параллельно с этим делом начать служебную проверку по факту отказа от показаний свидетелей по делу Луценко. Надо выяснить, что происходит, почему люди отказываются? В отношении работника прокуратуры, там были незаконные действия. Я думаю, что прокурор даст им оценку.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх