,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other

Лечение наркомании. Лечение заболеваний. Лечение вредных зависимостей
renms-moskva.ru

Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Исламизация Европы: миф или реальность?
  • 30 мая 2011 |
  • 11:05 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 122836
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
+1
Опубликованный в 2005 г. фантастический роман писательницы Е. Чудиновой «Мечеть Парижской Богоматери» вызвал в России большой общественный резонанс. Критики обвинили автора в православном экстремизме, расизме, нетерпимости к другим религиям и национальностям. Почитатели увидели в романе «грозное пророчество», подобное знаменитым «О, этот дивный новый мир» Хаксли или «1984» Оруэлла.

Будущее Европы представляется в романе совершенно трагическим. Через несколько десятилетий Евросоюз объявляет ислам государственной религией, Собор Парижской Богоматери превращается в кафедральную мечеть «Аль-Франкони», как некогда это случилось со Св. Софией в Константинополе. «Старые» европейцы сосланы в гетто, их дочери отправлены в гаремы и публичные дома, церковь вынуждена возвратиться в катакомбы и т.п.

Можно по-разному оценивать идеи и художественную ценность романа Е. Чудиновой, но несомненно, что уже в ближайшем будущем именно ислам действительно может коренным образом изменить облик Европы, а значит, и всего мира. В настоящее время в Западной Европе проживает от 15 до 24 миллионов мусульман. Демографы предсказывают, что к 2015 г. численность мусульман в Европе удвоится благодаря высокому уровню рождаемости и массовой иммиграции из стран Северной Африки и Ближнего Востока. Мусульманские районы и пригороды появились в Париже, Берлине, Лондоне и многих других европейских городах.

В течение нескольких десятилетий трудности социально-экономического и демографического характера вынуждали страны Евросоюза легализовать и даже пропагандировать иммиграцию из мусульманских стран. Европейские политики проповедовали идеи толерантности, несовместимые с взглядами С. Хантингтона, который в своей книге «Столкновение цивилизаций» утверждал, что Европа и ислам — это два антипода, две изначально враждебные антагонистические цивилизации. Однако господствовало мнение, что интеграция мусульманской диаспоры в европейское общество будет способствовать сближению христианской и исламской цивилизаций.

Прежняя европейская модель строительства единой гражданской нации в рамках национального государства (как и «плавильный котел» в США) давно перестала работать. Ей на смену пришла концепция мультикультурных, многоконфессиональных, а с недавнего времени и многоязычных сообществ. Для приверженцев демократии и либерализма эта концепция представляются логическим развитием европейской цивилизации. В ее основе лежат такие принципы, как личная свобода, всеобщее избирательное право и равенство всех граждан, независимо от пола, расы или религиозной принадлежности. В странах Западной Европы права меньшинств гарантированы и защищены государством. При этом не делается никакой разницы между «старым» и «новым» населением: их права на самобытное существование должны защищаться демократическим государством в равной мере.

Идеи синтеза ислама и европейской цивилизации нашли свое выражение в виде исламского либерализма, или Евроислама, то есть либерального, проникнутого европейской культурой ислама.

Духовным лидером евромусульман считается швейцарец египетского происхождения Тарик Рамадан, который настаивает на сближении европейской культуры и ислама, на адаптации мусульман к европейской цивилизации и на решительном размежевании ислама и арабской культуры. Он поддерживает идею демократии, выступает против замыкания муcульман в собственных гетто, выступает за смягчение законов шариата в условиях Европы, призывает мусульман изучать язык страны проживания и активно включаться в европейское общество.

Одним из наиболее известных сторонников Евроислама является ректор Большой Парижской мечети Далиль Бубакер, который считает, что французские мусульмане должны стать приверженцами европейской цивилизации, но при сохранении исламской идентичности. По мнению Д. Бубакера, рост влияния радикального ислама и отсутствие широкой поддержки либерального ислама вызваны бездействием и излишне либеральной политикой властей европейских государств. «Мужчины-исламисты активно действуют в организациях при мечетях. Сторонников экстремистских организаций становится все больше — в этом проблема. Женщины же с такими взглядами нарочито подчеркивают свою приверженность экстремизму пресловутой чадрой. Из-за терпимости, которую власти проявляют по отношению к экстремистам, радикальный ислам все больше утверждается во Франции, в Европе, во всем мире. И это при том, что власти Алжира, Туниса и Марокко активно с ним борются».

С целью налаживания диалога мусульман с государством и обществом в 2002 г. был создан специальный Французский Совет мусульманского культа (ФСМК). В результате свободных выборов в мусульманских общинах французских городов его главой был избран Д. Бубакер. ФСМК стремится нейтрализовать влияние исламистов, призывает мусульман уважать европейские структуры, европейский образ жизни и относиться к религии как к делу частному.

Сторонники либерального ислама подчеркивают глобальный характер угрозы со стороны радикальных исламистов: «теперь исламские радикалы все заметнее распространяют свое влияние, завоевывают более прочные позиции в мусульманском сообществе. В основном они связаны с Саудовской Аравией и исповедуют ваххабизм. Они склонны политизировать религию, внедряться в политическую жизнь. А это крайне опасно». Поэтому они призывают власти Франции и всей Европы обеспечить всемерную, в том числе финансовую поддержку либеральному течению ислама и использовать накопленный в светских мусульманских государствах опыт борьбы против исламских радикалов.

В 2008 г. во время очередных выборов руководства внутри ФСМК разгорелась борьба за власть между «алжирской» и «марокканской» общинами.

Во Франции насчитывается примерно полтора миллиона выходцев из Алжира и миллион — из Марокко. Первые претендуют на главенство в совете, ссылаясь на свое арифметическое большинство, вторые — на число практикующих мусульман. Верх одержали «марокканцы», которые, как и «алжирцы» позиционируют себя как сторонники либерального ислама. Несмотря на это, репутация ФСМК оказалась сильно подорванной, так как выборы наглядно продемонстрировали, что для противоборствующих сторон принцип этнической солидарности до сих пор сохраняет куда большее значение, чем декларируемая приверженность европейской демократии и либеральным ценностям.

Идея интеграции мусульман в европейскую цивилизацию не стала доминирующей в среде мусульман. Наоборот, в отличие от прошлых лет все больше мусульманских мигрантов и их потомков принципиально отказывается интегрироваться в европейское общество. О том, какие взгляды на будущую судьбу Европы преобладают в среде мусульман, можно судить по высказываниям шейха Юсуфа аль-Кардави, который возглавляет Европейский совет по фетвам и исследованиям, является президентом Международной ассоциации исламских ученых (наиболее представительной организации такого рода) и духовным лидером многих других мусульманских организаций по всему миру.

Юсуф аль-Кардави выступает за диалог с немусульманами, но призывает изолировать проживающих в Европе мусульман от западной цивилизации и настаивает, что у мусульман «должно быть свое маленькое общество в рамках большого общества, в противном случае они растворятся в нем, как соль в воде».

Шейх Кардави предлагает мусульманам воспользоваться историческим опытом евреев: «Что сохранило еврейскую специфику на протяжении последних веков? Это маленькая община, сохранившая идеи и обычаи, она называлась «еврейское гетто». Старайтесь создать свое собственное «мусульманское гетто».

Большинство имамов местных мечетей составляют лица, прошедшие обучение в арабских странах, которые часто не владеют европейскими языками. По мнению шейха Кардави, внутреннее управление в «мусульманских гетто» должно осуществляться на основе принципов шариата, «островки ислама» должны иметь собственных улемов, которые будут отвечать на вопросы каждодневной жизни мусульман. Как предвидит шейх Кардави, по мере роста численности мусульман Европы будет происходить «постепенное окружение островками ислама немусульманского населения». Он не сомневается, что «ислам вернется в Европу как завоеватель и победитель, после того как был изгнан отсюда дважды, однако это покорение будет происходить не мечом, а проповедью и идеологией».

Происходящие в Европе процессы свидетельствуют о том, что взгляды шейха Кардави пользуются в среде местных мусульман несравненно большей популярностью, чем идеи либерального ислама. Уровень неприятия окружающей действительности в среде мусульман второго и третьего поколения постоянно нарастает и приобретает все более радикальные формы. В ноябре 2005 г. волнения мусульманской молодежи потрясли Францию, Бельгию и Германию. Официальные лица всячески подчеркивали социально-экономический характер выступлений молодежи и избегали говорить о религиозной принадлежности участников беспорядков.

В начале 2006 г. произошли волнения и уличные погромы в Копенгагене и других датских городах. Они стали ответом мусульманской молодежи на публикацию карикатур на пророка Мухаммеда в газетах Дании, Норвегии и ряда других европейских государств. Через два года события повторились. Второй «карикатурный скандал» в Дании начался после того, как полиция арестовала нескольких мусульман, которые планировали убийство автора карикатур.

Беспорядки в Дании совпали по времени с заявлением духовного главы Церкви Англии архиепископа Кентерберийского Роуэна Уильямса в поддержку идеи инкорпорирования норм шариата в британское законодательство. Р. Уильямс известен как последовательный сторонник прав всех меньшинств. По его мнению, гей-отношения отражают «любовь к Богу», он выступает за рукоположение лиц с нетрадиционной ориентацией и женщин, предоставление церковного благословения однополым бракам и т.п. По мнению Р. Уильямса, шариат может найти свое применение в юридической практике Соединенного королевства подобно тому, как это уже происходит с некоторыми нормами католицизма и иудаизма. Как заявил Р. Уильямс, это позволит предотвратить такое развитие событий, когда мусульмане будут вынуждены выбирать между преданностью религии и преданностью закону.

Идеи Р. Уильямса о целесообразности использования шариата в британской юридической практике были поддержаны британским премьером Г. Брауном, который назвал архиепископа мужественным человеком.

Европейские политики и чиновники продолжают рассматривать ислам как одну из религий, которая ничем не отличается от всех остальных. Однако ислам куда более политизирован, чем остальные религии в Европе, и игнорирование этого факта чревато большими проблемами.

Наряду с постоянно повторяющимися «бунтами пригородов», за последние четыре года в европейских городах были зарегистрированы сотни актов агрессии со стороны мусульманской молодежи, постоянно растет число антисемитских выступлений. В начале третьего тысячелетия европейские мусульмане превратились в активную политическую силу. Весной и летом 2001 г. массовые акции были проведены британскими мусульманами в фабричных городах средней Англии. В 2002 г. во время парламентских выборов во Франции массовые демонстрации французских мусульман в значительной мере парализовали активность правоэкстремистского Национального фронта. Европейские мусульмане во многом способствовали выработке Европой самостоятельной позиции по вопросу войны в Ираке в 2003 г. Зимой 2003/2004 гг. были проведены широкомасштабные акции европейских мусульман, которые были направлены против запрета французским министерством образования ношения хиджаба в школах. В европейских городах постоянно проходят массовые марши в поддержку Ирана, народа Палестины, против политики США и Израиля.

Европа стала объектом террористических атак исламских радикалов, организовавших взрывы в Мадриде и Лондоне, а также убийство голландского режиссера Тео Ван Гога в Амстердаме. Очевидно, что в первую очередь терроризм обусловлен теми процессами, которые происходят внутри мусульманских общин Европы. Многие мусульмане, принявшие участие в террористической атаке на США 11 сентября 2001 г., были мусульманами из европейских стран. Их мировоззрение формировалось в Европе, где сложились благоприятные условия для распространения идей радикального ислама, отрицающего либеральные и демократические ценности.

Большинство совершивших теракты 11 марта 2004 г. в Мадриде также составляли молодые мусульмане, принадлежащие ко второму или третьему поколению иммигрантов. Они не были связаны с зарубежными террористическими организациями, хотя и заявляли о том, что являются последователями «Аль-Каиды». В состав группы входили жители Мадрида, полноправные граждане Испании (большей частью марокканского происхождения), которые прониклись идеями джихада, в основном под влиянием информации, которую они черпали в Интернете на радикальных исламских сайтах. Та же картина наблюдалась в Великобритании, где лондонские теракты 7 июля 2005 г. были осуществлены молодыми мусульманами — полноценными британскими гражданами (именно это обстоятельство, а не сами теракты вызвало подлинный шок в британском обществе).

Сложившаяся демографическая ситуация укрепляет мусульман в уверенности, что рано или поздно Западная Европа станет частью исламского мира.

Широко бытует убеждение, что «чрево мусульманской женщины является наиболее эффективным средством исламизации Европы и всего мира».

Многие приверженцы ислама уверены в том, что уже в ближайшем будущем они возьмут «исторический реванш», что первой исламской страной Западной Европы станет Франция, из которой ислам начнет свое победное шествие по остальным странам континента и по всему миру.

Европейские государства достигли больших и неоспоримых успехов в деле защиты демократических прав и свобод своих граждан. Это в полной мере относится к правам проживающих в них меньшинств: религиозных, этнических, сексуальных. Однако либеральная политика не привела к интеграции мусульман. Совместить ислам и гей-парады и другие завоевания цивилизованной Европы в плане гарантирования личной свободы и самых причудливых форм самовыражения ее граждан не удается и вряд ли удастся в будущем. Наоборот, все большее число мусульман предпочитает жить в рамках собственной общины, исключительно по своим законам. Отказываясь от европейской идентичности, они делают выбор в пользу «чистого» ислама в его аравийской разновидности и ощущают себя в первую очередь частью всемирной мусульманской уммы. Именно этим поведение местных мусульман коренным образом отличается от поведения других меньшинств, которые, сохраняя свои культурные традиции и своеобразие, все же стремятся интегрироваться в то общество, где они проживают.

Необходимо подчеркнуть, что ислам, как и любая другая религия, сам по себе не несет угрозы миру и обществу.

Угроза государственным и общественным устоям возникает лишь тогда, когда ислам перестает быть религией и начинает использоваться в качестве политической идеологии, которая предназначена для захвата власти в отдельных странах, регионах или в планетарном масштабе (лозунг создания Всемирного халифата).

В условиях построенной на либеральных ценностях европейской цивилизации выработка особой политики по отношению к мусульманам, само их выделение из числа других меньшинств, представляется совершенно недопустимым нарушением демократии и общественной морали. Для сторонников европейского либерализма является совершенно неприемлемым принятие законодательных актов, аналогичных, к примеру, недавно принятому австралийскому указу об арабо-мусульманских иммигрантах, от которых «правительство ощущает угрозу терактов». В этом указе говорится, что «мусульманам, желающим жить в Австралии по законам шариата, придется покинуть эту страну». В Европе же высказывания о том, что ислам является угрозой для общества, влекут за собой обвинение в расизме и судебное преследование.

Приведет ли рост мусульманского населения к исламизации Европы? Многие исламские лидеры в этом не сомневаются.

К примеру, имам мечети военной академии им. короля Фахда в столице Саудовской Аравии шейх Мухаммед ибн-Абдель-Рахман аль-Арифи после смерти Папы Римского Иоанна Павла II заявил: «мы будем контролировать Ватикан, мы будем контролировать Рим и распространим там ислам, христианам же будет представлен только один выбор — принять ислам или платить джизью — налог, которым облагаются немусульмане за право на проживание в исламской стране».

Европейские политики могут и дальше делать вид, что мусульмане ничем не отличаются от остальных меньшинств. Но дальнейшее механическое следование по пути демократии и либерализма не может решить проблемы, существование которой очевидно. Оно ведет лишь к дальнейшей обособленности местных мусульман, росту влияния радикального ислама в их среде, что уже в скором времени может превратиться в реальную угрозу для внутриполитической стабильности. И чем дольше власти и общество будут закрывать глаза на проблему роста влияния радикального ислама в Европе, тем сложнее будет найти адекватные и действенные методы ее решения.

Александр КРЫЛОВ

Материал взят из совместного издания Института демократии и сотрудничества и Фонда исторической перспективы «Россия и Европа».

«Россия и Европа» — ежемесячный информационно-аналитический бюллетень, содержащий обобщенные материалы мониторинга СМИ и экспертных опросов, а также аналитические материалы сотрудников Института и Фонда, посвященные наиболее значимым событиям прошедшего месяца и прогнозам развития ситуации, материалы о деятельности Института и Фонда, анонсы их мероприятий.

Материал любезно предоставлен Фондом Исторической Перспективы

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх