,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


«Мы будем сильными»
  • 14 октября 2011 |
  • 16:10 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 408
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
-9
Объективное информирование соседей о положении дел в Республике Беларусь остается проблемой актуальной. Об этом заявил президент Александр Лукашенко на состоявшейся 7 октября в Минске пресс-конференции для журналистов, представляющих печатные и электронные средства массовой информации сорока регионов России.



«Я регулярно смотрю основные телевизионные каналы, читаю газеты, Интернет-издания и не могу не удивляться, когда вижу порой репортажи из Беларуси. Как можно всё исказить! А самое главное: зачем это надо?» — сказал, открывая встречу, глава государства относительно тех трудностей, с которыми в последнее время столкнулась республика.

Пожалуй, такое же удивление было и у самих работников российских СМИ, которые, перед тем как встретиться с Александром Лукашенко, несколько дней знакомились с ситуацией в республике. Они побывали на крупнейших промышленных предприятиях Гомельской области — «Гомсельмаше», Белорусском металлургическом заводе, а также в совхозе-комбинате «Сож», агрогородке Холмеч, посетили социально-культурные и спортивные объекты в Жлобине и Хойниках. Из всего того, что они увидели сами, узнали от жителей белорусской глубинки и минчан, следует только одно: Белоруссия продолжает жить, что называется, полнокровной жизнью, энергично строится и развивается.

«Прямо скажу, — подчеркнул президент, — для встречи с вами мы не приукрашивали действительность, не строили какие-то потемкинские деревни. В Беларуси, в общем-то, это не принято... Вы увидели реальную страну, реальных людей и реальную жизнь».

Да, в республике выросли цены, но и меры социальной поддержки населения здесь за последнее время тоже усилились значительно. Например, бюджетники и пенсионеры могут сегодня получить картофель и другую овощную продукцию бесплатно. Притом столько, что с запасом хватит на всю зиму всей семье. Некоторые российские СМИ вовсю галдят о пустых магазинах в Белоруссии. Это лукавство. Сегодня разнообразие на прилавках — самое широкое. А директоров семи минских магазинов, в которых полки оказались полупустыми, ещё в августе уволили за плохую работу. Ведь все необходимые (и не только) товары, оказывается, были и есть в полном достатке.

Так что говорить о кризисе в экономике Белоруссии не стоит, отметил Александр Лукашенко. «Кризис — это когда обваливается всё. У нас же возникли определенные проблемы с валютой, — пояснил президент. — Парадоксальная ситуация... Валовой внутренний продукт к уровню прошлого года за это время вырос в республике примерно на 10 процентов. А ведь мы не нефтью и газом торгуем. Мы торгуем всем тем, что создается нашими руками и мозгами. Основа Беларуси — это переработка по всем направлениям. Прежде всего, машиностроение и сельское хозяйство. Мы почти в два раза превысили уровень Советского Союза».

Добавим, что Россия до того, советского, уровня так и не дотянулась. Белорусам же и достигнутые результаты — не предел. Проблема здесь только одна. «У нас рабочих рук сегодня не хватает», — посетовал Александр Григорьевич.

По поводу девальвации национальной валюты президент заметил, что в этом сильно «помогли» и российские СМИ, и некоторые чиновники, которые создали вокруг Белоруссии ажиотаж.

«Ну и потом, за Единое экономическое пространство, я об этом говорил уже и вашему руководству, мы очень дорого заплатили, — продолжил президент. — Вы знаете, что с 1 июля этого года введены запретительные таможенные пошлины на автомобили в интересах России. И до 1 июля наше население, конечно же, этот хлам пыталось ввести безразмерно, что, по оценкам экспертов, предопределило отток из страны примерно 3 миллиардов долларов. Но и это не главная причина. За последнюю пятилетку мы получили от Российской Федерации почти пятикратное увеличение цен на энергоносители, сырьё и материалы. А Беларусь как была сборочным цехом Союза, так по своей сути сегодня им осталась. Только теперь — Российской Федерации.

Мы, конечно, очень сильно поджались. У нас не было другого выхода, чтобы обеспечить положительное сальдо во внешней торговле. А вот в последние месяцы мы имеем это положительное сальдо...

Парадокс состоит в том, что наша экономика развивается нормально. Валюты в страну мы получили как никогда много. Но её не хватило по причинам, о которых я сказал. Думаю, что в будущем мы сможем нормализовать эту ситуацию. В том числе и по ценам — с Россией. Сейчас идут переговоры. И, как мне уже сообщали, они идут довольно успешно. Москва полна решимости и ответственности, чтобы обеспечить обещанные при формировании Единого экономического пространства равные условия...

Беларусь за свою новейшую историю существования вне Советского Союза значительно прибавила в экономике. При этом, производя продукции почти в два раза больше, мы фактически ничего не прибавили в расходовании энергоресурсов. Это очень важно».

Отвечая на вопрос о выстраивании партнёрских отношений в Едином экономическом пространстве, Александр Лукашенко в очередной раз подчеркнул, что в нём должны строго соблюдаться интересы как России, так и Казахстана и Белоруссии. «Мы должны строить наш союз, а речь идет о Евразийском союзе в перспективе, на равных условиях, — сказал президент. — Никто никого не должен здесь принижать, ибо союз тогда не состоится. У нас это уже было. И поэтому замедлились темпы строительства Союзного государства. Мы из этого сделали выводы. Сейчас мы встряхнули эту нашу организацию. И то, что в ноябре мы вернемся к заседаниям Высшего государственного совета, говорит о многом».

Как пример плодотворного сотрудничества наших стран президент назвал военную область: «Думаю, вы хорошо знакомы с результатом недавних учений в Ашулуке. У нас есть комплексы С-300, некогда произведенные в Советском Союзе, и С-400. Они сбивали только воздушные цели. Но надо было добиться, чтобы эти комплексы смогли поражать цели и на земле за несколько десятков километров. Такого еще не было. И вы знаете, кто «научил» их стрелять таким образом? Белорусы.

Мы вместе с россиянами «научили» истребители быть штурмовиками (МиГ-29, Су-27). Это тоже впервые в истории. А модернизированы были эти машины на белорусских предприятиях.

Мы совершенствуем свои Вооруженные Силы, потому что знаем, что та страна, которая не кормит своих солдат, будет кормить чужих».

Кстати, то, что взаимоотношения военных России и Белоруссии крепнут, подтвердили и служащие расположенной недалеко от Минска 2-й ордена Красной Звезды инженерной бригады, которая недавно вернулась с совместных российско-белорусских учений.

«Наши офицеры — народ ответственный. Они хорошо понимают, что в современном мире братьям-славянам надо быть вместе. А вот некоторые ваши деятели из сферы политического бизнеса этого признать почему-то не желают», — сказал один из них представителям российских СМИ, побывавшим в гостях у военных накануне.

Собственно, этим словам тоже нашлось подтверждение, когда журналисты поинтересовались у Александра Григорьевича его мнением по поводу приватизации белорусских предприятий.

«Диверсификацию процессов не я придумал, — начал он несколько издалека. — Нельзя быть зацикленным только на одну сторону. Вы помните вот эти «нефтяные» войны, потом две «газовые», «молочные» войны, «карамельные». Всякое может быть. Поэтому надо диверсифицироваться. Этот принцип во всем мире железный. Нельзя класть яйца в одну корзину. Мы должны хотя бы три корзины иметь.

Надо смотреть на вещи реально. Возьмем «Беларуськалий». Это мощное предприятие, которое приносит нашей стране около 3 миллиардов доходов в валюте. Мы не против приватизации. Но мы четко сказали: цена «Беларуськалия» — минимум 30 миллиардов долларов.

В России хотят купить это предприятие. Хорошо, хотите что-то купить — акции, активы какие-то и прочее, — приходите, есть цивилизованная норма. Сегодня, к примеру, «Беларуськалий» хотят купить китайцы, индийцы, две западные компании, Катар заинтересован, россияне и кто-то еще. Мы выставляем его на конкурс — кто лучшие условия предложит. Кто в конце концов больше заплатит, тот и купит ту часть акций, которую мы хотим продать.

Неправда, что мы сдерживаем российский капитал. Мы приветствуем его здесь. Более того, ну почему бы нам с Россией не акционировать белорусские нефтеперерабатывающие заводы? Труба идет из России, эти заводы настроены на переработку российской нефти марки «Юралс». Так? Так... Мы сегодня получаем нефть, ее перерабатываем. Почему не акционироваться с источником поступления нефти, с Россией? Это было бы правильно.

Но на тех условиях, которые нам сегодня предлагают, мы не готовы. Допустим, «Газпром» заинтересован в покупке 50 процентов «Белтрансгаза». Компания наша оценена в 5 миллиардов долларов. Согласен «Газпром», согласны и мы. Ведем переговоры. Готовы к заключению соглашения с Российской Федерацией. Миллер здесь был, подтвердил нашу заинтересованность в цене на газ, в транзите и так далее. Мы говорим «Газпрому» так: мы вам эту трубу продадим, но с условием, что она будет задействована, что вы ее не закроете. Ведь это тоже наши доходы, это и наши люди, которые там работают, порядка 10 тысяч человек. «Белтрансгаз» — огромная организация. Я должен гарантировать нормальное функционирование этой компании? Должен!

Долго сопротивлялся «Газпром». Тогда мы сказали: «Мы не будем продавать. Нам надо, чтобы это предприятие осталось в Беларуси и работало». Наконец договорились. Миллер приехал и говорит: «Да, мы согласны». Я говорю: «Тогда и мы согласны. И как только вы поставите окончательную подпись под документами, поставим подпись и мы».

...У нас очень серьезные социальные требования к тем, кто пытается приватизировать предприятия. Нас критикуют за то, что в государственный сектор приватизация не идет. Но мы никогда ее не сдерживали. Однако условия у нас жесткие: как работает государственное предприятие, так должны работать и вы. А просто приехать сюда, заплатить мизерную зарплату нашему человеку и выкачать прибыль... Зачем нам нужны такие инвесторы? Людей выкинут — а куда их девать? Поэтому мы спокойно всё сами модернизируем.

Кто согласен с такой нашей политикой, те, пожалуйста, приходите».

В искренности слов Александра Григорьевича журналисты смогли убедиться сами. И не раз. Когда, например, во время поездки по республике покупали в магазинах продукты или когда пробовали угощения, которые им предлагали отведать гостеприимные белорусские друзья. Всё это было необычайно вкусно. А взять Полесский производственный участок ОАО «Молочные продукты», выпускающий десятки наименований сыров, творога, йогуртов и прочего под маркой «Моя Славита», который тоже посетила российская делегация. Продукция здесь только из натурального сырья высокого качества. И это не какое-то там приятное исключение — это в республике правило. Причём довольно строгое.

«Чтобы не иметь проблем, ешьте белорусское. Я говорю абсолютно серьезно, — заявил президент. — Продукты питания, лекарства, отчасти одежда — это главные вопросы безопасности. В моей президентской судьбе этот вопрос возникал очень остро и не однажды. У вас есть кондитерская фабрика «Бабаевская», по-моему, они хотели прихватить и нашу «Коммунарку». А это один из брэндов Советского Союза: в Минске — «Коммунарка», а ещё «Спартак» — в Гомеле. Они и сейчас хорошо работают. И тогда в связи с этим рейдерским захватом, как его сейчас называют, ко мне обратились с письмом работницы этих предприятий. Я тогда ввел «золотую акцию» и наложил запрет на приватизацию «Коммунарки». Боялся одного — чтобы наша фабрика, которая тогда выпускала лучшую продукцию, не «шалила» на рынке, чтобы какао-бобы и прочие ингредиенты не заменяли на сою, чтобы не стали выпускать «сладкую плитку» под видом шоколада. Я очень жестко потребовал: если такой состав, то это должно быть указано, чтобы люди видели, что они покупают.

Тогда я впервые столкнулся с проблемой качества продукции. Был дефицит во всем. И многие начали вот эти натуральные компоненты и составляющие (в колбасе, шоколаде и так далее) подменять. Допустим, в колбасу добавляли вместо 5 процентов сои 30, а то и половину. Я всех своих собрал и сказал: «Ребята, смотрите, рынок восстановится, но с чем вы на нём останетесь? Натуральное — оно всегда будет в цене». И мы жестко повели в этом политику.

Сегодня в Москве, в Питере (это же продвинутые города, где люди уже попробовали всего), как только белорусские продукты появляются, их раскупают за час. Почему? Не потому, что они дешевле. Дешевого в России хватает. Наши — натуральные. И мы никогда здесь не «шалили». Мы этому уделяли и уделяем большое внимание.

У нас проблемы с качеством нет».

Зато есть проблема с деньгами, чтобы купить эти продукты, — предвидим, что приблизительно так непременно прокомментирует здесь президента какая-нибудь либеральная газета, разумеется, опустив то, что сказал Александр Григорьевич следом:

«В России зарплата выше, чем в Беларуси. Но давайте сопоставим её, во-первых, с теми ценами, по которым живут белорус и россиянин. С россиянина берут в среднем 85 процентов стоимости коммунальных услуг. А знаете, сколько у нас население платит от их стоимости? Всего 20,7 процента. Вот давайте это всё подсчитаем, сложим. Тогда и увидим реальную помощь населению.

И ещё. А сколько мы платим за первого ребенка, за второго, за третьего, а сколько льготных кредитов на жильё выдали! У нас в районном центре, если ты уезжаешь и захочешь продать двухкомнатную или трехкомнатную квартиру, — не найдешь покупателя. Мы сняли этот ажиотаж.

У нас в Минске проблема. Все хотят жить в столице. Но мы не застраиваем город бездумно, он должен быть удобен для людей, и перенаселять его нельзя. Поэтому мы сейчас сократили строительство в столице, а строим за 30— 40 километров от неё города-спутники... То есть мы пытаемся рассредоточить производительные силы по всей стране, чтобы не собирать их в Минске».

На вопрос о возможности распада России из-за бездарно проводимой Кремлём национальной политики, обостряющихся у нас социальных проблем Александр Лукашенко ответил так: «Если развалится Россия, нам всем будет «хана». Это самый страшный вариант для вас и для нас. Россия — это оплот всего постсоветского пространства... Мы без России себя не видим. Мы будем бороться за то, чтобы Россия существовала, чтобы она была крепкой. Если надо, мы положим на алтарь этой борьбы всё, что есть у белорусов».

Журналисты поинтересовались мнением президента относительно возможности второй волны кризиса. Что здесь нужно предпринять, чтобы смягчить надвигающийся удар?

«Самая главная проблема будет — если некуда станет продавать продукцию, — считает Александр Лукашенко. — Всё остальное нас меньше всего волнует. Будем как-то выкарабкиваться, если, не дай бог, эта волна нас накроет. Но вместе с Россией. Вместе и вам будет легче, и нам. У нас есть, что вам предложить, а у вас есть то, что нужно нам. Вместе мы это преодолеем...

Знаете, в таких ситуациях не надо бояться включать и государственное регулирование. Всё это болтовня, что рынок сам отрегулирует. Да, рынок отрегулирует. Но никто свою прибыль не положит вам в карман. А какие бизнесмены у нас и у вас — вы знаете. Хватанули своё — и ладно. Вот они и будут этим рынком управлять.

И в Евросоюзе, и в Америке, как только кризис грянул, все заговорили о государственном регулировании и начали показывать на Беларусь: дескать, вот Лукашенко сохранил госрегулирование. Да, где надо, мы его включаем. Если не надо — уходим, чтобы не мешать. Но эти рычаги и у вас должны быть в арсенале. Об этом ни в коем случае нельзя забывать».

Президент также напомнил ещё об одной опасности, которая сегодня не на шутку угрожает нашим странам.

«Нас уже не один раз пытались «наклонить», — сказал Александр Лукашенко. — Через «цветные революции» и так называемые социальные сети. «Революция через социальные сети» — так это сейчас называется. Деятель, который управляет этими социальными сетями, сидит в Польше. Спецслужбами строго охраняемый и финансируемый. Вот нам попытались эти революции подбросить.

Мы это пресекали. Но только в том случае, если это мешало движению транспорта и людям. Ну собирались там человек 200 — 300. Хлопали, мычали, кричали. Правда, сейчас уже не мычат. Наверное, холодно стало.

У нас есть определенный опыт, как этому противостоять. У России тоже. Но со счетов это сбрасывать нельзя. Все слышали заявление госсекретаря США о том, что они выделяют специальные средства для того, чтобы Интернет работал, чтобы нельзя было им управлять и его заглушить. Поэтому нас будут «наклонять». И Россию тоже. Вероятность провоцирования подобной революции в России близка к ста процентам. Но результат будет нулевой. Мы готовы к этому. Думаю, Россия тоже.

У нас нет оппозиции. У нас есть «пятая колонна», потому что она содержится Западом. Я часто сравниваю их и, допустим, коммунистов в России. Кто слышал когда-нибудь от лидера коммунистов, чтобы он говорил: давайте сделаем так, чтоб сдохли все русские и россияне? Никогда. А у нас это норма. Так называемые оппозиционеры, их лидеры практически в открытую об этом говорят. И им за это платят. Ну разве это оппозиция, это «пятая колонна». А в России коммунисты — оппозиция? Пожалуйста, если будет такая оппозиция, так не зазорно с ней и разговаривать. А о чем с врагами можно разговаривать? Сейчас Запад лидеров белорусских «оппозиционеров» пытается сменить. И как? Одному 50 тысяч долларов предлагают через свои фонды, второму — 70. Откупные. Только уйди. Запад понимает, что эти лидеры уже ничего здесь не сделают. Впрочем, те готовы уйти. Только за деньги. И даже сумму сами называют. Разве это оппозиция? Бизнесмены в политике, мягко говоря. Шарлатаны, жулики и проходимцы.

Они дестабилизируют обстановку у нас. У вас — тем более. Им что, нужна сильная Россия? Нет. Она должна стать для них аморфной, разваленной, искромсанной, исковерканной. Но мы с этим не согласимся. Мы ведь русские люди, как мы часто говорим. Мы всё равно себя сохраним. Мы будем сильными».

Отчёт с пресс-конференции

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх