,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Суть времени-19
  • 12 июня 2011 |
  • 09:06 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 64044
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0

Суть времени - 19 from ECC TV on Vimeo.



В каждой передаче этого цикла я начинаю с проблемы деятельности, нашей деятельности. Сначала об её конкретных аспектах. Мы договорились, что будем делать второй опрос населения. Более развёрнутый, более глубокий, результаты которого помогут нам ответить на очень-очень много вопросов. Это крупный проект, который потребует от нас в очередной раз много усилий. Согласились участвовать в этом проекте, как социологи, которые уже написали анкету и создали все группы математической обработки, которые потом обработают результаты анкетирования, так и волонтёры, в количестве более полутора тысяч, которые согласились проводить опрос.

Это конкретное, очень крупное действие. Результатом этого действия будет наше, гораздо более глубокое понимание сути общества, в котором реально мы живём. Но это наше понимание является не только средством для того, чтобы точнее прокладывать курс. Оно является ещё средством воздействия на других. Мы сможем опять убедить тех, кто принимает решения в том, что некоторые решения категорически неправильны. И не только негативно влияют на страну (многим из тех, кто принимает решения, на это глубоко наплевать), но и категорически плохо влияют на их судьбу (судьбу, принимающих решения), а это, как мы понимаем, гораздо более существенно для тех, кто принимает решения.

Итак, мы поймём страну. Мы точнее проложим курс, которым мы хотим вести свой собственный политический корабль. И мы воздействуем на людей, принимающих решения, затем, чтобы они обеспокоились хотя бы собственной политической судьбой, что тоже немаловажно, потому что воздействовать на принимаемые решения нужно всегда. Хотя бы для того, чтобы отсрочить самые страшные события, которые, тем не менее, наползают на Россию достаточно стремительно.

Вот в чём задача проводимого нами социологического исследования, и мы его уже начали проводить. Спасибо всем, кто согласился принимать в нём участие. Мы видим, что количество людей никак не убывает. Исследование будет гораздо более сложное, а значит, интересное. Это то, что касается конкретного действия, которое мы собираемся осуществлять. Помимо этого конкретного действия раздел данной программы, в котором я хочу обсуждать деятельность, не может миновать, как структуры этой деятельности, так и целей. В каждой из передач нам придётся возвращаться и к структуре деятельности, и к целям.

Уже началась по этому поводу дискуссия. В предыдущей передаче я обсудил ролевой принцип построения организации. Удивительно, что он воспринят совершенно адекватно тому, что хотелось, что тут не возникло никаких взаимных непониманий и, как говорят, мисандестендингов. И, тем не менее, я разовью то, что говорил в предыдущей передаче, потому что это очень важно, во-первых. И, во-вторых, тут необходима ответная инициатива и мысль тех, с кем я веду беседу по телевидению, тут нужна обратная связь, додумывание людьми того, что мы предлагаем. Мы же не директивы рассылаем на места. Мы советуемся, пытаемся вместе построить некоторую модель, между прочим, новую и современную. Которую никто, кроме нас, пока не строит.

Два принципа представляются одинаково плохими... Один принцип — это принцип вождизма. Кто-то ведь должен управлять организацией. В организации, виртуальном клубе «Суть времени» сейчас уже порядка 10000 людей. Ими кто-то должен управлять. Это тяжёлый труд и люди должны понимать, что те, кто ими управляют, имеют на это какие-то прерогативы.

Какие же они имеют на это прерогативы? Либо некоторый абсолютный центр в лице вашего покорного слуги и каких-то его соратников непрерывно выдаёт директивы десяткам тысяч людей. Либо осуществляется классический демократический принцип: создаются группы, группы выбирают руководителей, некоторые группы, состоящие из руководителей, выбирают руководителей над руководителями и так далее, — возникает иерархия.

Иерархия может возникать снизу или сверху и говорят, что, казалось бы, ничего, кроме такой иерархии не может быть. Так вот. Это категорически не так. Конечно, иерархия, возникающая сверху, хуже, чем иерархия, возникающая снизу. Но иерархия, возникающая снизу, поверьте мне, это тоже иерархия. И она больна всем тем, чем больна иерархия, возникающая сверху. Любая формальная иерархичность в новом, молодом, свежем деле одинаково губительна. Начнутся эти выборы координаторов снизу. Возникнут там эти сначала ячейки, а потом ячейки из координаторов ячеек и всего прочего. Дело тоже погибнет. Потому что возникнут начальники и подчинённые. Те, кто командуют, скажут, что самый тяжёлый труд и есть командовать, и перестанут работать. Знаем мы, как это происходит! Это уже 20 лет так происходит в стране. А перед этим ещё, между прочим, много плохого происходило, связанного именно с подобными вещами.

Что изобрело человечество, и что мы пытаемся использовать из того, что раньше никто не изобретал? Мы не хотим изобретать велосипед, — мы говорим о ролевых принципах и о сетевой форме организации. Что это означает? Это означает, что люди сами себя назначают теми, чем хотят. А дальше возникают критерии соответствия.

Как человек выбирает сферу деятельности? Он смотрит и говорит: «Вот, я могу это... Я могу только смотреть... Я могу быть активистом... Я могу распространять продукцию... Я могу вас консультировать по таким-то вопросам... Я могу создавать малые и большие проекты... Я могу пытаться организовывать какие-то акции». Вот, на сайте у Гоблина вдруг сказано: «Проезжал мимо небольшого городка, смотрел на мои расклеенные афиши. Надо же, из автобуса до сих пор видно, что 89,7% цифра сохранилась». Человек расклеивал листовки. Он даже нас не спросил об этом. Он просто сам решил этим заняться. И вся надежда на то, что много людей решат этим заняться. Они возьмут ассортимент существующих ролей, он, между прочим, подвижен... Могут возникать всё новые и новые роли. Скажут: «Вот этим я займусь», — он себя выбрал начальником и исполнителем одновременно. Или на паях с небольшой группой людей, которые эти роли быстренько между собой распределили и начали действовать.

Это не иерархия, не райкомы, не горкомы. Это узлы ролевой деятельности. Сейчас возник этот узел, завтра другой. Люди перебрасывают деятельность между узлами. Наверное, все поймут, что это намного чище, надёжнее, современнее и перспективнее, чем с ходу устраивать это занудство [иерархию], хоть снизу, хоть сверху. И, когда кто-то говорит, что снизу лучше, чем сверху... согласен, что лучше, но, если это всё то же самое... всё то же самое старьё... то от того, что это лучше, оно не становится хорошим. Да? Это телега лучшего качества. А нам нужен самолёт.

Дальше. Кроме ролевых функций существуют критерии (которые человек сам выбирает для себя). Выполняет ли он их и в какой мере? Эти критерии должны быть объективными и мягкими. Максимально это всё зависит от человека. Да, у него есть резюме: «Да, я делаю то-то и то-то, хочу делать то-то и то-то, вижу себя тем-то и тем-то и так далее». Дальше говорят: «Ну, подтверди. Подтверди, что ты это можешь. Ты хочешь быть одним из журналистов в газете. Да? Ну, напиши текст или покажи, что у тебя есть текст». Есть спокойные, деликатные формы проверки соответствия между тем, что человек хочет и может. Вы же понимаете, что без этого, дела быть не может. Потому что тогда, иначе, в противном случае огромное количество людей захотят быть Гегелями, но они не могут. А они считают, что могут...

Есть люди, которые хотят заниматься какой-то достаточно серьёзной и сложной деятельностью, но пока к этому не готовы. Говорят: «Мы хотим...». Прекрасно, что ты хочешь, мы будем помогать, учить, создавать курсы, оказывать содействие и через два года заявка будет адекватна возможностям, тому, что может человек. Но через два года... А пока что? Но не должно быть ситуаций, при которых возникнет хаос. Хотелось бы объясниться с людьми, которые все время говорят о деятельности. Нельзя одновременно хотеть взаимоисключающих вещей: демократии без берегов, в которой человек приходит в наше информационное пространство и начинает либо провоцировать, либо истерически охаивать то, что мы делаем, либо заниматься организацией конфликтов между людьми, либо просто мешать обсуждению. Вот такой демократии без берегов и... товарища Сталина. Это ничуть не лучше, чем то, что я уже обсуждал: антисоветски настроенная женщина вдруг начинает цитировать песню: «Если смерти — то мгновенной...», — в которой говорится о том, как комсомольцы уходили на гражданскую войну.

Это и есть травма сознания. Понимаете? Которое не способно понять, чего оно хочет. Это сознание хочет кушать рыбу или делать нечто другое? Но оно хочет и скушать рыбку, и сделать нечто другое, а это невозможно. Это капризно-порушенное сознание. Оно должно само себя восстанавливать, оно должно понять, насколько оно адекватно тому, что оно требует.

И здесь я перехожу к целям деятельности. Цели деятельности носят характер излечения от очень тяжёлой болезни. Излечения от системных повреждений себя и других. Речь идёт о восстановлении мировоззрения. Понимаете? Нужно восстановить собственное мировоззрение и нужно восстановить его вокруг себя. Как говорят в таких случаях, и я это тоже говорил, цитировал: «Спаси себя, и вокруг тебя спасутся многие». На сегодняшний день речь идёт о том, что сознание, мировоззрение достаточно серьёзным образом повреждено. Что лежит в основе этого повреждения, как мне кажется? В основе этого повреждения лежит тяжёлый комплекс исторической неполноценности, который навязан людям. Им это было навязано. В результате катастрофы смысла, катастрофы идеального, которую организовали у нас в стране 20-ть с лишним лет назад представители нашей коммунистической номенклатуры.

Я не хочу по этому поводу считать виновными всю партию или даже всю её руководящую часть. Мы знаем, кто это делал конкретно. И мы тоже можем сказать (а не только диссиденты, поющие соответствующую песню): мы поимённо вспомним тех, кто это делал. Это была неслыханная катастрофа, неслыханная в человеческой истории. Её вполне можно сравнить с духовным, интеллектуальным, ментальным Чернобылем, с тем, что произошло сейчас в Японии, или с бомбардировками Хиросимы и Нагасаки. Люди после неё оказались либо поражены осколками этого взрыва, либо поражены его излучением в разной степени, в разной мере.

Мы не решим ни одну политическую задачу, если мы не восстановим норму, не восстановим критерии. Один из важнейших, например, критериев, который мы должны восстановить, — это честь. Люди очень часто (и я буду говорить об этом дальше) говорят на языке бесчестья. Есть ещё масса вещей, которые надо восстанавливать.

Я могу привести пример. Есть такие тяжёлые заболевания, связанные с тем, что именно человек помнит и что забывает, и как устроен его механизм памяти, что происходит особенно в старости. И вот один из исследователей таких заболеваний, встречаясь с людьми, страдающими этими заболеваниями, пожимал им руку и, одновременно, колол иголкой до боли так, что они вскрикивали. Через какое-то время он опять с ними встречался. Они с ним здоровались, они его не помнили, но руку они ему не подавали. Они боялись руку подать.

То есть память о том, что происходило с этой иголкой, у них была, а воспоминания не было. Они забывали к этому времени то, что он колол их этой иголкой. Они помнили его, забывали, что он колол их иголкой, но у них оставался некий страх. Они не давали руку.

Вот то же самое происходит сейчас с существенной частью наших сограждан. Они иногда, частично что-то вспоминают. Они как в петле ходят вокруг собственного исторического прошлого, они уходят куда-то в сторону в потребительскую жизнь. Потом они возвращаются назад. Потом они опять блуждают где-то. Потом они опять каким-то образом возвращаются, снова начинают блуждать... Вот такие вот петли, при которых время от времени они пересекают нужную нам точку — точку исторического воспоминания, исторической ответственности, исторической адекватности, точку, в которой расположены их ценности.

Суть времени-19


Они её пересекают время от времени. Они ещё не ушли из неё куда-то, не ясно куда, так, что их оттуда не вернёшь. Но они её пересекают время от времени. А нам нужно, чтобы вот эти петли, петли эти бесконечные, вот такие вот, самопересекающиеся, превратились хотя бы во вращения, желательно по спирали, которая будет всё более и более возвращать людей в нужную точку. Возвращать им чувство собственного достоинства и исторической перспективы, восстанавливать в них ощущение идеального, служения, чести. И войны. Я вспоминаю Цоя, который всё время пел песни о войне, как о войне абсолютной. «Земля. Небо. Между Землёй и Небом — Война!», и так далее.

Когда-то, лет 20-30 назад, это ощущение ещё войны существовало. Я вспоминаю Высоцкого, который всё время тосковал о войне: «А в подвалах и полуподвалах ребятишкам хотелось под танки». Сейчас исчез военный дух. Исчезла готовность сражаться за свои идеалы, за свою честь, за любимое, потому что исчезли сами эти идеалы, понятие о чести, о любимом. Если это всё восстановится, мы решим все политические задачи. Но если это не восстановится, — мы ничего не решим. Поэтому наша цель — борьба с регрессом в себе и других, восстановление вот этой самой нормы в том, что касается чести, идеального, служения, любви, счастья, ощущения полноты отличия этого безумия «иметь» и счастья «быть». Вот, если мы все эти задачи не тривиальные, не политические, а гораздо более сложные, решим, мы дальше решим и все задачи политические. Да, это надо делать параллельно. Да, нельзя всё это делать вне конкретного действия. Так мы и действуем. Но в русле этих целей, этих задач. Пока что никто их перед собою не ставил. Никто, понимаете?

И тут я возвращаюсь к разнице между программой «Суть времени», одну из которых вы сейчас смотрите, и программой «Суд времени», которая шла по федеральному телевидению. В программе «Суд времени» мы пытались восстанавливать повреждения, связанные с отдельными молекулами ткани исторического сознания. Вот, смотрите, вот тут вам лгут по поводу пакта «Молотова— Риббентропа», а тут вам лгут по поводу Стаханова, а тут вам лгут по поводу Сталина, тут вам лгут по поводу ГКЧП! Вот тут, тут и тут, в каждом отдельном кирпичике, в каждой молекуле, из которых состоит ваше историческое самосознание.

В программе «Суть времени» мы сейчас говорим о другом. О том, что из всего этого складывается представление об исторической судьбе, об историческом пути. Потому что, когда сначала громят одни молекулы, одни кирпичики этого сознания, потом другие и третьи, то потом человек вдруг говорит: «Боже мой, а если так плохо было и тут, и тут, и со Сталиным, и с Александром Невским, то что же такое мы — эти русские? Что такое эта историческая судьба? Да проклятые мы! Да катись она куда подальше — эта судьба и всё прочее!» И тогда он уже фактически не человек. Это и есть тот навязываемый комплекс исторической неполноценности, после которого человек становится полуживотным. Если внутрь него удалось поместить этот комплекс исторической неполноценности, это отвращение к своей исторической судьбе, — всё, конец. Он жить уже не будет полноценной жизнью: нет идентичности, нет достоинства, нет чести. Это раб, илот, как говорили спартанцы. Он будет или находиться в состоянии суицида или кинется в оргии потребления, пьянства, наркомании... Или застынет в ступоре. Поэтому я говорю «волонтёры», поэтому я произношу это слово — спасайте людей от этого!..

Программа, которую мы сейчас осуществляем — «Суть времени» — посвящена именно исторической судьбе, как целому: исторической судьбе России и её миссии, её историческому пути, её перспективам в 21-м веке. Исчезло ли всё это? Было ли всё это безумием, неправотой, длившимся тысячелетия кошмаром, от которого надо как можно скорее проснуться или это было чем-то другим?

Ключевым здесь является понятие: альтернативная модель развития. Что такое русская альтернативная модель глобального развития? С чем её можно сравнить? Как понять её смысл и её назначение в 21-м веке? Как, не впадая ни в самоунижение, ни в идиотский пароксизм такой апологетики, как понять, в чём на самом деле природа этого феномена? Почему он невероятно важен сегодня? Почему в этом есть историческая правота и всё остальное? Как всё это понять?

С этой целью я позволю себе перейти на язык образов. Русские — единственный народ мира, который по множественным обстоятельствам, каждое из которых надо разбирать отдельно, — соорудили кривую, косую, несовершенную "козу развития". Сели на эту козу и ехали на ней кое-как. А она кряхтела, падала, вставала и так далее. А рядом скакал гениальный «западный конь». «Гениальный конь», взращенный великим римским правом, великими идеями прогресса и гуманизма и Бог знает, чем ещё. Не надо говорить, что рядом скакал «конь бледный» из Апокалипсиса! Это был великолепный конь.

И, наконец, русским сказали: «Ну, смотри, ты едешь на кривой, какой-то уродливой козе, она блеет, она упирается, она то едет, то не едет, то падает. Смотри, рядом какой конь! Ну, брось ты эту козу и сядь на коня, оседлай его, и ты поскачешь вперёд, вперёд... О, это счастье, когда скачешь на великом коне настоящего развития, модерна и всего прочего».

Ровно к тому моменту, как русские слезли с козы, пнули её, и коза, заблеяв, побежала куда-то в сторону, — конь отбросил копыта. Бац! и лёг. И русские сказали: «А что теперь с ним делать? Как на него сесть?» Оказалось, что они на него сесть не могут. Оказалось, что конь отбросил копыта навсегда. Forever. Навечно. И что никакого другого средства развития, кроме козы, которую пнули, и она, мекая, побежала куда-то в лес, — нету. А это — русская коза. И отыскать её снова, понять её, запрячь и ехать должны русские. И все остальные поедут тоже, потому что, если мы никуда не поедем, развития не будет. Это уже не жизнь. Это ад. Это уже не человек. Это не гуманизм, это нечто страшное.

Поэтому не надо комплексовать бесконечно и поносить козу за то, что она кривая, косая, мекает, не так хорошо едет. Конь замечательный, но он лежит, откинув копыта. В этом суть.

Теперь, самое подлое заключается в том, что козу обидели, пнули и выгнали в лес ровно в тот момент, когда конь отбросил копыта. И русские сейчас от этой козы дальше, чем все остальные. Весь мир гоняется за козой. Все бегают по лесу и говорят: «Козочка, козочка! Где ты, козочка, иди к нам!» Очень крупные западные фигуры говорят и пишут, что через 30-ть лет, когда мы сделаем всё то, что русские отвергли, русские взвоют от ужаса, если будут ещё живы. Но ведь отвергли! Как снова построить отношения со своей козой? С одной стороны, она вроде своя! Но, с другой стороны, ты же её сам пинками погнал, оплевал...

Смысл движения «Суть времени» заключается в том, чтобы заново построить отношения с козой, первыми найти её в лесу и уговорить козу, чтобы она ехала дальше. Она обиделась, она огорчилась. Это священная коза. Не скажу — дионисийская или какая-нибудь другая, но очень важная. А может быть, она потом и превратится в скакуна и во всё что угодно, — никто не знает. Но пока что вопрос в том, чтобы эту козу спасти. Потому что кому-то хочется забить козу раньше, чем надобность в ней обнаружит всё человечество. Потому что человечество (часть его) ещё продолжает как-то на этой коняке бегать. Уже не столько скакать, сколько бегать по нему и говорить: «Какой хороший конь». Часть ещё верит, что он встанет. Что он заснул, устал, но проснётся и поскачет дальше. Часть обустраивается в мире без развития вообще.

Вы понимаете, какой ужас и какой масштаб исторической беды, которую соорудили?

Но ведь продолжаются проклятия в адрес этой козы. И русским говорят: «Поскольку вы столетиями, а то и тысячелетиями, ехали на козе, то чтобы пересесть на коня, вас нужно примерно сто лет в резервации перевоспитывать. Десталинизировать, десоветизировать, детоталитаризировать и дерусифицировать. Да, чтобы запах козы отбить. Тогда вы сядете на коня». А конь при этом лежит, откинув копыта, натурально. И все это видят.

О структуризации нашего движения. Я уже сказал о ролевых функциях, давайте их подробнее прорабатывать и честно говорить себе, что сделал и что собираюсь сделать, и что могу сделать. Не будем мы по этому поводу устраивать никаких особенных радений. Пусть лучше 10% людей соврут, чем мы заорганизуем всё так, что 90% станет скучно. Кто захочет работать, тот и будет. У нас всё время будут приходить те, кто хотят работать, и всё время будут отваливаться те, кто не хотят. И мы разберёмся между собой. Разберёмся.

В большинстве городов страны количество людей, которые вошли в виртуальный клуб «Суть времени», не превышает сотню человек. Вот эта сотня — это и есть ячейка. Это и есть территориальная ячейка. Внутри неё есть определённые ролевые функции. Но это целая территориальная ячейка. В Москве и Питере ситуация чуть-чуть другая. Там много людей. Возможно, потом их будет много и в других местах. Но тогда они должны, с одной стороны, разбиться на кружки, как коммуникационную общность. Пока люди не начнут прорабатывать всё это для себя, пока они не наладят коммуникации друг с другом, пока они не станут коллективами единомышленников, пока всё это не начнётся, — движения не будет. Там, где людей очень много, где их тысячи, несколько тысяч — это Москва и Питер, там надо ещё точнее подумать самим, как эти кружки создать. Как создать контур из этих кружков, координацию кружков и всё остальное. Демократия в таких случаях абсолютно необходима. Главное, чтобы она не превращалась в охлократию или в карьеристские игры. Чтобы очень быстро люди собирались, понимали, кто кого координирует, строили функциональные отношения, потому что... ну, нечего делить!

И никогда мы не впустим внутрь движения вирусы нынешней скверны. Потому что нынешнюю жизнь считаем скверной, иначе бы не говорили ни о регрессе, ни о катакомбах, ни о чём. Не будет здесь ни борьбы за ресурсы (распилы и все прочее), ни борьбы за посты. Не будет и всё. Я не знаю, как этого добиться, но я точно знаю, что этого добьюсь. Я это сделаю, потому что я рассматриваю данное движение, как, может быть, последний шанс России. И отношусь к этому не просто серьёзно, а с окончательной и предельной серьёзностью. И просто прошу в этом помочь. События будут развиваться нелинейно, у нас могут возникнуть как новые возможности, так и новые проблемы.

Вот уже кто-то заговорил о том, что будут новые передачи. Я не хочу всё это комментировать. Это не моё дело. Пусть об этом рассказывают господин Сванидзе и другие. Но мало ли что может быть? Могут они возникнуть, а могут не возникнуть. Появятся возможности — мы будем их использовать, не появятся — мы будем идти тем путём, который задан. Появятся трудности? «Тяжкий млат, дробя стекло, куёт булат». Кто-то отойдёт, а кто-то придёт, а, главное, что трудности, как и любые испытания, сплачивают людей, если у людей есть большая цель.

Ещё об одном деле, касающемся деятельности. Мы всё-таки решились проводить летнюю школу. Мы проведём её, в зависимости от обстоятельств, либо в конце июля, либо в начале августа. Она продлится неделю. Мы обещаем тем, кто далеко живёт, — на Дальнем Востоке, в Сибири и так далее, что, если они не смогут приехать, то пройдёт год, и мы устроим зональные школы. Им будет гораздо легче в них собираться. Мы обязательно будем это делать — мы будем людей учить и собирать. Объединять, учить и собирать. Мы не хотим использовать людей, отдаивать, мы хотим давать. Это великое счастье — дать человеку возможность стать лучше. Нет большего счастья в жизни, чем отдать.

Но это огромная машина. Организационную машину мы на себя возьмём, но, как я уже сказал, и на чём я буду настаивать категорически — в этом движении не будет никаких двусмысленностей, связанных с экономикой. Вы сможете сами потратить деньги на дорогу, приехать, сами оплатить то, что там будет происходить с точки зрения вашего проживания, а мы постараемся сделать, чтобы было предельно дёшево. Сами питаться. Всё, что мы делаем, — это интеллектуальный продукт и организационный продукт. Нас в этом нет. Мы не собираем деньги на счёт, как господин Навальный, мы не ищем спонсоров, потому что знаем, что, кто платит деньги, тот заказывает музыку. Мы берём на себя свою долю общественного труда. У нас уже сто и более часов люди потратили на поиск мест и переговоры с местными администрациями, другие люди готовят контент, чтобы это действительно было обучение. Всё остальное сделаете вы. Это должно быть предельно аскетично.

Я буду жить в таких же условиях, в каких живут все остальные, есть ту же пищу, которую едят все остальные. И весь мой штаб будет делать всё то же самое, что делают остальные. Ситуация предельного равенства во всём и предельного аскетизма. Любой другой путь — это путь, нам известный. Это путь в "Селигер". Кто туда хочет? — Пожалуйста. Мы идём другой дорогой. Кстати, знаете, кто ещё ведёт другой дорогой? Я не говорю об официальных лицах. Господин Навальный ведёт, который говорит, что они тоже будут готовить школу. Но они-то будут готовить школу для сноса власти, как говорит господин Навальный. Обратите на это внимание. Это очень серьёзный вопрос. Обратите внимание на то, что в Москву должен приехать новый посол, господин Майкл Макфолл. Это очень серьёзная фигура, которая зря ни в одну страну не приезжает. Обратите на всё это внимание. Потому что события не просто назревают. Они уже бурлят.

Мы собираем летнюю школу для тех целей, которые мы обозначили. Мы будем учить людей воевать с регрессом, с оскотиниванием, с этим гигантским распадом на мелкие группы. Мы будем учить людей идеологическому синтезу, всему остальному, всем формам борьбы. К той борьбе, о которой говорит господин Навальный, мы придём в одном случае: если начнётся что-то типа Беловежской Пущи. Ровно в момент, когда начнётся это или египетско-ливийский сценарий, мы, как предельно лояльные граждане, вмешаемся с тем, чтобы не допустить распада страны. Всё. Ни в какой другой ситуации ни во что мы вмешиваться не будем. Любое опережающее вмешательство я буду категорически пресекать. И каждому, кто к этому рвётся, добро пожаловать к Навальному или к Лимонову. Но не сюда. Понятно?

Недавно я и близкие мне люди съездили в Красноярск по приглашению депутата Государственной Думы Юрчика Владислава Григорьевича. Мы приехали туда, провели там несколько дней, имели много встреч, выступали в газетах и по телевидению. Много говорили о существе происходящего. И в следующей части передачи я буду говорить об этом более подробно. Здесь же скажу только одно. Только после поездок в Ленинград и Красноярск и после встреч в Москве с членами клуба «Суть времени» я понял, какое фантастически новое событие — виртуальный клуб «Суть времени». Какой новый человеческий материал собирается под эту программу, под программу поиска «козы», восстановления своего контакта с нею и также её осёдлывания. Какой новый материал, умный, дисциплинированный. Я твёрдо сейчас могу сказать, что проект состоялся. И что мы все можем с вами гордиться тем, что происходит в Красноярске, Ленинграде, Москве. И я надеюсь во всех других городах, которые раньше или позже я обязательно посещу.

На следующей неделе я уезжаю в Казань. Вот так мы будем двигаться по стране постоянно. Это новый общественный вид деятельности, который абсолютно выбивает меня из колеи с точки зрения времени и трудозатрат, но с которым я обязательно справлюсь. Ещё одно, поскольку мы здесь с вами должны были обсуждать деятельность по распространению идей. Телевидение — это восьмой элемент той огромной карты, которую я нарисовал и которой посвящена вторая серия передач «Суть времени». Вот тут написано «Книги, журналы».

* [Международная политика] *


Нами, работниками нашей организации «Экспериментальный творческий центр» и очень близкими к нам людьми создана и издана книга «Политическое цунами». Аналитика событий в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Это полноценная книга, созданная коллективом в составе: Сергей Кургинян, руководитель коллектива, Юрий Бялый, Анна Кудинова, Ирина Кургинян, Владимир Новиков, Владимир Овчинский, Мария Подкопаева и Мария Рыжова. Это уникальная книга, потому что никто никогда за 3-4 месяца полноценную книгу о происходящих событиях не создавал. Особенно, таких сложных. Мы обработали материал в апреле. Дальше его нужно было превратить в книгу с осмыслением и всем прочим. Эту книгу надо было отредактировать, издать и перевести на английский язык и сделать английский вариант.

Мы всё это сделали. Параллельно с тем, как мы делали «Суть времени», ездили по городам и весям, интересовались тем, где и какие существуют пионерлагеря, другие места, где можно проводить летние школы. И так далее, и тому подобное. Осуществляли те работы, которые являются нашей профессией, нашим профессиональным долгом, от которых мы отказаться не можем.

Вот, мы издали эту книгу. Эта книга — интеллектуальное оружие. Ознакомьтесь с ней внимательно — она достаточно простая и серьёзная. Это впервые книга, в которой мы не хотим даже никаких особых идеологизаций. Мы хотим математически сухо доказывать себе и другим, что именно происходит. Мы не хотим игры в поддавки, не хотим работать под свою идею. Если в мире на самом деле ничего особенного не происходит... Или если американцы не стоят за всеми этими событиями, или не оказывают этим событиям, — чтобы поточнее сказать,— всяческую поддержку, и военную, и прочую, то мы отметаем свою идею. Пожалуйста, пусть кто-то нам докажет, что это не так. Но мы доказываем в этой книге абсолютно неопровержимо, используя высказывания самих же американцев, рассматривая логику событий, что это так! И что без «козы» и ни туды, и ни сюды.

Мир зашёл в тупик. Конь отбросил копыта. И пытаются этот мир перестроить на такие модели, которые вообще не совместимы с нашей жизнью. Или мы найдём козу и спасём себя и мир, или мы около коня с отброшенными копытами погибнем. Змея выползет из этого трупа и нас укусит первыми. И не только нас, но и весь мир. Короче. Вот это [книга] — интеллектуальное оружие. Вот мы говорим: «Книги и журналы», — и делаем. Это мы сделали, так же, как мы сделали отчёт [соц.отчет по опросу АКСИО-1] и распространили его по всем ключевым организациям страны, по всем ключевым лицам. Распространяйте по массам. Мы своё дело сделали. Делайте вы. Вы пришли работать — работайте. Теперь наступила череда этой книги. Это серьёзнейший этап нашей работы.

Я ставлю следующие задачи. Первое. Ознакомьтесь с этим. Ознакомьтесь с этим внимательно. Это несколько дней работы. Прочтите это от корки до корки с карандашом. И потом, в течение хотя бы половины дня по горячим следам подумайте... хоть на диване, хоть в лесу... Подумайте. Подумайте сами для себя. Вот это — диагноз или нет? Если это так, то, что делать мне лично, как гражданину страны и человеку, живущему в общности людей, называемой человечество? Дальше. Распространяйте это любыми способами, так, как можно. Работайте с этим, создавайте продукты на основе этого. Дополняйте это, обсуждайте это. Это огромная работа.

Мы сделаем так, что эту книгу прочтут все. Её политическая задача элементарна и чрезвычайно необходима. Все представители политического класса, который проклял козу и теперь стоит у этого коня с откинутыми копытами, все представители нашего политического класса должны понять, что перезагрузка невозможна. Что по причине того, что конь отбросил копыта, а также по массе других причин, нет возможности для компромисса с теми, кто всё время говорит о компромиссе только для того, чтобы, как и в перестройке первой, теперь и во второй перестройке подталкивать нас по дороге к гибели.

Нет возможности для компромисса. Их теперь нет. Мы их хотим. Честно говорю, что я их хотел всегда. И тоже готов был на многое, потому что понимал, что такое отсутствие компромисса. Так вот, их нет. И мы это доказываем математически любому грамотному человеку. И тут я перехожу к актуальной политике.

В «Тайм» Саймон Шустер пишет статью. «Какой ценой Медведев может заплатить за посредничество в Ливии» (http://www.inopressa.ru/article/02jun2011/time/medvedev— libya.html). Он говорит о том, что «5 апреля российский сенатор и дипломат Михаил Маргелов опубликовал статью «Арабский мир становится другим», в ней говорилось, что Россия имеет хорошие шансы на роль посредника в Ливии". "Но ей следует внимательно взвесить политические риски», — говорит уже «Тайм»!

То есть Маргелов говорит: «Я буду посредником». «Тайм» (!) говорит Маргелову: «Господин Маргелов, взвесьте политические риски, мы Вас умоляем»! «Тайм» ему говорит!

«У нас много дел внутри страны, скоро выборы», — написал Маргелов. «Теперь эти слова кажутся пророческими, — замечает журналист Саймон Шустер. — США попросили президента Медведева склонить Каддафи к соглашению, а Медведев согласился и отправил в Ливию Маргелова".

"Это неожиданное решение", — господин Шустер говорит, напоминая, что спецпредставителем РФ по Африке Маргелов был назначен всего два месяца назад. «Я стучу по дереву, но трудно предугадать, что будет», — сказал Маргелов во вторник в интервью журналу.

Лучше бы он постучал по другому месту, отличающему прочие существа от гомо сапиенс. Или, точнее, прошу прощения, лучше бы он постучал по другому месту, отличающему гомо сапиенс от других существ, в котором расположено такое не очень необходимое нашей элите устройство, которое называется мозг. Другие говорят: разум.

«Я стучу по дереву, но трудно предугадать, что будет», — сказал Маргелов во вторник в интервью журналу. "Наилучший, по мнению Запада, сценарий заключается в том, чтобы Каддафи уступил власть повстанцам".

Это повтор поездок Черномырдина к Милошевичу. Когда Клинтон начал проваливаться в Сербии, Черномырдин ездил к Милошевичу. Но Милошевич и Каддафи — люди разные. Я твёрдо убеждён, что это принципиально разные породы людей. К счастью для человечества.

"Но убедить Каддафи не могут ни бомбардировки НАТО, ни президент ЮАР Джейкоб Зума. «Трудно предположить, что у Маргелова больше шансов, причём, риски, упомянутые в его апрельской статье, никуда не делись», — пишет Шустер. Между тем в ближайшие месяцы Медведеву придётся как-то убедить Путина позволить ему баллотироваться в 2012 году, полагает журнал".Я цитирую «Тайм». У нас наши западники, либералы очень любят иностранные издания. Вот, я просто цитирую, как автомат. "Между тем в ближайшие месяцы Медведеву придётся как-то убедить Путина позволить ему баллотироваться в 2012 году, пишет журнал «Тайм» Не господин Кургинян, а журнал «Тайм»! "А Путин неоднократно заявлял, что не желает иметь отношения к западной авантюре в Ливии. «Похоже большинство россиян с Путиным согласно», — замечает обозреватель".

"Вплоть до прошлой недели Медведев, как представитель России, оставался сторонним наблюдателем. Но на саммите G8 он изменил позицию: подписал декларацию, в которой говорится, что Каддафи должен отказаться от власти, и согласился на посредничество в Ливии. «Это невероятно рискованный ход» — пишет «Тайм».»Тайм» это уже пишет!

"Впрочем, Маргелов считает, что посредничество России увенчается успехом".Цитата: «Мы не сожгли мостов...». Это говорит Маргелов, наш сенатор! Вслушайтесь...»Мы не сожгли мостов ни в отношениях с Каддафи, ни в отношениях с повстанцами. Это и есть чудесный товар, который мы можем выменивать на политическом рынке». Вы слышите или нет? Вот этот язык скверны. Вы слышите?!

«Это и есть чудесный товар, который мы можем выменивать на политическом рынке».Убитые внуки Каддафи — товар, который будет выменивать Маргелов на политическом рынке? Он это сказал, — это ливийцы не прочитали? Он людей за кого держит? Наш представитель!

"Немецкий эксперт Александр Рар отметил, что Россия, возможно, захочет застолбить за собой нефтяные активы в Ливии".

Тот, кто ведёт себя, как концентрированная скверна и разговаривает на этом, даже не уголовном, а просто нечеловеческом языке, публично, перед всем миром, оскорбляя наше национальное достоинство, вместо активов в Ливии получит это [показывает фигу] на первое, второе и на десерт.

"Немецкий эксперт Александр Рар отметил, что Россия, возможно, хочет застолбить за собой нефтяные активы в Ливии".»И всё же, — цитируется статья, — участие Медведева в событиях в Ливии позволяет накануне выборов обвинить его в холуйстве перед Западом» («Тайм» пишет!) «А это, пожалуй, самое худшее из возможных оскорблений для российских лидеров». Я только цитирую «Тайм»!

"По мнению Шустера, шансы на успех российского посредничества невелики".А теперь Рар: «Каддафи поймёт, что Россия не может играть никакой роли, кроме роли почтальона Запада». Пишет немец! Вы ощущаете эту немецкую пощечину, справедливую в данном случае, по нашему национальному лицу? "Но это не тот имидж, — продолжение цитаты — на который рассчитывает Медведев в ходе ливийского вопроса, да и предстоящих выборов у себя дома".

Дальше я открываю статью Михаила Маргелова «Арабский мир становится другим» (http://www.ej.ru/?a=note&id=10931).И что я читаю? «Часть общества уверена, что все события в Северной Африке и на Ближнем Востоке, конечно же, результат сиономасонского заговора». Блатнягу эту, господин Маргелов, кончать надо! Сиономасонского заговора! Есть господин Маргелов и идиоты, которые ничего не понимают в происходящем. «Козней ЦРУ и конспиративных геополитических соображений. И в Ливии, в частности. А цели тех, кто собственно восстал, неизменно выносятся за скобки».

Цели «Аль-Кайеды» не выносятся за скобки, господин Маргелов! Вы всё понимаете, в отличие от многих других. И это усугубляет ответственность Вашу за каждое сказанное слово. «Судя по спутанности, которая охватила западных лидеров после начала событий в регионе, Запад вряд ли их готовил». Вот есть книга «Политическое цунами». Там Запад сам рассказывает, как он их готовил. А если господин Маргелов, как специалист, использует слово «вряд ли», то ему надо снова пойти в МГИМО и поучиться там, сложив с себя все остальные обязанности.

«Если бы США подстрекали к восстаниям, то американцы и их союзники действовали бы выверено ещё до начала демонстраций. А пока что бомбёжки Ливии напоминают спонтанную реакцию на неожиданность...».Какую неожиданность? Что Вы имеете в виду?

Не надо «искать американские нефтяные интересы в Ливии, не те масштабы добычи углеводородов». А что, нет ничего, кроме углеводородов? А господин Крейг, знакомый Маргелова, не описал, какие там есть интересы? Он не рассказал, что американцы ведут великую войну с Китаем на этой территории? (http://www.youtube.com/watch?v=R64IEOBWFQc... 488FD6E0E77CE2C) Все, кто не согласны с идиотизмами, которые изрекают люди, которые поджали хвост и выполняют некую низкую функцию, конечно, должны быть сторонниками сиономасонского заговора или ещё Бог знает чего. Господин Маргелов сам решил свою судьбу в российском политическом классе! Его никто к этому не вынуждал!

Дальше там начинается, как именно подорвётся американская геополитика, если в Ливии всё будет не так, или в Йемене, или где-то ещё. Господин Маргелов, Вы так беспокоитесь по поводу американской геополитики? Становитесь сенатором Соединённых Штатов Америки и спецпредставителем господина Обамы. И беспокойтесь об американских геополитических интересах! А если Вы сенатор нашей страны и представляете интересы нашей страны, то, пожалуйста, расскажите нам, в чём наши геополитические интересы.

Суть происходящего (как я уже неоднократно говорил), заключается в том, что есть объективные причины, которые американцы изменить не могут. Они не могут заставить свой народ работать за вдесятеро меньшую плату, и не могут вдруг сделать его более интеллектуальным, и не могут развить в нём мобилизационную способность, и не могут изменить его тягу к комфорту, и не могут изменить его структуру и многое другое. И структуру своей экономики. Все объективные обстоятельства требуют от американцев отказа от гегемонии. Но американец или, шире говоря, англосакс, когда возникают объективные обстоятельства, требующие отказа от гегемонии, уничтожает объективные обстоятельства, а не отказывается от гегемонии. Говорил это, и повторяю ещё раз. Так это будет всегда. Это великое свойство данной цивилизации, данного мира — будет наиболее точное слово. Не люблю слово "цивилизация".

Вот этот мир, когда ему говорят, что объективные обстоятельства требуют его отказа от гегемонии, он говорит: «Раз объективные обстоятельства требуют моего отказа от гегемонии, то я уничтожу объективные обстоятельства». Каким образом? С помощью гигантского военного превосходства. С помощью печатного станка, который обеспечивает это военное превосходство. Притом, что военное превосходство забивает в горло любому, кто не согласен, доллары, включая всяких там африканских лидеров. Пустые бумажки, которые печатают, авианосцы забивают в глотку каждому, кто говорит, что я не хочу. И все лица вдруг становятся счастливыми.

И, наконец, есть обстоятельство под названием softpower. Возможность обеспечивать разного рода демократические революции. А дальше все обстоятельства становятся как бы триедиными. Из точек превращаются в треугольник. Толпа говорит о том, что она восстала. Её начинают поддерживать, как единственную легитимную просто потому, что её же сами подняли. Дальше авианосцы её поддерживают, а деньги поддерживают авианосцы. И круг замыкается.

В этой ситуации нет почвы для компромисса. Нет почвы для компромисса, когда шавки из ОБСЕ требуют, чтобы нас вывели из числа победителей во Второй мировой войне. Потому что когда нас выводят из числа победителей во Второй мировой войне (а только в этом суть десталинизации и всего остального — никого Сталин не интересует, это должен понять каждый гражданин страны), когда нас выводят из числа победителей во Второй Мировой войне, то следом за этим нас будут кончать. Ситуация именно такова. Она доказывается тысячами обстоятельств.

И в этой ситуации мы ставим вопросы ребром. Каждый, кто действительно верен национальным интересам, стратегии России, не будет себя вести, как господин Маргелов. Он честно скажет, что так себя вести нельзя. Честно, вежливо. Если на этом кто-то будет настаивать, он сложит с себя обязанности. Если ему предложат десталинизацию, он выйдет из Совета, в котором происходит десталинизация. И он-то в итоге и выиграет.

Вот поверьте мне. Не первый день живу на земле. Он-то и выиграет, а все остальные покроют себя позором и, ища всякого рода прагматических выгод, не получат ничего, кроме этого позора. В конечном итоге не получат ничего, как ничего не получил Горбачёв и многие другие. Но даже если он временно что-то и получит, есть и народная память, и мёртвые, которые смотрят на нас, и честь, и долг для кого-то... Кто-то верит, что есть и мир иной, где воздастся за всё, за каждую молекулу низости. И пусть никто не думает, что мы уже не в состоянии понимать, чем низость отличается от чести. Мы понимаем.

Да, мир регресса... Да, мир скверны. Это мир, в котором нет чести. Но это у кого-то её нет. В тот момент, когда её не будет ни у кого, жизнь здесь кончится. И мы не позволим постоянно размножать эти вирусы. Мы не позволим преумножать число людей, теряющих честь. Мы не позволим учить людей бесчестью, денно и нощно! Мы этого вам не позволим. И в этом смысл нашей войны, интеллектуальной и иной. Если вы развяжете иную.

Теперь я перехожу к «Политической теории» на практических примерах. На примере той же поездки в Красноярск и всего, что из этого следует. Мы должны осуществлять некую сборку, некий синтез, но мы осуществляем его в определённой ситуации. Трагедия нынешней ситуации состоит в том, что существует глубочайший кризис всего мирового левого мировоззрения, отказавшегося от марксизма, не сумевшего развить его в должной мере, не сумевшего найти ничего нового вместо марксизма. Левое мировоззрение пребывает в состоянии ничтожества и, пока мы его не выведем из этого состояния ничтожества, сборка не произойдёт.

Наша задача огромна. Но у нас нет возможности её не выполнить, потому что если мы её не выполним, мы не соберём силы. Если мы не соберём силы, мы не переломим ситуацию. А если мы не переломим ситуацию, мы погибнем. Поэтому мы эту задачу выполним.

И когда мы говорим о "четвёртом проекте", о строительстве будущего, о сверхмодерне и обо всём остальном, мы как раз к этому и стремимся. Но эта задача имеет, как чисто умственные обертона, так и обертона практического действия. Нам сейчас очень важно рассматривать не только то, что идёт от ума, но и то, что идёт от действий.

Что я увидел, приехав в Красноярск? Я увидел, первое, — прекрасную, очень качественную, спокойную, уверенную в себе и работающую структуру «Сути времени». Но если бы существовала только эта структура, то политическая теорема была бы слишком проста — живи себе, развивай структуры и так далее. Но не забудьте, в структуре, предположим, до ста человек, чуть меньше, семьдесят-восемьдесят, не важно. Ну, будет их двести.

Но, наряду с этой структурой «Суда времени», которая собралась искать козу, осёдлывать её и ехать, и разбираться, почему она хорошая, а не плохая, и готова действовать, и состоит из людей определённого уровня политической квалификации (может быть, ещё недостаточного уровня, но достаточно высокого), есть ещё огромная левая недовольная масса. Меня часто упрекают в том, что я что-то говорю о господине Зюганове. Ну, я уже (горбатого могила исправит) это 17 лет говорю, предсказываю, что будет, и каждый раз не ошибаюсь. Ну, не буду я перед выборами придавать этому слишком острый характер, если совсем уж скверные события не начнут происходить в левом движении, что тоже возможно.

Но пока что я буду мягок, как никогда, и поэтому скажу простейшую вещь... Что ленинградский горком, ленинградскую партийную организацию, если говорить точнее, разгромил не Кургинян, а господин Зюганов. И московскую партийную организацию разгромил не Кургинян, а господин Зюганов.

И тысячи недовольных людей с коммунистическими советскими убеждениями в Красноярске недовольны господином Зюгановым не потому, что им недоволен господин Кургинян. На господина Кургиняна наплевать. Они недовольны им по совсем другим причинам, вот ведь что обидно. И никак на Кургиняна это не спишешь, по причинам, связанным с поведением самого господина Зюганова и его ближайшего окружения, нарушающих всё на свете. То, что они нарушают устав своей партии — это их дело, но они нарушают логику происходящего. Когда они теряют сотни тысяч людей, которые их любят, любят их идею и всё остальное, они же понимают, что они сотни тысяч людей в тюрьмы не посадят и не расстреляют.

Эти сотни тысяч людей, — это сограждане, это свободные люди, и эти люди хотят самоорганизовываться вокруг советских ценностей. Они же не могут им не позволить это делать? Дай Бог, если формы этой самоорганизации будут предельно мягкими по отношению к господину Зюганову. Но люди-то хотят самоорганизовываться сообразно их собственным суждениям. Если они относятся негативно, они и самоорганизуются негативно. И что же с этим делать? Не давать им самоорганизовываться, считать, что эта их самоорганизация — есть происки злых сил против великой КПРФ? Ну, всенародники КПРФ, войдите в берега! Чего вы хотите от людей? Они ищут смыслов, ищут форм самоорганизации, сообразно их умонастроениям. Наверное, они будут голосовать за КПРФ на выборах, потому что они люди с советскими коммунистическими убеждениями, а может быть нет. Но они уже никогда туда не придут. Но куда-то они придут!

И вот, благодаря товарищу Юрчику и другим товарищам, я встречаюсь с этой аудиторией. Это аудитория, очень знакомая мне по газете «Завтра». Это аудитория «Суда времени». Это не аудитория «Сути времени». Люди приехали из далёких городов, из маленьких городов, из таёжных посёлков, неизвестно откуда. За 300-400 километров. Они горят, понимаете? Они горят определённой страстью. Они унижены, они хотят действия. Они хотят отстаивать свои ценности. У них нет интернета. Они иногда по складу своего характера не очень склонны к тому, чтобы им пользоваться. Вот я тоже компьютером не пользуюсь, к стыду своему. Да, много таких людей. Но они же самоорганизуются!

А есть два типа элиты. Одна, которая нам не нужна, и которая, увидев, что вроде как есть некий успех, хочет к этому успеху пристроиться. А другая часть, с которой я вдруг столкнулся, — это такой вариант Верещагина из фильма «Белое солнце пустыни». Ему, с одной стороны, говорит этот Абдулла (я не помню наизусть, может быть ошибусь): «Хороший дом, красивая жена, что ещё нужно человеку, чтобы встретить старость?» А с другой стороны, ему говорит Сухов: «Павлины, говоришь? Хе!» И вдруг этот Верещагин звереет. У него действительно хороший дом, павлины, жена и всё прочее. И он лезет на это судно и начинает крутить руль и извлекает из себя замечательную в своей бессмысленности фразу: «Ты ведь меня знаешь, Абдулла. Я мзду не беру. Мне за державу обидно!». За какую державу — непонятно. Ничего нет, если вдуматься. Гражданская война идёт.

Но он это говорит, потому что он вдруг понимает, что в жизни есть смысл, в жизни есть идеальное, в жизни есть что-то, ради чего стоит иначе посмотреть на дом, на комфорт и на всё, что угодно. И такие люди тоже есть, и они для нас — желанные участники борьбы с регрессом. Те, кто ищут здесь выгод, должны знать, что дверь будет плотно закрыта. А те, кто ищут здесь смысла, дорога открыта сколько угодно. И такие люди тоже есть.

И внутри всего этого возникает определённая политическая теорема. Участники «Сути времени», подумайте об этом. Потому что тут нужна и энергичность, и осторожность. Берегите себя, потому что вы представляете собой очень важный России, уже состоявшийся, хотя очень незрелый, социальный феномен. Идите к другим, не растворяясь в другом и понимая, что вы уже существуете и в практическом процессе, что вы уже взрослые, как бы вы ни были молоды. Но идите, идите к людям, которые ищут советских смыслов. И несите к ним правду. Организуйте их без всякой оглядки на то, любят они каких-то отдельных псевдокоммунистических бонз или не любят. Это люди, которые имеют право и на самоорганизацию, и на ценности, и на смыслы.

Стройте вокруг этого всего сложную систему, уравнения со многими неизвестными. И ни в коем случае не растворяйтесь в этом. Растите сами и не растворяйтесь. Услышали меня? Потому что вы уже фактор. Стройте диалог с другими, не ограничивайтесь этим левым полем. Стройте диалог со всеми. И, строя диалог со всеми, развивайте себя. И вот это есть политика и политическая теория одновременно. Потому что вне этой политики и этой политической теории нет движения вперёд. Такова наша жизнь. Сталин говорил: «У меня для вас других писателей нет». У меня для вас нет ни другого времени, ни другой страны. Есть то, что есть. Думайте. Думайте, думайте и думайте. Вы уже взрослые и вы на самом деле очень неслабые политически люди. Думайте, как взрослые.

Знаете, когда-то давным-давно, чуть не сто лет назад, те, кто что-то делали в стране, были моложе вас в среднем. И не надо думать, что они были семи пядей во лбу. Они были менее образованы, чем вы. И они сделали великое дело, потому что его надо было сделать. И вы его сделаете. Обязательно сделаете, если не поддадитесь соблазнам регресса и скверны, соблазнам всего того, что кипит вокруг. Соблазнам всего того, что насадил враг. Соблазнам всего того, что не совместимо с вашей и нашей национальной жизнью. Вот это всё надо изгнать и работать, потому что один из соблазнов — не работать, а лежать на диване, размышлять о скверности всего происходящего, скорбеть о том, что сил слишком мало. Сил уже много! А будет ещё больше.

Что же касается политической философии, которая составляет четвёртый раздел, то подумайте о козе и коне. Вот об этой кривой русской козе развития, к которой мы ещё неоднократно будем возвращаться. О величии русской трагической судьбы, от которой вас хотят отвернуть и отвратить. Подумайте о ней и об этом коне. Не ругайте коня. Не надо ругать красивого, большого коня, великолепного — и отбросившего копыта.

Думайте об этой козе и связывайте эти мысли свои и всё то, что их развивает, а я, разумеется, говорю не только о символе и метафоре. Я говорю о большой политической теории, теории этого развития, теории русского альтернативного развития, которая и есть то, что вело русских через тысячелетия, привело их к империи, создало специфику развития империи в течение нескольких веков, породило Советский Союз. И без чего невозможен ни русский смысл, ни русская жизнь.

Думайте об этом, развивайте это, несите это людям, и мы победим.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх