,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Что на самом деле народ думает о "десоветизации"
  • 20 мая 2011 |
  • 22:05 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 271071
  • |
  • Комментарии: 10
  • |
0
Мне последние пару лет очень везёт в одном аспекте: пожелаю, бывает, что-то сделать, а оно раз, и само делается. Фактически, с неба в руки падает.

Было дело, в частности, мы с одним приятелем обсуждали его предложение сделать агентство по сбору статистики на добровольной основе. Я тогда сказал, что было бы очень круто, но не представляю, как такое поднять. Людей нужно много, сил много, времени много. Результаты бы оно дало потрясающие, но, чёрт возьми, как? Как такое сделать? Однако, решили мы, надо попытаться.

Не успели мы даже начать пытаться, — и дня не прошло, — как Кургинян объявил о том, что он создаёт такое агентство и запускает первый опрос. «О как!», — мысленно сказал себе я. Ещё один золотой в копилку нечеловеческого везения последних лет.

Но я даже представить себе не мог, насколько мощным получится результат. Я думал, будет пара десятков добровольцев и опросы на выборке из пары-тройки сотен человек. Сравнимо с оными у профессиональных агентств, но придётся в регулярном порядке бодаться на тему репрезентативности — этого, многими мистически воспринимаемого понятия.

Репрезентативность, вообще говоря, это соответствие выборки, на которой строится анализ, полному множеству, которое хотят проанализировать на примере выборки. Понятие весьма умозрительное, не имеющее даже численных характеристик, но качественно оно обозначает, что внутри выборки её элементы статистически распределены по важным для анализа параметрам примерно так же, как элементы всего множества. Ну, если у нас в обществе каждый десятый имеет лысину, то для опроса про шампуни нам желательно иметь лысых и волосатых в таком же соотношении. Поскольку, если лысых среди опрошенных будет 90%, результат на выборке наверно будет отличаться от результатов на всём обществе. Которых результатов у нас, конечно, нет, но мы из общих соображений можем такое предположить.

У репрезентативности есть хорошее свойство: чем больше в абсолютных показателях выборка, тем меньше вероятность, что при случайном выборе опрашиваемых, у нас получится сильно отличающееся от всего множества распределения. Грубо говоря, когда счёт идёт на тысячи, не надо предпринимать усилий, чтобы соблюсти репрезентативность. Наоборот, это надо предпринять усилия, чтобы её нарушить.

Образно это можно бы пояснить на шариках в мешке. Ну там, сто чёрных и тысяча белых. Если мы вытаскиваем два шарика, то весьма вероятно, что оба будут белыми. И даже то, что оба будут чёрными, относительно вероятный результат. Не являющийся, скажем так, пренебрежимо редким. Если же мы вытаскиваем двести шариков, то тут соотношение будет примерно 1:10, — именно это нам обещает закон больших чисел. Сильно отличающиеся соотношения возможны, но очень маловероятны. Разве что, если специально мухлевать.

Так вот, в общем случае эти детали от граждан сокрыты, поэтому любой опрос приводит в первую очередь к тому, что те, кому результаты не нравятся, начинают рассуждать про «нерепрезентативность опроса». И на паре сотен опрошенных их слова имеют больший вес, чем на десятках тысяч. С десятком же тысяч, я вам скажу, даже сознательно затроллить уже проблематично. Деяния отдельных троллей «сожрутся» массовостью опроса. Это можно математически показать, но не суть.

Я столь много абзацев посвящаю репрезентативности, поскольку она неминуемо будет основной зацепкой недовольных результатами, а вам надо хотя бы примерно понимать, что есть что, дабы проще было этим недовольным и сомневающимся ответить.

В общем, группа Кургиняна организовала опрос с беспрецедентными показателями: порядка полутора тысяч опрашивающих. Подчеркну: опрашивающих — не опрашиваемых. Обычно в опросах профессиональных агентств опрашиваемых меньше, чем у Кургиняна опрашивающих. 36 000 опрошенных из 1700 населённых пунктов. Более репрезентативных опросов на данный момент, на сколько я знаю, не было. Не было даже сравнимых по репрезентативности. Такого масштаба опрос, вообще говоря, может оказаться нерепрезентативным только если он специально подтасован.

По условиям проведения опроса опрашивающие не должны были опрашивать людей из компартий (во всяком случае, сознательно), не должны были проводить опросы в заведомо политизированных группах людей, а, напротив, стремиться к случайным встречным — то есть, опрашивать в электричках, у остановок общественного транспорта, в кафе и так далее. Кто-то, возможно, нарушал условия, но, повторюсь, усилия отдельных троллей при таких масштабах нивелируются количеством элементов выборки.

В дополнение, результаты опроса были нормированы к распределению во всём обществе (то есть, к результатам переписи). При большой выборке это делается довольно легко. Наиболее прямолинейный вариант — случайным образом выбросить некоторые анкеты из подмножеств где выходящих за пределы распределения. Более хитрый — ввести нормировочный коэффициент. Грубо говоря, если в обществе лысых — один к десяти, а в выборке — один к двадцати, то каждый лысый из выборки считается за два человека. Я не знаю, какой именно способ использовался, но проблемы это не должно было составить.

Резюмируя: если этот опрос «нерепрезентативен», то вообще все остальные ещё более нерепрезентативны и, таким образом, считающие его нерепрезентативным фактически не могут знать мнения населения в принципе. А значит, не могут и высказывать какие-либо утверждения, касающиеся доли того или иного мнения в обществе.

Ну так, перейдём к сути. Про что опрос. Опрос — про отношение к десоветизации, предложенной Советом по правам человека при президенте РФ. И своей темой он подспудно выявляет отношение к социализму и СССР в целом. А заодно — к нынешнему капитализму и к его борьбе с «тоталитарным прошлым».

Этот беспрецедентный опрос дал беспрецедентные результаты. Я бы сказал, сокрушительные.

Почти 90% граждан против проведения десоветизации в предложенной комиссией форме. Вдумайтесь: 90%! Почти 90% граждан на вопрос: «Нужно ли в России осуществлять программу, предполагающую признание Советского Союза преступным государством, осуществлявшим геноцид собственного народа и виновным в развязывании Второй мировой войны» (это — цитаты из программы, если что) ответили «нет».

Что на самом деле народ думает о "десоветизации"


Иными словами, неоднократно высказанные тезисы, будто Советский Союз сейчас защищает лишь кучка маргиналов в пику основной массе населения, его решительно осудившей, строго противоположны реальности: наоборот, нападает на Советский Союз лишь «кучка маргиналов», а подавляющее большинство населения не считает СССР преступным государством.

Если попытаться облечь качественное утверждение в количественные оценки, предложив оценить программу от -5 (очень плохо) до 5 (очень хорошо), то получается следующее распределение.

Что на самом деле народ думает о "десоветизации"


«Нейтральной» здесь считается оценка от -3 до 3 — весьма широкий диапазон, надо отметить. Но даже в этом случае 69% опрошенных (что соответствует, таким образом, примерно 69% населения) оценивают программу десоветизации резко негативно.

Средняя оценка этой программы населением: -2,85. Фактически, «очень плохо».

Тезис о том, будто «преступлений социализма не замечают только малообразованные», тоже треснул по всем швам. Наоборот, люди с высшим образованием оценили программу даже несколько ниже, чем все остальные, причём, в особенности люди с неполным средним и высшим (то есть, по-видимому, на данный момент учащиеся):

Что на самом деле народ думает о "десоветизации"


Вообще, опрос показал, что приписывать Советскому Союзу страшные грехи несколько более характерно для молодых, нежели для взрослых.

Что на самом деле народ думает о "десоветизации"


Из этого, впрочем, не следует, что усилия по внедрению через образовательные учреждения антисоветской идеологии дают свои плоды — ведь те, кому сегодня тридцать, в девяностые были как раз школьниками и студентами. И они тоже поддались пропаганде. Однако сегодня их мнение поменялось на просоветское, — не смотря даже на круглосуточную борьбу со сталинизмом по всем телеканалам.

Ещё интересней ситуация с вероисповеданием. Оказалось, что наиболее сильно не приемлют десоветизацию, как ни странно, сознательно верующие. Сознательно неверующие от них практически не отстают. И только «условно верующие» (читай, те, которые верят в сверхъестественное, но сами не знают, в которое именно) показали результат пониже. Впрочем, всё равно резко отрицательный.

Эти данные, кроме того, косвенно ещё раз намекают нам, что верить в чудовищность Страны Советов несколько более характерно как раз для людей, которые меньше стремятся разобраться в своём мировоззрении, — ведь чётко определившиеся в вере или неверии, получившие высшее образование, не одобряют десоветизацию сильнее. То есть, желание разобраться в среднем приводит человека к просоветским убеждениям, а не наоборот, как то заявляют либералы.

Что на самом деле народ думает о "десоветизации"


Вообще, неясно, на кого при таких раскладах собираются опереться десоветизаторы. Население в целом против. Можно было бы уповать к верующим (гонения на церковь в СССР, всё такое), но они ещё сильнее против. К хорошо образованным? Обратно же, они — наиболее негативно настроенная группа. Быть может, к силовым структурам? Хрен с ней, с демократией, — силой заставим?

О чудо, и силовые структуры тоже ещё сильнее против. Их отношение к программе в среднем хуже, не только, чем у студентов и бизнесменов, но даже чем у пенсионеров! Работники силовых структур показали почти самый сильный градус неприятия.

Что на самом деле народ думает о "десоветизации"


Что, на мой взгляд, особенно важно в этом опросе, это не столько прояснение, чего люди думают по поводу СССР. Гораздо важнее то, что опрос позволяет большинству населения осознать: их мнение, это не мнение маргинала, это — мнение большинства.

На протяжении почти двадцати лет большинство населения жило с мыслью: «я недоволен официальным негативным отношением к Советскому Союзу, но я — один». Оказалось, не один. Одни, это те, кто пытается СССР выставить преступником. Те, кто пытается отобрать у народа гордость за его прошлое. Те, кто приравнивает социализм к фашизму.

Мне всегда хотелось такого положения вещей, но я всегда сомневался, что так и есть. Слава богу, опрос рассеял сомнения.

Собственно, сотни тысяч и, временами, миллионы зрителей, одобрявшие позицию Кургиняна в его телевизионных выступлениях (на фоне вдесятеро меньшего количества противников его позиции) уже давали хорошее подтверждение тезису: народ в большинстве своём одобряет Советский Союз. Однако всё время слышались заявления, что де это — флэшмоб.

Флэшмоб из миллиона человек, конечно, — очень нехилый такой флэшмоб, но мало ли. Но нет, не флэшмоб — опрос дал то же соотношение. Теперь сомнений нет. Сомнения теперь остались в прошлом.

Население показало удивительную единодушность по всем своим срезам. Практически одни и те же результаты (с весьма небольшими отклонениями) получились по всем областям, по всем национальностям, по всем профессиям, вероисповеданиям, возрастам и социальным статусам. Последнее, конечно, вызывает некоторые сомнения: вряд ли ведь в опросе приняли участие крупные чиновники и бизнесмены, но, тем не менее, чиновники и бизнесмены в целом тоже представлены. И их мнение ровно то же, что у всех остальных. Единство нации, можно сказать, достигнуто не в рамках программы десоветизации, а в рамках её отрицания.

Крайне интересно теперь, сделает ли наше номинально демократическое государство из этого соответствующие выводы? Удовлетворит ли запрос населения или же, напротив, признает, что демократия существует только номинально?

Алексей КРАВЕЦКИЙ, родился в 1978 году в Москве. Программист, публицист, блоггер, автор живого журнала lex-kravetski

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх