,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Типы личности и политические пристрастия
0
Типы личности и политические пристрастия
П.Подоляк
12 мая 2011 года


Все мы живем среди людей, которые не могут изменить свои взгляды, какие бы новые вещи они ни узнавали. Большинство из нас все еще полагают, что образование или пропаганда способны изменить умонастроения таких людей, расширить их горизонты. Однако слишком часто мы убеждаемся, что такого рода публика просто безнадежна. Этот вывод можно сделать из неудач пропаганды, в какой угодно сфере: в политике, культуре или религии. Так постепенно стало модным ругать на все лады фанатиков и закоренелых последователей партий или религий, которых хватает в любой стране, называя их чокнутыми и узколобыми.

Теория личности в психологии вполне может позволить нам обойтись без подобного «тыканья пальцем» и наклеивания ярлыков. Особенно хорошо это удается типологии Майерса-Бригса (в отличие от прежних, совершенно бесполезных терминов типа «консерваторы» и «либералы»), поскольку ей удается предсказывать, как индивиды будут вести себя в обществе и какие иметь политические вкусы. Типология Майерса-Бриггса, в сочетании с биологическими исследованиями и сканированием мозга также дает нам подсказки, как понимать анатомическую основу, которая предопределяет поведение человека – станет ли он неугомонным радикалом или мягким демократом.

Пассионарии против обывателей или проблема пассивного большинства

Вообще говоря, было совсем немного попыток научно объяснить, почему население всегда разделено на враждующие лагеря. Это считается нормальным, потому что так было всегда, поскольку всегда были преступники и самоотверженные альтруисты. Такой взгляд выглядит разумным и вполне очевидным, однако из него вытекает два любопытных следствия.

Первое. Человеческое население относительно жестко распределено по колоколообразной кривой различных типов. Возможно, лучше всего это можно представить в виде звездообразной сферической диаграммы. Умеренное население составляет основную часть сферы, а различные «радикальные» фракции (чьи мнения резко отличаются от статистически среднего) изображаются в виде лучей. При этом называть эти «радикальные» фракции крайними левыми, правыми и тому подобными терминами будет неправильно. Для нас важно то, что относительно небольшая часть населения (обычно 10-20%) будет: а) резко выделяться по своим умонастроениям от большинства населения, б) иначе вести себя и жить по-другому.

Например, Фридрих Хайек еще в 1920-е годы заметил, что примерно миллион рабочих в Германии колеблются между поддержкой коммунистов или нацистов в зависимости, кто из них сильнее в данный момент. Было замечено, что эти две совершенно разные по идеологии партии сталкиваются друг с другом в основном потому, что соперничают за один и тот же психологический тип молодежи. Учитывая то, как часто экзальтированные американцы называли то Буша, то Обаму «новым Гитлером», мы легко можем представить себе, насколько агрессивными могут быть люди, выступая, в зависимости от ситуации, то крикливыми миротворцами, то злобными «ястребами», призывающими к войне. Для этого им достаточно родиться в маленьком городе, и в другой культуре, отличной от доминирующей.

Второе. Поскольку процент высокоактивных людей по отношению к апатичному большинству во всех странах и культурах мира относительно постоянен, объяснить это можно только биологическими причинами.

Также как существуют злые собаки (и их можно сделать еще злее) и добрые, дружелюбные псы, есть агрессивные люди и люди мирные, как Будда. Люди, злые как питбули (агрессивно навязывающие свою точку зрения всем остальным), будут приверженцами экстремистских идеологий, различающихся в зависимости от той части мира, где они живут. Психиатрия уже доказала, что люди рождаются с разным соотношением нейротрансмиттеров и их качеством, что приводит к различиям в поведении и настроении. Сегодня мы понимаем, что люди различаются не только цветом кожи, телосложением, но и строением и работой мозга.

Причина, почему эти следствия редко рассматриваются, вовсе не в фатализме («он обречен быть радикалом любой политической краски» или «он обречен быть ленивым, пустым, апатичным, и неважно, почему»). Учитывая современные методы социализации и мощь фармацевтики (а также возможности генетической терапии, а в недалеком будущем – и кибернетической корректировки поведения), на поведение индивида сегодня можно повлиять больше, чем когда-либо еще.

Эти следствия потому вызывают беспокойство, что если наши взгляды, мнения, политические, религиозные и культурные предпочтения в основном предопределены от рождения, тогда социальный прогресс становится более трудным делом. Тогда социальный прогресс становится делом не массы, а узкой прослойки активистов (на которых общество в целом смотрит как на людей, занимающихся правильным и нужным для всех делом), борющихся за душу каждого человека, и ведущих людей за собой, что всегда и было в истории человечества.

Конечно, многие не согласятся с тем, что же определяет прогресс (например, многие считали, что прогрессом стало избранием президентом Рейгана), но если большинство людей чисто физиологически склонно к сохранению статус-кво, прогресс в любой сфере в демократическом обществе становится более трудным делом. В прошлом одно активное крыло аристократической элиты захватывало и вело за собой остальную аристократию (поскольку большая часть ее, как всегда, была апатичной), и так вело за собой все население. У нас также есть и сценарий «вакуума власти», когда одна активная политическая партия обретает власть над всеми остальными (что и происходило во время Октябрьской и Французской революций), становилась лидером и увлекала за собой все население.

Однако, в сегодняшних демократических структурах защита статус-кво становится делом еще большего числа людей, поскольку огромная масса населения получила политический голос, а с ним и влияние на политическую элиту. Умеренная часть элиты также значительно окрепла, получив новые методы формирования массового мнения и подавления всего нового, что может появиться в массах. Для небольшой группы активистов, подталкивающих общество к прогрессу, силы социальной инерции становятся все более трудно преодолимыми. Активистам приходится бороться как с инерцией элит, так и всего населения одновременно.

Методика Майерса-Бриггса и доминирующие типы личности

Теперь коснемся методики Майерса-Бриггса. Наиболее часто использующимся способом обрести представление о нейрофизиологии людей является опросник Майерса-Бриггса. В последние несколько десятилетий индикатор Майерса-Бриггса часто использовался, чтобы собрать большое количество статистических данных о типах личности, существующих в человеческой популяции. Проанализировав данные по трем разным источникам, мы получили следующие обобщенные результаты, по которым население делится на 4 группы. (Не забывайте об условности названий этих групп).

Protectors (SJ)


ESTJ - Overseer, supervisor = 11.8%

ESFJ - Supporter, provider = 11.7%

ISTJ - Examiner, inspector = 9.8%

ISFJ - Defender, protector = 9.9%

All SJs = 43.2%


Creators (SP)


ESTP - Persuader, promoter = 8.4%

ESFP - Entertainer, performer = 10.3%

ISTP - Craftsman, mechanic = 6.4%

ISFP - Artist, composer = 7.9%

All SPs = 33%


Intellectuals (NT)


ENTJ - Chief, fieldmarshal = 3.2%

ENTP - Originator, inventor = 3.7%

INTJ - Strategist, mastermind = 1.5%

INTP - Engineer, architect = 2.2%

All NTs = 10.6%


Visionaries (NF)


ENFJ - Mentor, teacher = 3.4%

ENFP - Advocate, idealist = 4.2%

INFJ - Confidant, empath = 1.2%

INFP - Dreamer, healer = 2.4%

All NFs = 11.2%


Защитники: 43,2% населения. Творцы: 33%. Интеллектуалы: 10,6%. Визионеры: 11,2%.

Каждый из этих типов личности можно рассматривать как особый тип мозга. Как указывалось выше, нейрофизиологические различия между разными типами гораздо значительнее, чем можно подумать, оценивая людей по внешности. Это происходит потому, что тип мозга определяет умственные и эмоциональные склонности человека всю его жизнь. Например, люди, которых признали социопатами или антиобщественными личностями имеют такие нейроструктуры, которые делают их склонными к определенному поведению на протяжении всей жизни.

Из статистических данных известно, что люди с левополушарным мозгом с развитой теменной долей доминируют в общей массе населения. Второй по величине группой являются люди с правополушарным мозгом и развитой теменной долей. Вместе они составляют почти 80% населения.

Первая группа консервативна, авторитарна, склонна к общему мнению и сфокусирована на конкретных вещах, отстаивая единство общества. Они «не раскачивают лодку» и придерживаются традиций. Вторая группа более жизнелюбива и хитрее умом, и имеет удивительную способность фокусироваться на конкретных вещах, чтобы исправлять или менять их.

Если вы еще раз обратите внимание на те названия, которые мы дали различным типам мозга, вы можете увидеть, что человеческому сообществу нужны все эти типы, и все они помогают ему выживать и развиваться. Некоторые типы нужны больше других в конкретных обстоятельствах. Первые два типа обычно многочисленны. Такой тип мозга дает обществу солдат, полицейских, служащих, бухгалтеров, и прочих защитников существующего порядка. Другими словами, они держат человеческое сообщество в безопасности, даже если это означает застой, из-за замедления ими необходимых изменений. Другие дают обществу развлечения и улучшают качество жизни, поскольку такие люди становятся предпринимателями, артистами, певцами и танцорами, а также придумывают разные полезные изобретения. Они хорошо умеют развлекать остальных, хотя и не задумываются о будущем.

Легко убедиться, насколько одна группа склонна к республиканству, а вторая – к демократии. Однако, эти две большие группы объединены своим убеждением, что все самое лучшее сосредоточено здесь и сейчас. Это делает обе группы склонными к защите существующего положения «по умолчанию». Тип мозга дает гораздо больше материала, дающего возможность предсказать поведение человека и его взгляды на мир, чем простая политическая оценка по линии «левые – правые».

В целом, эти две крупнейшие группы склонны либо к защите существующего статус-кво, либо равнодушны к нему (потому что слишком заняты погоней за удовольствиями), представляя собой большинство, которое не заинтересовано в «том, что может быть». «То, что может быть», будущее, больше всего интересует две меньшие группы – «интеллектуалы» и «визионеры».

Здесь нужно указать, что ни одна группа сама по себе не является более важной, чем другая, несмотря на то, что их численность разная. Иметь в составе группы слишком много интеллектуалов и визионеров – это может стать для нее испытанием, поскольку эти люди не любят считаться с другой властью, кроме своей собственной. Каждый тип мозга занимает свою социальную нишу и играет свою роль, и за тысячи лет вошел в определенное генетическое равновесие.

Конечно, существуют и смешанные типы, которые не ложатся в существующую классификацию. Однако весьма интересно, что, например, индусы за тысячи лет существования своей цивилизации тоже пришли к разбиению людей на четыре широких психологических типа или класса. Каждый считается таким же важным, как и другие (поскольку все они есть часть одного целого), со своим особенным темпераментом и обязанностями.

Тип мозга и проблема политического представительства

Некоторые типы мозга буквально созданы для того, чтобы создавать новые теории и идеи о том, как нужно организовать общество, и что нужно для этого сделать. Когда эти теории уравновешены влиянием других типов, смягчающих их холодную рассудочность, перед обществом могут открыться другие пути, которые станут приемлемыми и для наиболее консервативных групп. Однако, как указано выше, эти люди всегда будут отталкиваться политиками, рассчитывающими в первую очередь на наиболее многочисленные группы. «Подумайте о детях!» - этот призыв будет актуален для людей с одним складом ума, в то время как для других будут оставаться более важными преступность, экономика или национальная безопасность.

Все это усиливает потребность нашей системы управления в пропорциональном представительстве. Пропорциональное представительство используется в большинстве стран Европейского Союза с большим успехом. В идеальном варианте каждый тип мозга получает свою политическую партию. Беднейшие 20% населения также могут получить политическое представительство и участвовать в принятии важных решений, вступая в коалиции.

Сегодня 20% населения либо присоединяется к большим партиям, которые они не любят, и только «радикализируют» их (феномен воинственного «хвоста, виляющего собакой», что наблюдается сегодня в республиканской партии США), либо вообще не участвуют в политике, что лишает общество ценной творческой энергии этих людей.

В идеальном варианте пропорционального представительства каждый тип мозга получит свою партию, и каждая из партий будет равным образом «радикальной». Они также могли бы иметь партию, которая бы выражала их недовольство и разочарование. Только тогда у граждан появится полноценный политический выбор видения своего коллективного будущего.

Перевод Андрея Маклакова.
Ссылка


Читать целиком: http://dialogs.org.ua/crossroad_full.php?m_id=22354



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх