,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Обкуренный мир
  • 24 октября 2011 |
  • 15:10 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 1092
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
+1
Всего каких-то 100 лет назад наркотики были обычным рыночным товаром. О вредных свойствах опия и конопли писали лишь издания, ангажированные производителями спиртного, и то крайне осторожно. Торговцы опиумом объединялись в легальные ассоциации и влияли на решения парламентов и государей. Да и сами государства в лице уполномоченных компаний были не прочь из политических соображений «посадить на иглу» собственных и чужих подданных. Тем более что торговля наркотиками и тогда приносила сверхдоходы. В 40-е годы ХIX века в процессе борьбы за влияние в Азии между Российской империей и Великобританией возникла инфраструктура производства и распространения наркотиков. Создать ее оказалось значительно проще, чем уничтожить

Лекарство от всех болезней

В 30-е годы XIX века правительство королевы Виктории строило планы колонизации Китая. Прежде колонии «приращивались» лишь одним путем: английские войска оккупировали страну, и ее правитель либо признавал себя подданным Британии, либо вместо него на трон садился англичанин по происхождению. В Китае военный вариант не годился: у Англии попросту не хватило бы солдат, чтобы удерживать в повиновении трехсотмиллионное население Поднебесной. Тогда и возникла идея ослабить волю китайцев к сопротивлению, поголовно превратив их в наркоманов. Ост-Индской компании, которой принадлежали опиумные плантации в Бенгалии, было поручено расширить посевные площади и любыми средствами стимулировать сбыт наркотиков в Китае.

Британским властям свойства опиума были хорошо известны. Многие англичане, сами того не подозревая, были наркоманами: в каждой аптеке продавались «сердечные капли Годфри» и другие разновидности лауданума – опийной настойки на спирту, которую регулярно покупали около двух третей английских семей. Лауданум повсеместно использовали для успокоения детей: родители перед уходом на работу давали малышу дозу наркотика, чтобы он не шалил, оставаясь дома в одиночестве.

В китайской медицине также использовались препараты на основе опиума, но их применяли довольно редко. Курением опия увлекались лишь моряки и нищие. Ост-Индская компания начала работу над имиджем своего товара – появились книги, в которых скрыто рекламировались наркотики, в городах стали открываться шикарные курильни. Зерна упали на благодатную почву: Китай переживал эпоху упадка, и миллионы жителей страны, желавших убежать от действительности, быстро пристрастились к опиатам. За пять лет только легальный китайский импорт наркотиков вырос со 120 до 2500 тонн. Еще столько же выращивалось внутри страны. Постепенно опиумный мак вытеснил все остальные сельскохозяйственные культуры, а наркоторговля выкачала из страны почти все серебряные и золотые деньги.

Первая опиумная война

Наркомания приобрела масштабы национальной трагедии: расследование, санкционированное императором, выявило, что более половины служащих госучреждений посещают курильни, а армия готова выйти из подчинения, если английские купцы поднимут цены на опий. Объявить наркотики вне закона в такой ситуации было равносильно самоубийству. Поэтому император ограничился введением системы штрафов для чиновников-наркоманов и направил мандарина Линь Цзэсюя в особо неблагополучную провинцию Гуаньдун с приказом хоть как-то помешать наркоторговле.

Цзэсюй, наделенный особыми полномочиями, решительно взялся за дело: 10 марта 1839 года в портовом городе Кантоне началась так называемая первая опиумная война. Отряд Линя врывался в конторы английских купцов, перехватывал их корабли, топил ящики с опиумом в специальных ямах с соленой водой. За год ему удалось уничтожить 1200 тонн английских наркотиков на 2,5 млн. фунтов стерлингов. Купцы, которые сдавали опиум добровольно, получали компенсацию чаем, но при этом Линь Цзэсюй брал с них письменное обязательство впредь не ввозить наркотики в Китай.

Лондон отреагировал мгновенно: в начале 1840 года парламент объявил Китаю войну, и Англия направила в Поднебесную экспедиционный корпус во главе с капитаном Джорджем Элиотом – для возмещения убытков, причиненных британским торговцам. В полном соответствии с расчетами викторианских министров нищий и обкуренный Китай практически не оказал сопротивления захватчикам. Маленький, но хорошо вооруженный отряд Элиота меньше чем за год покорил гигантскую империю, и император был вынужден подписать унизительный Нанкинский мирный договор. По его условиям Китай должен был открыть свои порты для беспошлинного ввоза английского опиума, а также передать Англии Гонконг и выплатить контрибуцию в 20 млн. серебряных юаней.

Провал секретной миссии

Импорт наркотиков в Китай сразу увеличился до 3,5 млн. тонн и продолжал расти бешеными темпами. После позорной капитуляции в курение опиума втягивалось все больше китайцев, и Ост-Индской компании уже не хватало посевных площадей, чтобы удовлетворить растущий спрос. Тогда англичане начали присматриваться к Афганистану и среднеазиатским эмиратам: опиумный мак считался здесь традиционной сельскохозяйственной культурой, и лучшего места для новых плантаций нельзя было и придумать. В британском парламенте учредили особый комитет по

изысканию средств для расширения торговых связей со Средней Азией, а в регион с секретной миссией отправился опытный дипломат Стаффорд Каннинг. Он должен был уговорить эмиров на создание межгосударственного торгового союза, который будет поставлять опиум для Ост-Индской компании.

Миссии Каннинга суждено было провалиться. Во-первых, Российская империя, которая давно уже наблюдала за опиумной авантюрой, обеспокоилась тем, что англичане до неприличия близко подобрались к границам ее интересов. Опиум Россию не интересовал, зато в Средней Азии рос хлопок, необходимый развивающейся текстильной промышленности. Во-вторых, сами эмиры, несмотря на всю финансовую привлекательность сделки с англичанами, понимали, что Британия вряд ли ограничится торговым договором и постарается колонизировать своих поставщиков.

Афганский эмир Дост-Мухам­мед, выслушав Каннинга, приказал кинуть дипломата в зиндан, яму, в которой держали провинившихся, – якобы за нарушение придворного этикета – и предложил союз России. Против войск вице-короля Британской Индии Бальфура, который не замедлил вторгнуться в Афганистан, моджахеды и русские выступили вместе, перестреляв в горах 15-тысячную армию противника. Но пять лет спустя Дост-Мухаммеду все же пришлось пойти на компромисс с Англией. Против эмира готовилась широкомасштабная военная операция, а русские войска не могли поддержать его, так как в это время сражались в Крыму.

Китайский сценарий помог большевикам

Как и следовало ожидать, вслед за Афганистаном начали тяготеть к Англии и другие эмираты, что не замедлило отразиться на экономике России. В Средней Азии все меньше посевных площадей отводилось под хлопок, все больше – под опиумный мак. Российские хлопчатобумажные предприятия были вынуждены закупать сырье в Америке и нести огромные транспортные расходы. В результате самую перспективную и быстроразвивающуюся отрасль российской промышленности в 1861 году поразил кризис. Императору Александру II не оставалось ничего иного, кроме как принять правила игры англичан и колонизировать среднеазиатские эмираты, а затем превратить их из английской провинции в русскую хлопковую. В 1864 году, после завершения кавказской военной кампании, Александр II распорядился двинуть войска в сторону Сырдарьи.

Среднеазиатский поход русской армии оказался недолгим – через полгода был взят Ташкент и основана провинция Туркестан. Вскоре из России на среднеазиатские базары хлынул поток дешевых промышленных товаров, похоронивший местные кустарные промыслы и едва зародившуюся промышленность.

Первый губернатор Туркестана – генерал Кауфман по прозвищу Ярим-подшо (Полуцарь) перепрофилировал большую часть земельных угодий под выращивание хлопка, но, чтобы не сбивать на него цену, решил пока оставить остальные земли под опиум – в хозяйстве пригодится. А чтобы добро не пропадало, он разрешил купцам вывозить диковинное зелье в другие регионы страны.

В результате в России отчасти повторился китайский сценарий: вначале лауданумом увлеклась аристократия (у Льва Толстого, к примеру, Анна Каренина не может заснуть без опия), затем опиумные курильни появились в крупных городах. Распространению наркомании в России немало поспособствовал «сухой закон», введенный Николаем II. Согласно статистике, в 1914 году 11 проц. своих доходов средний россиянин тратил на покупку наркотических препаратов.

Эти факты позволяют по-новому взглянуть и на приход к власти большевиков, которые, как некогда капитан Элиот в Китае, малыми силами уложили на лопатки огромную галлюцинирующую империю.

Обкуренный мир


Сергей Клюев



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх