,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Наши цели — и препятствия, стоящие на нашем пути
  • 14 сентября 2011 |
  • 11:09 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 587
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
За время передачи «Исторический процесс» в клуб «Суть времени» вступили тысячи людей. Поэтому у меня нет никаких оснований для отождествления позиции немногочисленных критиков данного проекта — с позицией клуба в целом. Нет у меня никаких оснований и для того, чтобы негативно отнестись к критикующим. Беспокоит вовсе не критика. Как говорилось в советскую эпоху, «критика и самокритика — движущие силы нашего общества».

Беспокоит вопрос о целеполагании. Подчёркиваю, даже не о тоне, хотя и он мог бы быть иным, а о целеполагании. «Движущие силы нашего общества», говорилось? Куда движущие? Любое движение, это движение к каким-то целям. В нашем случае — к каким?

В чём цель клуба «Суть времени», зачем в него вступают люди, в том числе и эти самые критики?

Является ли одной из целей Клуба (подчёркиваю, хотя бы одной из целей) идеологическая борьба вообще? И — борьба с теми, чью позицию выражает Сванидзе, в частности? Является ли целью распространение наших представлений в массах? А через это — противодействие разворачивающимся губительным процессам. В том числе, и так называемой «перестройке-2».

Для чего мы проводили первый соцопрос? Для того, чтобы показать власти, причём объективно: «десталинизация» не пройдёт! То же самое — и с «Историческим процессом». Это не может быть не понятно любому, для кого слово «борьба» и слово «массы» имеют и содержательный, и эмоциональный смысл.

Каждому из таких людей понятно — передача «Исторический процесс» бесценна. Ибо другой такой передачи нет. Телевидение существеннейшим образом заполонено продукцией, иной и по содержанию, и по направленности.

Есть эта телевизионная, то есть массовая площадка прямой интеллектуальной войны. А значит, и войны политической. Причём войны не только со здешним, но и с международным противником. Противником, явным образом готовящим оранжевую революцию в России.

Так ведём войну или нет? И куда по сути движет дело рассматриваемая мною критика? Туда же, куда и «Эхо Москвы». Это несомненный факт. Кто предлагает ввести судью как модератора? «Эхо Москвы». Проверьте, Ларина и Петровская делают это чуть ли не в каждом своём обсуждении передачи «Исторический процесс». И наши параллельно додумываются до той же гениальной мысли. Но почему до неё додумывается «Эхо» понятно. А вот с нашими дело обстоит совсем иначе.

Модератор? В тот момент, когда возникнет модератор, я уйду с передачи. В тот же день. Почему? Потому что эта передача приобретёт совершенно другой политический смысл. Какой именно?

А вот какой. Есть, де мол, крайности — Кургинян и Сванидзе. А есть — разумная умеренная позиция. Догадайтесь с трёх раз — чья именно? Властвующего субъекта, разумеется, кто бы эту позицию ни представлял.

С огромным трудом удалось этого избежать. Как, между прочим, удалось этого избежать и в программе «Суд времен». Ценность Сванидзе (а замысливал и реализовывал передачу совсем не он, что бы ни было написано на рекламных плакатах) была в том, что он своим мировоззрением, своей референтной группой был обречён на то, чтобы отказаться от удобной для него роли модератора. И однозначно перейти на сторону Млечина. Так все и писали: «Кургинян против Сванидзе— Млечина».

Теперь представьте себе, что умеренный модератор обнуляет крайности, сводя их к определённому политическому знаменателю. Совершенно понятно, какому именно. Вот тогда я и получаю по факту ту самую роль марионетки власти, которую мне сейчас пытаются весьма беспомощно навязать Сванидзе и вся либеральная компания в целом.

То, что я вам здесь описал — основы политической грамоты.
Либералы не глубоки, не компетентны, предвзяты, но они обладают политической грамотой. И политическим же, то есть властным сознанием. И в этом смысле они «волки». А собравшиеся здесь их противники таким сознанием, увы, пока что ещё не обладают. И в этом смысле спонтанно возникшая дискуссия, в которую я включился, мастер-класс — следующий этап после Школы. Я как бы говорю: «и виждь, и внемли». Дело не в том, говорю я, что меня коробит чья-то критика. Я к критике отношусь с большим человеческим пониманием. Да и вообще всё это частности. И я вклинился в эти частности только для того, чтобы поговорить о главном, не уносясь при этом в высь поднебесную. Каково же это главное, проявленное частной дискуссией? А вот каково. Давно пора назвать ту слабую точку большинства, надавив на которую, меньшинство победило большинство. Эта слабая точка — политика.

Большинство создало великое искусство, великую инженерную школу, великую военную школу, великую науку. Неважно, кто были конкретно эти гении. Важно, что это создал народный дух, дух этого самого большинства. Но осмысление жизни с позиций властвования, разворот разума в эту сторону — отторгались в России столетиями. Не отторгалось это англо-саксами. Даже не французами или немцами, а именно англо-саксами. И теперь имеем то, что имеем.

Наша задача — взять реванш, то есть впитать политичность, не отравившись ею. Люди, которые меня критикуют за то, что я не посадил себе на шею модератора, могут быть и умны, и позитивны, но в политическом смысле они младенцы, то есть «овцы». Так ведь? Увы, по факту так. Но это ещё не всё.

Собравшиеся в «Сути времени» люди говорили: «Мы хотим воевать». Я пошёл на эту телевизионную войну ради них и по их поручению. Я вообще ненавижу телевидение, а уж такое тем более. Но я считал, что люди хотят борьбы, и их ряды следует приумножить. Раздающиеся здесь критические сентенции — это отказ от борьбы во имя интеллектуального комфорта, во имя башни из слоновой кости. Предположим, что это возобладает. В чём смысл движения? А если завтра начнутся митинги? Будем на них тоже великолепно спокойны? У каждого момента своя энергетика. Не люблю параллелей, но великолепно спокоен мог быть Сталин на «съезде победителей». А в разгар политической борьбы всё было иначе. Посмотрите немногие хроникальные съёмки выступлений Ленина — всё видно. Ещё раз повторяю, не люблю параллелей.

Спросят, является ли эта борьба интеллектуальной? А вы сами-то подумайте. Кто-нибудь обсуждал Магницкого вместе с Браудером и Сафрой? Тут же главное Сафра. Круги, планирующие удар по России, явным элементом которого является «список Кардина», очень даже дёрнулись, когда им пообещали заняться связью Сафры и Браудера. А критики этого не видят. Им подавай комфортные децибелы.

Кто-нибудь сопоставил, соотнеся с населением, количество жертв репрессий в разных странах? Доказав таким образом количественно, что сталинские репрессии отнюдь не самые жестокие, как это утверждают либероиды. Что в других странах они были более жестокими. И в этих странах голову пеплом не посыпают. И мировое общественное мнение их не клеймит.

Кто-нибудь так обсуждал Ходорковского? Кто-нибудь провёл параллель между Горбачёвым и Керенским вплоть до деталей? А между прочим, подобная параллель для политически грамотных людей такое выволакивает на свет, что мама не горюй!


Передача «Исторический процесс» — это первая историософская передача чуть ли не во всей истории мирового политического телевидения. И одновременно — это попытка создания на телеэкране новой дисциплины — исторической политологии.

Никогда никто таких массовых передач даже не пытался делать. Это разве не очевидно? Либероидам это, между прочим, очевидно. И они пытаются всё утопить в примитивной сваре. Мысль приходится пробивать сквозь многоэшелонированную оборону свары. И что? Это создаёт помехи? Разумеется. Противник создаёт помехи. И что? Когда нечто нужно, через это пробиваются. А когда с мотивацией есть проблемы, обсуждают чистоту звука, а также стерео, квадро пр. Мешает крик? Разумеется, кто спорит-то! Противник терпит поражение и пытается всё потопить в крике. Дальше-то что? Мне молчать? Чтобы противник выиграл? Вы стоите на мостике корабля и отдаёте команды. Гроза, шторм. Вас урезонивают: «Ну, зачем вы повышаете голос!». Борьба или комфорт — вот вопрос.

Это обсуждалось на школе. Но с конца Школы прошло уже несколько недель. А какая-то учёба должна идти непрерывно. То, что я вклинился в спор об «Историческом процессе», не имеет никакого отношения к буквальности телевизионных голосований. Никому тут ничего ни от кого не нужно. А мне — меньше всех. Всё я сделаю на телевидении сам. Не беспокойтесь, берегите комфорт.

Просто я уверен, что часть людей пришла на «Суть времени» изживать в себе и других «ням-ням», погубившее страну. Подчеркиваю, в себе и других. В этом единство контррегрессивной и общественной деятельности. У нас очень мало шансов на успех. Но они есть до тех пор, пока мы не позволяем проникнуть в наши ряды ни одной бацилле низости и предательства. А также всего остального, что связанно с духом рабства. Раб не может бороться, раб может только бунтовать. Сначала против чужих, потом против своих. Против своих даже и удобнее. Сначала бунт, потом паника и предательство. И возвращение в привычные колодки, приправленные сладостью «Сникерса».

Не должно быть у нас ничего подобного даже в самой малой степени. Спросят, а как совсем от этого избавиться, не допустить этого даже в малейшей степени? Разве это возможно? Разве это совместимо с регрессом, да и с человеческой природой вообще? Конечно, это почти не совместимо с жизнью, а с нашей — в особенности. Но без этого мы не победим. Значит нужно решать задачу. Хоть она и труднейшая. Почти непосильная. Ради констатации этого я вмешался в дискуссию по весьма частному поводу. Впредь обязуюсь этого не делать. Но у меня на определённые вещи нюх, к сожалению, очень тонкий. Поэтому прошу всех принять к сведению выраженную в сих строках стратегическую обеспокоенность.

Сергей КУРГИНЯН

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх