,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Суть времени-10
  • 5 апреля 2011 |
  • 21:04 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 186448
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
0
Суть времени-10

1 апреля 2011 года в «Независимой газете» вышла статья господина Караганова «Не десталинизация, а модернизация сознания. Предложение президентского Совета по гражданскому обществу и правам человека — это реальный путь к национальному примирению».

В тот же день на «Русской службе новостей» мой друг Владимир Семёнович Овчинский, генерал милиции в отставке, доктор наук, блестящий профессионал, публицист и общественный деятель, выступил с резкой оценкой этой статьи. И я эту оценку полностью поддерживаю.

У Владимира Семёновича было меньше времени для того, чтобы развёрнуто проанализировать текст господина Караганова. А я считаю, что, в ущерб всему остальному, моя обязанность заключается в том, чтобы этот текст ещё и подвергнуть самому внимательному прочтению, чем я сейчас и займусь.

«В популярной прессе, — пишет Сергей Караганов, — наш проект получил название «Десталинизация». Это — неточно и политически неправильно, хотя суть проекта, естественно, в том числе и в десталинизации, и в декоммунизации российского общественного сознания и самой России. Термин «десталинизация» возвеличивает людоеда (он имеет в виду Сталина — С.К.) и сваливает ответственность только на него. И уводит от истины, от сути того режима, наследие которого нужно преодолевать. И от сути той трагедии, которую пережил народ. На самом деле речь идет об увековечивании памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении».

Что касается увековечивания жертв ГУЛАГов и всего прочего, то никаких возражений у меня это не вызывает. Но о каком национальном примирении господин Караганов говорит, называя Сталина людоедом?

У Сталина есть родственники. «Людоед» — это оскорбительная кличка. У Сталина есть сторонники. Есть общественные группы, которые считают Сталина своим героем. Он же не говорит им о том, что Сталина не надо героизировать, а надо оценивать объективно. Он называет его «людоедом». То есть попросту он этим людям плюёт в лицо, хамит, оскорбляет этих людей — и тут же говорит о национальном примирении. Мне кажется, что в этом есть очень важное доказательство сути переживаемого нами времени, сути времени. А оно заключается в том, что любое, вводимое нашими либероидами (такими, как господин Караганов) понятие, на самом деле является отрицанием самого себя. Говорится всё время противоположное тому, что делается.

Говорится о национальном примирении — но говорится в такой семантике, в такой лингвистике, в такой политической интонации, которая является пощёчиной. Значит, говорится о национальном примирении, а на самом деле речь идёт о разжигании гражданской войны и розни внутри российского общества. О раскалывании этого общества, об эскалации конфликтов в нём. Вот о чём реально идёт речь. И я предоставляю моим друзьям юристам дать оценку подобным высказываниям и понять, насколько они являются корректными ещё и юридически. Потому что, в конце концов, в любом случае, хотя бы с моральной точки зрения, позволять подобным образом раскалывать общество и осуществлять этим эскалацию конфликтности, внутренней непримиримости, гражданской распри было бы непростительно. Момент сейчас, поверьте, слишком ответственный.

Что дальше пишет господин Караганов?

«Главная цель проекта — обеспечение модернизации сознания российского общества и российской элиты».

Господин Караганов с помощью проекта хочет «модернизировать» моё сознание. Соответственно, я должен твёрдо знать, что сознание господина Караганова именно модернизировано. Не алкоголизировано случайным образом, не, так сказать, подвержено неким отклонениям от нормы, не возбуждено сверх меры, а оно-то и есть эталонно-модернизированное сознание. У господина Караганова не возникает ни тени сомнения в том, что он лично будет «модернизировать» других. И что он-то, уж конечно, является модернизированным человеком.

А почему это, собственно, господин Караганов должен являться модернизированным человеком, если советскость и принадлежность к советской элите и советским институтам считается синонимом демодернизации? Господин Караганов не принадлежал к советской элите? Его семья не была интегрирована в советскую элиту? Господин Караганов не представляет собой плоть от плоти этой элиты во всех смыслах слова, которые я здесь — пока — не буду разбирать очень подробно? Да нет, господин Караганов — плоть от плоти этой эпохи, прямая иллюстрация на тему, по поводу которой я уже устал повторять:

«Больной приходит к врачу и говорит:

— Доктор, я Вам должен сказать сразу и до конца всю правду: я импотент.

— Да? И что?

— Нет, доктор, главное, что у меня это наследственное.

— Как наследственное?

— Ну, так. У меня и папа, и дедушка, и прадедушка...

-А Вы-то откуда?

— Я? Я из Воронежа».

«Откуда» господин Караганов с его абсолютно модернизированным сознанием? У него абсолютно партийно-элитно-советская семья. Он сам отнюдь не чурался этой партийно-советской деятельности. Так почему это вдруг он будет модернизировать чьё-то сознание? И как это вообще в демократическом обществе можно делать, коль скоро нету эталона модернизированности сознания? Мы позовём психологов и проверим, у кого модернизировано сознание? Мы будем проводить тесты на IQ? Ну, давайте, господин Караганов, мы с Вами вместе проведём тест на IQ и посмотрим, у кого оно выше. Это не очень, так сказать, репрезентативный тест, но... пустячок, а приятно. Значит, дело не в IQ? А в чём ещё? Каковы нормы модернизации сознания?

Когда-то Борис Николаевич Ельцин издал «гениальный» указ по поводу борьбы с фашизмом. Он там дал указание всем — ГРУ, КГБ, ФАПСИ... ну, я не знаю, всем структурам, — что надо бороться с фашизмом. А в конце был приписан пункт: «Академии Наук в трёхмесячный срок разработать и утвердить понятие «фашизм».

Что такое «модернизированное сознание», ради которого господин Караганов хочет осуществлять идеологическую кампанию на государственном уровне? Разве антисталинизм, антисоветизм не являются идеологией? Разве эта идеология, как и любая другая, не может стать тоталитарной? Разве пятиминутки ненависти к Сталину, а потом десятиминутки, или, так сказать, часовые оргии ненависти, не являются столь же отвратительными, как и всё остальное? О чём идёт речь? О какой модернизации сознания? Кто сказал, что сознание не модернизировано, в каком смысле?

Вы чувствуете масштаб элитного бреда, безумия, овладевающего не отдельным сознанием господина Караганова (это вопрос его и его личного психоаналитика, откуда этот почтенный человек вдруг обнаружил в себе такой заряд антисталинизма, антисоветизма и всего прочего)? Это вопрос коллективного безумия. Что происходит с элитной группой, с классом? Они выслуживаются перед кем-то? Я бы хотел знать, перед кем. Они провоцируют кого-то? Я бы хотел знать, на что. Они просто сходят с ума?

Итак, модернизация сознания... Господин Федотов будет «модернизировать» моё сознание... Районный уполномоченный будет «модернизировать» сознание господина Гегеля... — во имя нашего продвижения к светлому «модернизированному» будущему, которое будет состоять в том, что у нас рухнут последние заводы, а обязательным предметом станет только физкультура. Вы чувствуете масштаб бреда? Вы не понимаете, что речь идёт о том, что возникает...»Коллективный разум», это называлось когда-то, сходит с ума...

«Модернизация страны ни на техническом, ни на политическом уровне, — пишет Караганов, — невозможна без изменения сознания общества, взращивания у народа чувства ответственности за себя, страну, гордости за нее — пусть и временами горькой, нормального патриотизма».

Оставим в стороне пока «нормальный патриотизм» и чувство гордости, которое должно возникнуть после того, как будет возбуждено отвращение к 70 лет истории своих отцов и дедов. Вот когда отвращение ко всему этому возникнет, и всё это будет признано тоталитарной мерзостью, антропологической катастрофой, — вот тогда, наконец, возникнет чувство гордости за свою Родину. Это не Гоголь. Это не Кафка. Это круче. Но оставим пока даже это в стороне.

«Модернизация страны ни на техническом, ни на политическом уровне невозможна без изменения сознания...»

То есть я должен понять, что Королёв, Курчатов и другие, которые были, как мы знаем, вполне советскими патриотами вопреки их личным человеческим неприятностям... (По крайней мере, у Королёва, да? Это никак не помешало ему быть внутренне глубоко советским человеком.)... Другие известные мне великие учёные и инженеры, — все они имели сознание «немодернизированное» на техническом уровне, а Караганов имеет сознание модернизированное на техническом уровне. Все великие инженеры, которые создавали нашу индустрию, все великие управленцы, которые создали беспримерный рывок, называемый «русским чудом», обладали «немодернизированным» сознанием?.. А у Караганова оно модернизированное.

А это же ведь недоказуемый факт. Это личное мнение господина Караганова. Которое я должен разделять — почему? Потому что Караганов входит в Президентский совет. А это как называется? Это называется «тоталитарное мышление». Господин Караганов пишет статью против тоталитаризма на абсолютно тоталитарном языке. На супероруэлловском языке. Это надо читать и этим надо восхищаться. Потому что мы вновь въезжаем в это королевство суперкривых зеркал, именуемое «перестройкой», на этот раз «перестройкой-2». А «перестройка» — это всегда безумие, искусственно вызываемое безумие.

Итак, гордость за страну возникнет только тогда, когда её проклянут — вместе с отцами, дедами, великими свершениями на протяжении 70-ти лет. Когда её вновь превратят в «чёрную дыру», растопчут на административно-государственном уровне. Тогда возникнет «подлинная» гордость, «горькая», «настоящая». Подобная, так сказать, крепкому, хорошо отстоявшемуся вину.

«Модернизационный рывок невозможен или крайне затруднен при нынешнем морально-этическом состоянии общества».

Помилуйте, господин Караганов! Но «нынешнее морально-этическое состояние общества» в течение 20-ти лет формируется такими людьми, как Вы, господин член Президентского совета Бориса Николаевича Ельцина, если мне не изменяет память. Это Вы создали «нынешнее морально-этическое состояние». Вы забыли, господин Караганов, что Советский Союз развалился в 91-м году. А десталинизация, очередная по счёту, горбачёвская, началась, как минимум, в 87-м. Значит, уже прошло 24 года, милый мой человек! 24, лапонька!.. За эти 24 года... К 1917-му прибавьте — это 1941-й!

Только беспомощные люди ссылаются на пережитки прошлого, советского прошлого, советского тоталитарного сознания. Уже 20 лет нет этого тоталитарного сознания. Больше того, с ним борются уже 20 лет. И что же? Опять нельзя проводить модернизацию, пока не будет в очередной раз осуществлена эта борьба? Она сколько продлится? Ещё 20 лет? И ещё 20 лет нельзя будет проводить модернизацию? Вы хоть понимаете, что Вы говорите?

«Мы предлагаем, — пишет далее Караганов, — подготовить политико-правовую оценку преступлений прошлого. Возможно, в виде официальных заявлений от имени исполнительной и законодательной властей. А также безусловно необходимо авторитетное правовое решение по преступлениям прошлого».

Вот пусть все, господин Караганов, и примут такое решение: судьи (конституционные в том числе), Законодательное собрание, которому надо сейчас идти на выборы, ибо оно состоит из партий... Вот пусть все они примут это решение, а мы на «их» посмотрим с близкого расстояния. На лица их, в глаза их посмотрим. В глаза нам они будут смотреть — эти принимающие решения. В глаза гражданского общества.

«... в виде официальных заявлений»... авторитетного решения «по преступлениям прошлого... Есть и предложение подумать о новом названии того праздника, который сейчас зовется Днем народного единства. Превратив его, скажем, в день памяти жертв Гражданской войны и национального примирения».

Значит, «национального единства» мало... Выдумали праздник, «подшили» его к Смутному времени. Теперь этого мало, теперь нужно поминать жертв Гражданской войны. Всех жертв, господин Караганов? Вы из искусствоведческой, отчасти, семьи... Помните великий фильм Анджея Вайды «Пепел и алмаз»? В котором героя спрашивают: «Что, по полякам стреляешь?», — а тот отвечает: «А Вы — по воробьям?»... Будем поминать всех жертв? Лазо тоже будем поминать?

«Необходимо, — пишет Караганов, — завершить юридическую реабилитацию граждан, пострадавших от репрессий».

Ради Бога. Занимайтесь этим сколько угодно. Это ваше право, мы вам не мешаем.

«Есть и идея о некоем законе о топонимике для того, чтобы убрать из нашей жизни имена тех лиц, которые несут ответственность за репрессии».

К вопросу об ответственности за репрессии... Никита Сергеевич Хрущёв несёт ответственность за репрессии? Да или нет? Господин Микоян несёт ответственность за репрессии? Да или нет? Мы будем подробно осуществлять изменение топонимики по отношению ко всем деятелям? И докуда мы её будем осуществлять? Памятники на кладбищах мы тоже будем топонимизировать? И, вообще-то говоря, всем этим уважаемым людям, в условиях бомбардировок по Ливии и всего прочего, нечем больше заниматься, кроме как осуществлять очередную детопонимизацию?

«До сих пор, — пишет господин Караганов, — архивы открываются спорадически и с огромными трудностями. Они остаются фактически закрытыми. Безусловно, ключевым моментом является максимально полное открытие архивов».

Полностью поддерживаю этот замечательный пункт. Открывайте архивы. Полностью. И мы их прочтём. Но у каждого из нас есть право после прочтения фактического материала сделать свои выводы. Как известно, при полной открытости западных архивов историки столетиями спорят о том, кем являются Робеспьер или Наполеон. Есть разные школы, разные представления. Значит, одни из этих школ должны быть запрещены законодательными решениями? Но это называется «тоталитаризм». Это-то и называется «тоталитаризм» — запрет на мышление, запрет на точку зрения, запрет на суждение!

Дальше: «Чтобы российские ученые и граждане могли их изучать и публиковать. Чтобы, в частности, можно было писать такие учебники по истории страны, которые были бы свободны от многих прежних мифологем. Потому что пока они очень даже живы».

Всё великолепно. Но вы не чувствуете одну потрясающую «запятую» во всём этом деле? Архивы-то ещё не открыты, российские историки всего этого ещё не написали. Мы, значит, ещё к истине даже не приблизились, но уже осудили одних и стали восхвалять других. Это ли не выявление глубочайшей немодернизированности сознания господина Караганова? То, что он называет «советским мышлением», — это он сам. Господин Караганов борется со своим собственным мышлением. Это глубоко психоаналитический процесс. Змея, кусающая себя за хвост...

Вот пусть он с ним и борется. Не с «пережитками» в сознании других своих граждан (в частности, вашего покорного слуги), а со своим собственным сознанием, в котором «голова» уже вцепилась в «хвост» и «поедает» его лихорадочно.

Потому что, я повторяю, ещё архивы не открыты. После открытия архивов нужно 10 лет на то, чтобы серьёзные учёные что-нибудь сказали. Это будет борьба разных школ. Ещё через 10 лет мы получим новое качество знаний. Тогда сможем высказать суждения, которые никогда не сойдутся в одну единую точку. Но пока этих суждений нет, ничего нет и всего остального нет, откуда нам знать, что есть истина и что есть заблуждение? «Нет, мы уже знаем»...

Значит, это не модернизированный акт гносеологического характера, в основе которого и лежит поиск истины на основе определённых процедур и определённой последовательности суждений. Это акт теологического характера. Это охота на «ведьм». Когда ты уже сначала знаешь прекрасно, что происходит, а потом ты открываешь архивы и позволяешь «учёным обезьянам» копаться в бумагах.

Но уже до этого ты вынес все вердикты: что первично и что вторично для «модернизированного» сознания, которое, если мне не изменяет память (я внимательно читал Вебера), является сознанием рациональным — сначала факты, потом исследования, потом оценки, потом суждения. Нет, сначала суждения, а потом исследования! Может быть, до конца доведём эту логику? Вначале «революционные тройки» расстреляют, а потом задним числом выяснится, что «ошибочка вышла», что «исследования» показывают другое.

«Мифологемы», конечно, «очень живы»... Одно сознание Караганова свободно от них, а также от пережитков, так сказать, тоталитаризма.

«Отсюда и еще одно предложение — нужен закон, согласно которому чиновники, которые публично отрицают или вообще оправдывают преступления, совершенные в годы тоталитаризма, находиться на госслужбе не могут».

Это же и есть ключевая вещь в десталинизации. Возникает запрет на историческую оценку — несовместимость этой исторической оценки с госслужбой.

Но в чём «прелесть» подобных, геббельсовских вполне, процедур? Я вам объясню. Она же не просто в том, что здесь написано. Она в том, что из этого следует.

Значит, чиновники всех уровней не могут выражать позитивную оценку советского прошлого. Всех уровней. Кто такие чиновники всех уровней? Это все, кто находится в бюджетной сфере, то есть учителя и все прочие.

Это абсолютно тоталитарная процедура. Но ведь... продолжим эту логику. Есть, предположим, Коммунистическая партия — незапрещённая, входящая в Думу и занимающая общественно-политической деятельностью. Предположим, что эта партия, при определённом развитии событий, войдёт в коалицию и сформирует правительство. Что, члены этой партии будут говорить одно на партийных собраниях и другое в качестве государственных чиновников? Но тогда их довольно быстро уберут из партии, и они перестанут быть парламентариями. Кроме того, у них, наверное, всё-таки есть какие-то убеждения. Значит, они не могут стать чиновниками? То есть парламент не может формировать правительство? А кто его должен формировать?

И, наконец... Ясно же, что кончится не этим, а запретом всех тех партий, которые хвалебно или объективно (как мы считаем) высказываются о советском прошлом. Мы начинаем говорить о чиновниках, потом имеем в виду школьных учителей и всю бюджетную сферу, — а затем осуществляем запрет, разгон партий. То есть последовательно идём к тоталитарной диктатуре через «борьбу с тоталитаризмом». Am I right, мистер Караганов?

«И, конечно, важную роль играют памятники. Необходимо в обеих российских столицах создать мемориалы всем жертвам политических репрессий, которые были в нашей стране. Мемориалы должны быть и в местах тысяч пока не найденных захоронений, и в городах и селах, из которых наших людей увозили на каторгу и на смерть.

И, наконец, настала пора решать вопрос с мавзолеем Ленина на Красной площади. Но не просто так, для того чтобы только вынести оттуда его тело. Предварять это безусловно необходимое решение должна большая работа».

Ну, сносите памятники, ради Бога. Но мы, граждане, имеем право скинуться, их построить?! — Нет.

То есть вы наши памятники сносить можете, а мы ваши не можем?! Почему?

Потому что мы не равноправные граждане. Гражданское неравноправие — и есть основа тоталитаризма. Если господин Караганов может снести памятник, который я поставил, а я не могу снести памятник, который поставил господин Караганов, то не только о национальном примирении, но и о национальном равноправии речи быть не может. Часть общества — это изгои, чьи памятники будут сносить. Но это же только начать...

Сначала сносятся памятники. Потом оскорбляются ценности. Потом люди начинают возмущаться, их начинают подавлять. Потом они переводят все эти ценности в личную жизнь, и тогда в неё вторгается полиция. Ну, так и строится тоталитаризм. Повторяю, ничего не стоит просто чихнуть и построить антисоветский тоталитаризм с «пятиминутками» ненависти или «десятиминутками» ненависти. И просто видно, как Караганов к этому рвётся. Как каждая молекула его обезумевшей души рвётся именно к этому. Но это же говорит не частное лицо. Это говорит член Совета по гражданскому обществу и правам человека при президенте. Он же не в курилке это обсуждает. Он статью пишет. Эту статью читают. В выборный год. Это, вообще, акт безумия или акт провокации? Или акт того и другого?

«Сейчас все за себя, общество фрагментировано. Элита во многом презрительно относится к массам. Массы народа — к элитам. При этом народу и элите после последних ста лет себя почти не за что уважать».

Если «народу и элите после последних ста лет себя почти не за что уважать», то это конец — народа нет и элиты нет. Есть сообщество хамов, которым не за что себя уважать. Вы уж договаривайте, господин Караганов. Не только себя, но и своих отцов и дедов. Мы должны перестать уважать свои семьи. А не пошли бы Вы лучше куда подальше с Вашими сентенциями в духе Оруэлла?!

«Единственное, чем можно по-настоящему гордиться, — Великая Отечественная война. Но ее объединительный потенциал со временем истощается».

Как только, господин Караганов, будет осуществлено 10 процентов того, о чём Вы здесь уже понаписали (вот этого бреда, который Вы из себя исторгли), — ни о какой Великой Отечественной войне речи не будет. Никто ею восхищаться не будет. Невозможно изучать Жукова и проклинать Сталина, потому что Жуков хвалит Сталина и т.д. А значит, речь пойдёт о том, что сначала будут уравнены (и вы это уже делаете) коммунизм с фашизмом, а потом «окажется», что коммунизм хуже фашизма. И как-то так случайно, незаметно нацизм вы реабилитируете. Не коммунизм осудите, а нацизм реабилитируете. И к этому уже идёт. Мы внимательно следим, как это происходит.

Продвинутые немцы говорят по этому поводу: «Нам надоело столько лет быть крайними, побудьте теперь вы, пожалуйста».

«Общество не может начать уважать себя и свою страну, пока она скрывает от себя страшный грех семидесяти лет коммунизма-сталинизма-тоталитаризма».

О-па! Вот оно — модернизированное сознание: «страшный грех»! Я так и «вижу» первородный грех. Когда человек с модернизированным сознанием говорит в терминах «грех», то следующий его шаг — конечно, создать инквизицию ради «спасения» меня от «грехов». С помощью чего? Как мы все знаем, с помощью аутодафе.

Хорошая выдумка в начале 21-го века... Под завывание о демократии...

«Когда народ совершил революцию, привел к власти и поддерживал античеловеческий варварский режим (он совершил грех — С.К.). И позволил ему существовать и участвовал в самогеноциде — системном волнообразном уничтожении лучших своих представителей...» Короче, народ греховен, а грех народа позволяет господину Караганову, который безгрешен с его отцами, дедами и всеми остальными, начать это народ «очищать» от греха, что является квинтэссенцией тоталитарной процедуры. Квинтэссенцией!

Ну, дальше — кого именно уничтожали... И голодомор, и коллективизация, и интеллигенция... Лучшие представители...

«Из-за этого страшного века большинство людей не знает своих прадедов, потеряли коренную связь со страной». Это уже глюки. Это просто глюки. Докажите. «Большинство людей не знает своих прадедов»... Может быть, Вы их не знаете? Вы проводили социологические исследования? Опираетесь на какие-то данные? Что это за «коммунальная кухня»? Помесь Кащенко с коммунальной кухней и агитпропом...

«Продолжать полускрывать от себя эту свою историю — неявно оставаться соучастниками этого преступления. Если мы не признаем до конца правды, мы останемся наследниками не лучшей части нашего народа и не лучшего в нашем народе...» Не лучшая часть народа? Это какая часть «лучшая», а какая «не лучшая»?

Тут, если бы это было написано в Америке, есть пунктов восемь, по которым можно начинать юридический процесс. Но я не буду начинать юридический процесс против господина Караганова. Я хочу просто до конца показать всем, В ЧЁМ цена нашей борьбы за историческое наследство. И ЧТО уже сейчас, люди, вполне облечённые властными полномочиями (как им, по крайней мере, кажется) хотят навязать большинству — «не лучшей части народа». Это гитлеровская риторика. Это риторика социального, духовного геноцида. Потому что, если эта часть не лучшая, то эту часть можно брать под опеку. А если она будет сопротивляться, её можно подавлять всякими способами и т.д.

«Ссылаться на ветеранов — несостоятельный и трусливый аргумент. Тем более что ветеранов, чьи чувства могут пострадать, остались единицы. Наверное, не меньше осталось ветеранов, для которых осуждение тоталитарного режима было бы величайшим счастьем».

А давайте проверим. Если для подавляющего большинства сегодняшнего общества осуждение «тоталитарного» режима, как советского, является «величайшим счастьем»... Давайте спросим ветеранов, это же не так трудно узнать. Что значит — их осталось мало? Прямо чувствую какую-то счастливую вибрацию в голосе господина Караганова... Может, мне кажется... По-моему, их осталось ещё достаточно много. Но при чём тут они? Вы считаете, что среди молодёжи сейчас все хотят очередного разоблачения культа личности Сталина? Вы не читали социологические данные? В каком обществе вы живёте? Что вы о нём понимаете? И нужно ли вам что-то о нём понимать?

«Ушло и поколение людей, несших прямую ответственность за уничтожение народа».

Это здорово... А косвенную? А семьи? Вы, кстати, все архивы будете открывать? Вы точно на это решились? Вы не шутите? Вы меня поняли, господин Караганов? Нет?

«Боятся, что полное признание ужаса ГУЛАГа, полное открытие архивов нанесет вред престижу страны. Это не так. Кампания по увековечиванию памяти жертв тоталитарного режима может вызвать только уважение».

Согласен. Вы и ведите эту кампанию. Ведите, мы положим цветы к могилам жертв. Ради Бога. Мы не только не хотим трогать то, что Вам стало дорого сейчас или было дорого всегда, хотя Вы это очень тщательно скрывали... Наверное, от самого себя. Иначе бы в партию не вступали, правильно? В преступную организацию не вступали бы? Так вот, Вы это делайте, Вы нас не трогайте, а мы Вас. Вот тогда возникнет база для национального примирения.

В противном случае Вы предлагаете формулу примирения на коленях, а мы её не примем, потому что эта формула есть не формула примирения, а формула унижения и гражданской войны. Это Вы разжигаете гражданскую войну заново. И это преступное деяние. Греховное, господин Караганов.

«Мы по-прежнему, воспитанные в традициях комидеологии, полустыдимся его — «века эксплуататоров», «реакционных монархов» и крепостников. А ведь это был век, когда Россия была среди первейших или даже первой державой Европы — гарантом стабильности и относительного мира. Это был век расцвета русской культуры...»

Это Вы сейчас говорите, но, как только начнётся тотальная десталинизация и десоветизация, то начнут искать корни... Люди, вы слышите меня? 70 лет ваши отцы и деды совершали почему-то «преступления, самогеноцид» и всё прочее. А в чём корни? — «Корни в вашей рабской природе».

— А почему природа рабская? — «А потому что все время был тоталитаризм. Тоталитаризм Петра, тоталитаризм Ивана Грозного...»

Дальше вся Российская империя окажется тоталитарной, потом окажется тоталитарным всё Русское царство и так со всеми остановками... Это прямая логика. И мы видели её, мы наблюдали её в ходе передачи «Суд времени»: сначала Сталин, потом Александр Невский, — все «негодяи». Потому что задача-то заключается в том, чтобы уничтожить всю историю. Под эти сю-сю, под эти безумные глюки и под всё прочее надо расправиться с историей и с идентичностью народа. Народа, пытающегося сейчас вылечить поломанный хребет и которому его снова надо сломать раз и навсегда, во всех точках, до конца, уже теперь тоталитарными способами, потому что иных-то по определению быть не может — большинство уже сопротивляется «модернизации» своего сознания.

«Моисей водил народ по пустыне 40 лет. 20 лет мы уже отбродили, — говорит Караганов, -если также растратим следующие 20, то можем из пустыни и не выйти».

Ну, это... У Гоголя есть произведение, которое начинается почти трагически, а кончается фразой: «А у турецкого бея под носом шишка».

«И последнее. Понимаю, что вызову неприятные эмоции, «подрывающие» привлекательность проекта. Но любые усилия по восстановлению общественной морали, самоуважения обесцениваются процессом Ходорковского».

Вы не вызвали у меня отрицательных эмоций, господин Караганов, Вы смешны, глубоко смешны, как и весь этот класс, который Вы представляете. Как весь этот жалкий класс, гниющий, прозябающий в постыдно-омерзительной роскоши посреди нищей страны. Не знающий, как отвечать за свою полную политическую, административную, хозяйственную, экзистенциальную, метафизическую недееспособность. И пытающийся снова заняться привычным делом так, как мальчишка, не познавший женщину, занимается любовью. Стыдно. Так стыдно, что дальше некуда. Но внутри этого стыда есть ведь и что-то серьёзное.

Люди, десталинизация, десоветизация и прочее начиналась перед программой «Суд времени». Люди, мы дали тогда бой именно потому, что знали об этом, в полную меру. Люди, мы не можем сражаться — конституционно, законопослушно, спокойно — за вас. Люди, это рубеж.

Господин Караганов, если мне не изменяет память, руководит Советом по внешней оборонной политике. Я спрашиваю людей, входящих в эту организацию: «Люди, вы готовы, чтобы её возглавлял господин Караганов? Это тест. Люди, это тест».

Господин Евгений Максимович Примаков, я обращаюсь лично к Вам и тем, для кого Вы авторитетны. Вы не молоды. Вы входите в советскую элиту. На Вас многие ориентируются. Вы спустите господину Караганову эту статью?

Господа учёные с советским прошлым, директора, спецслужбисты, все, кто входит в совет господина Караганова! Он останется — после того, что он сказал — председателем этого совета? Если да, то ВЫ толкаете народ на новую десоветизацию, десталинизацию. ВЫ соглашаетесь на вторую перестройку. ВЫ не ставите общественных запретов на её пути. ВЫ трусите уже заранее, сами не понимаете отчего.

Если же это не так, то завтра хотя бы председателем (или руководителем) этого, ничего не значащего совета, будет не господин Караганов, а кто-то другой. И вот тогда мы даём бой, хотя бы на дальних подступах к этой десталинизации и десоветизации.

А если вы сначала будете выражать свои восхищения по поводу моей гражданской позиции в программе «Суд времени» и в других, а потом сами прятаться под кровать... То вас настигнут с этой самой десталинизацией, десоветизацией, растопчут вместе со страной и обрекут на жалкое, постыдное, кровавое будущее.

Это можно было себе позволить двадцать с лишним лет назад, когда страна обезумела. Но сейчас она входит в норму. Сейчас идут совсем другие процессы. Сейчас нет никаких оправданий тому, чтобы не вести себя граждански достойно и спокойно.

Я хотел бы верить, что в нашей элите есть люди, способные к такому поведению. Что всему этому бреду будет положен предел, и немедленно. Но если это не так, то речь идёт не о какой-то чудовищно непреодолимой угрозе для общества... Нет. Речь идёт о том, что элита ещё раз расписывается в том, что она коллективная шваль. И что она предоставляет народ своей участи. И народ, увидев это, имеет право спасаться сам.

Теперь о том, как он в этом случае будет спасаться. Он будет спасаться абсолютно спокойно, иронично, неистерично. Ничего из этой десталинизации и десоветизации не получится. Этот номер уже не пройдёт. Чем больше это вот такими методами начнут разворачивать, тем глубже будет противодействие. И наша задача в том, чтобы оно было спокойным, с улыбкой на губах. Чтобы очередная конвульсивная истерика, совершенно справедливая по отношению к подобного рода «фокусам», случайным образом не разрушила страну. Или не была использована для каких-то действительно поджигательских действий. Они хотят разжечь гражданскую войну, мы им не позволим это сделать. Этого не будет.

Именно для этого и создаётся фонд, общество, виртуальный клуб в защиту нашего исторического наследия. Есть сотни форм подобной защиты. Никто сейчас не сумеет провести эту оруэлловскую, антисоветско-сталинскую оргию ненависти. Нет для этого ни общественной ситуации, ни властной системы — ничего нет. Но это не значит, что отпор всему этому не должен быть дан. Потому что, если отпор не будет дан (спокойно, иронично, на уровне именно гражданского общества, с использованием всех демократических возможностей), то это будет продолжаться.

А каждый раз, когда это будет продолжаться, люди с сознанием типа Караганова, будут распаляться. У них, знаете ли, есть такое свойство — распаляться. Вот когда они распалятся по-настоящему, а те, кто должны давать им отпор, подожмут хвост, вот тут могут начаться любые «фокусы». Любые! Потому что на самом-то деле (и это надо показать) вся эта «борьба» с коммунизмом, советским, сталинским наследием, конечно, является частью деятельности всплывающей со дна большой неонацистской подводной лодки, которая и перестраивает мир. Которой нужно убрать последние препятствия. Которая видит, что Россия осталась на карте мира — осталась как живая сущность, способная дать отпор их планам. И которая хочет уничтожить до конца Россию.

За спиной людей — таких, как Караганов, и прочих безумцев — стоят, конечно, холодные, сильно скорректировавшие свою прежнюю идеологию, но оставшиеся верными её фундаментальным принципам человеческого неравенства, неонацисты. Они сейчас правят бал, они сейчас пытаются добить Модерн и повернуть процесс в свою сторону. Это их звёздный час. Это люди холодные и бесконечно жестокие. Караганов и прочие — это просто «петрушки», которые устраивают танец перед началом главного представления. Люди, будьте бдительны. И поймите, что стоит на кону, «что ныне лежит на весах».

У меня сейчас проходят спектакли вот в этом зале. Зал забит битком, люди сидят на ступенях. Это мистерия, философско-метафизическая поэма в двух действиях, которая длится чуть ли не 4 часа с перерывом.

После спектакля остаётся порядка сотни человек, которые задают мне вопросы до 6-ти утра. Это люди скромно одетые, не принадлежащие к этой самой элите. Которую я сейчас в очередной раз спросил: «Элита, ты опять предашь свой народ?» Эти люди, которые стоят в зале, к ней не относятся. Но они разговаривают на глубокие философские, метафизические темы на очень изощрённом языке, глубоко интеллигентном, говорящем о том, что они освоили очень и очень много. Это новая Россия. Это не Россия Караганова. Это новая молодёжь.

Россия — очень живая страна... Я вполне могу давать спектакли на фестивалях в Авиньоне или Эдинбурге, но я очень хорошо знаю, что там всё гораздо более мертво... И не только потому, что это другой язык, а просто потому, что Европа на самом деле очень сильно слабеет, дряхлеет, теряет внутренний духовный темперамент. Прежде всего, это касается, конечно, Центральной Европы, но и Южной тоже. К сожалению, это так.

Так вот, Россия — это очень живая страна с огромным интересом к происходящему, с огромным интересом к сложной духовной проблематике. И именно это говорит о том, что у России есть будущее.

Будущее — с вами. Вы — соль земли. Вы — настоящая элита, а не те, кто пишут вот такие идиотские опусы.

Главное здесь — разорвать с какими-то комплексами собственной неполноценности. В мире вообще существует некий комплекс, согласно которому не быть богатым стыдно, быть бедным стыдно. Это распространяется не только на Россию, это в последние лет 20-30 стало всеобще-европейским безумием. Очень сильно изменилась жизнь.

Так вот, быть бедным не стыдно. Стыдно быть пошлым, глупым, алчным, безлюбым, бессострадательным. И, конечно, стыдно быть слабым. Сейчас очень стыдно быть слабым. Весь вопрос заключается в том, возникнет ли настоящая сила там, где она должна возникнуть. В слоях людей, которые не перестали читать. Которые знают сегодня гораздо больше, чем они знали 20 лет назад. Если в чём-то и есть оправдание произошедшему, то оно в этом.

Еду из совсем далёкого южного путешествия на юг Индии. И вижу русскую группу. Как-то всегда страшно, что это «новые русские». И что они начнут изъясняться так, что будет страшно от того, что ты слышишь все эти слова на русском языке. Нет, смотрю — сидят молодые и современные юноши и девушки. Достоевский у них в плохой обложке. Они там что-то отчёркивают, читают, спорят...

Спрашиваю: «Что делаете?» Говорят: «Путешествуем по всей Индии». Называют огромное количество мест. Путешествуют самым дешёвым образом. Вменяемые, интеллигентные. Высказывают глубокие суждения по поводу страны и мира.

Сколько таких людей, как скоро они сумеют объединиться? Как скоро они расстанутся с комплексом неполноценности, согласно которому те, другие, — это элита, а они — подножье, пыль у ног этой элиты? Как скоро они обретут идентичность и связь со страной? Как скоро они поймут, куда им двигаться? Вот в чём настоящая борьба сегодня.

Борьба заключается не в том, чтобы сжимать кулаки и потрясать ими от ненависти. Борьба заключается в том, чтобы развивать начавшиеся контррегрессивные процессы, процесс духовного обновления, чтобы эти зачатки превратить в мощные тенденции. И чтобы сами эти тенденции были основаны на великой гордости за свою великую историю, за своё великое Отечество. Тогда эти тенденции и повернут мировой процесс в нужную сторону. Тогда-то и спасутся и Россия, и мир от этой всплывающей из глубокого погружения нацистской, метафизической, экзистенциальной, стратегической подводной лодки.

Мы говорим о том, какими должны быть направления работы.

Вот это большинство и этот его актив, который готов до 6-ти часов утра спорить на философские темы. Который вполне образован и вполне продвинут. Который никак нельзя назвать ни архаическим, ни демодернизированным, ни прочими безумными словами. Который разительно отличается от этой самой элиты. И разговор с которым — и есть человеческое счастье, потому что можно говорить на серьёзные темы с глубокими людьми (глубокими и глубоко заинтересованными)... Как быстро этот актив освоит всё, что угодно? Как быстро он создаст альтернативное образование? Как быстро он освоит все высокие технологии, и будет ли интернет за ним или за его противниками? Отдаст ли он интернет американцам или возьмёт себе? Как быстро он организуется? Как быстро он поймёт, что время кайфа прошло, и что надо действовать — действовать самим, не дожидаясь, пока тебя организуют, поставят в строй и направят куда-то?

Поэтому вопросы о семинарах, связанных с освоением интернета, очень важны. Вопросы о развитии всего того, что связано с новым телевидением, для нас так же важны. Это тоже направление нашей деятельности. И, конечно, ключевой вопрос — вопрос о школе. Это супервопрос. А супер-супервопрос — когда в России начнут формироваться мировоззренчески единые коммуны, интеллектуальные или другие. Что, кибуцы формировать можно, а нам нельзя?..

Когда люди сдвинутся с места и начнут объединяться с себе подобными на мировоззренческих основаниях? И чем они займутся, объединившись? Они будут шизеть в сектах или выйдут на большой простор философии, мировоззрения, полноценной, нормальной духовной жизни? Вот если всё это возникнет, тогда, может быть, у России и есть шанс на будущее. Потому что произошедшее, конечно же, очень скверно.

Ведь в чём суть затеянного Карагановым, и почему мы обращаемся ко всем, кому дорога Россия, с тем, чтобы поддержать сейчас защиту советских ценностей?

Суть — в так называемой «чёрной дыре». У вас есть 70 лет. И эти 70 лет объявляются «чёрной дырой». Много раз говорил, что я ненавижу любую аналогию между великим советским обществом, победившим фашизм, и омерзительным фашизмом. Но, даже если взять эту аналогию, то надо понимать, что фашистская «дыра» («дыра» денацификации) длилась 12 лет. И мужчине, которому было 20 лет до того, как в 1933 году Гитлер пришёл к власти, — после того, как Гитлер ушёл, было 32 года. Он был ещё вполне молод. И единство дофашистского и постфашистского времени реализовывалось в пределах одной личности, одного человека, внутри его сознания. И то это был ужасный процесс. Ибо немецкая вина и впрямь была ужасна, вина перед миром и перед самими собой. Ибо фашизм впрямь был глубочайшей дегуманизацией и величайшим преступлением перед человечеством.

Но раз советские общества, советский народ, советская политическая система, советский строй спасли мир от нацизма, то они не могут быть так же ужасны, как сам этот нацизм, просто по определению. А значит, их приравнивание к нацизму — есть на самом деле реабилитация нацизма, как я уже говорил. Но не это главное.

Что будет, если эту «дыру» в 12 лет, расширить до 70-ти? Она непреодолима. Это и есть тот самый «Воронеж». «А Вы-то откуда? — Я из Воронежа». Нельзя преодолеть эту «дыру». «Это, — дальше и говорят такие люди, как Караганов, — антропологическая катастрофа».

Антропологическая катастрофа — это неполноценный народ. Неполноценный народ требует опеки. Чьей? Понятно, что не Караганова. Это Караганову так кажется, что его. Потому что он такой же, он тоже «из Воронежа». Это оккупационная система. Караганов и иже с ним подготавливают модель оккупации от лица Совета президента по правам человека и гражданскому обществу. От лица главы государства и Верховного Главнокомандующего. Опомнитесь, что вы делаете?! Опомниться-то тут должны все... Не только господин Караганов. Я ещё раз повторяю: выборы на носу. Выборы, господа... Или вы их отменяете?

Но оставим в стороне выборы. Антропологическая катастрофа длиною в 70-т лет — это неполноценность и это, конечно же, оккупация. И всё. Потому что дальше любители других периодов начнут искать корни катастрофы. Скажут: «В силу чего же?..» Это же и с немцами так было. «Какие особенности немецкого духа породили фашизм? — Какие особенности русского духа породили совок?» — как они отвратительно говорят. Они же найдут эти особенности. Тогда они будут давить все проявления этого духа на всех исторических периодах.

Окажется, что вся история — есть сплошная «чёрная дыра». А что такое государство? Государство — это средство, с помощью которого народ длит и развивает своё историческое предназначение. Нет исторического предназначения — нет народа. Значит, речь пойдёт о демонтаже народа, о его распаде, а значит, и о распаде государства. А распад государства плюс демонтаж народа означает, конечно, расчистку всех предпосылок для будущего геноцида. И если вам кажется, что это слишком долгий путь, то это не такой долгий путь. Если мы это не остановим... Это совсем недолгий путь. Это можно сделать достаточно быстро. И в этом есть замысел неонацизма по отношению к России.

Но нацисты никогда не простят России то, что она победила Гитлера в 1945 году, ей никогда не простят красный флаг над рейхстагом. Как и Сербии никогда не простят сопротивления нацизму, как её карают за это в ускоренном порядке, ибо нет ядерного оружия. Так же карают и Россию. И её будут карать до конца.

Мы очень часто разговариваем не на том языке. Мы пытаемся всё время перебирать лидеров. Персонификация в политике — это своего рода луддизм. Вот, как луддиты когда-то боролись с машинами вместо того, чтобы бороться с господами этих машин, так сейчас пытаются бороться с персонами. Но давайте всё-таки разберёмся...

Есть персона. Есть система. Есть лидеры. Есть класс, на который опирается система. И есть общество — в идеале народ. Если система опирается на гнилой политический класс, а лидер опирается на систему, то с чем именно на данном этапе надо выяснять отношения? С персонами? Вам их заменят... а потом ещё раз заменят... но, если вы оставите при этом не только систему, но и класс, который на неё опирается, то ничего не изменится. И в этом опыт последних 20-ти лет.

Все так долго учились упражняться по поводу Ельцина, выявлять его персональные недостатки. Выявили их, отсмаковали. Потом пришёл другой человек, не наделённый этими недостатками. Все выдохнули с облегчением. Сказали: «Не, ну теперь-то запляшут лес и горы!» Как запляшут, если система осталась почти той же, а класс остался буквально один к одному, за редкими исключениями — то что же изменится?

Говорят: «Что же тогда делать?» — Ну, говорили и повторяли: надо строить альтернативную базу опоры. Альтернативную базу опоры... Другой класс...

Говорят: «Как это можно построить класс?»

— А Чубайс же сумел это сделать!.. Он этот мерзкий класс, который сейчас поедает страну, построил за 2-3 года. Значит, в принципе, это можно делать. Но, если можно строить гнилые и антинародные социальные группы, то почему нельзя строить альтернативные группы? Если можно строить группы регрессоров, то почему нельзя строить группы, занимающиеся контррегрессом? Можно и должно!

В противном случае противопоставить происходящему процессу что-нибудь всерьёз невозможно. Процесс слишком, в этом смысле, далеко зашёл. Мне когда-то вдруг это стало ясно после одного разговора с моим отцом. Он до 80-ти лет руководил кафедрой, потом оставил кафедру своему ученику. Профессор. Преподавал до смертного часа. Я говорю (когда он уже оставил кафедру): «Папа, ну, как дела?» Он говорит: «Да всё замечательно, кафедра интересно работает и всё...» Потом сделал паузу и сказал: «Знаешь, только одно чувство... Если бы студентов не было, то кафедра бы ещё более интересно работала». И вдруг на этом маленьком примере я понял, что такое мутация... Что такое форма, отрицающая своё содержание. Кафедре не нужны студенты.

Давайте продолжим... Кафедре не нужны студенты. Институту, отвечающему за здравоохранение, не нужны больные и врачи. И давайте ещё добавим слово: они являются для этого института ОБРЕМЕНЕНИЕМ. Институту, отвечающему за оборону, не нужны солдаты и офицеры. Институту, отвечающему за народ, не нужен народ. Элите, отвечающей за человечество, не нужно человечество.

Вот это и есть макромутация. Форма начинает пожирать своё содержание. Срабатывает закон превращённых форм. В России это слабое звено в цепи превращений, которые сейчас распространяются по всему миру. И уж, по крайней мере, по большей части западной цивилизации.

Это не наша болезнь. Просто она у нас протекает в самых острых и ужасных формах. Это тяжёлая болезнь — это не насморк, не воспаление лёгких. Это совсем тяжёлая макросоциальная болезнь. Кончиться она может только обрушением общества и государства.

Преодолеть её если и можно, то только за счёт нетривиальных действий. За счёт таких действий, которые не имеют ничего общего с тривиальной политической борьбой. Ибо политическая борьба — это прекрасное лекарство в тех случаях, когда болезнь размещается в диапазоне между насморком и тяжёлым воспалением лёгких. Тогда пожалуйста, — антибиотики и всё остальное.

Политические средства очень хороши и нужны, их надо применять своевременно. Но в условиях, когда болезнь зашла так далеко (а запустили её, довели её до этой степени сами люди — в июне 91-го года проголосовавшее за Ельцина большинство не было картотекой ЦРУ, XXVIII съезд КПСС не состоял из картотечных ЦРУшных агентов, а он лизал руки своему убийце Горбачёву)...

Капиталистический соблазн в его самых грубых и неприкрытых формах глубоко въелся в плоть, в социальную жизнь и отдал в руки чудовищным монстрам страну, которой сломали хребет и кинули в регресс. А теперь этому надо противостоять. Этому противостоять надо каждый день в условиях непрерывного, скромного, хорошо организованного социального подвига. И надо восстанавливать те уровни понимания своего исторического прошлого, которые, может быть, ни один народ ещё до конца не прорабатывал. Нас «сделали» так, как никого другого. Если мы хотим ответить, и по-настоящему ответить, на то, что было сделано, нам нужна такая глубокая, страстная системная проработка, которой ни один народ ещё не осуществлял никогда.

Я вновь возвращаюсь к вопросу о Модерне и его производным. Я не могу не обсуждать статью господина Караганова. Не могу не отвечать на то, что происходит сегодня. Меня не поймут, если я не отвечу. Но я, действительно, призываю всех собравшихся подумать над одним — в какой степени внутри России есть драгоценности, связанные с альтернативными моделями развития. В чём мы альтернативны?

Не надо думать о своём исключительном особом пути. Свой особый путь уже сегодня недостаточен. В чём глобальный путь, который мы указывали миру? Только ли в коммунизме? Есть ли более глубокие уровни, на которых мы сделали великие открытия? И почему эти великие открытия растоптали? Почему опять Караганов предлагает их растаптывать снова? Не потому ли, что эти великие открытия миру, человечеству, гуманизму нужны сегодня больше, чем когда бы то ни было? Потому что всё, что было альтернативой этим открытиям, гибнет. Гибнет великий проект Модерн. Он устаёт, он вянет, он угасает. Ему помогают угаснуть гораздо быстрее. Он, может быть, мог бы продержаться ещё 20-30 лет, но его добивают, добивают ускоренно. Потому что он тоже кому-то мешает.

Но в этой ситуации наш опыт становится уже безальтернативным. Мы были «бронепоездом на запасном пути» человечества, двигающегося историческим путём, путём прогресса и гуманизма. Но теперь не мы «бронепоезд на запасном пути». И не «запасен» наш путь. Наш путь только сейчас становится основным. Сейчас, когда мы слабы, как никогда. Только сейчас мы можем либо указать новые ориентиры себе и человечеству, либо сгинуть самим и вместе с человечеством.

Так что же внутри этого охаиваемого советского наследства так важно? Что является приоритетным внутри него? Почему его нельзя отдать на поругание? Только ли потому, что оно наше, что мы любим наших отцов и дедов, что мы хотим сохранять историческую идентичность и быть народом?

Конечно, и этого бы было более чем достаточно. Но есть и нечто большее. Вопрос не только в советском этапе нашего развития, который дал великие результаты — беспрецедентные, не имеющие мировых аналогов по скорости и глубине. Вопрос в том, почему это советское было принято. Не потому, что, как пишет Караганов, не лучшая часть народа, мобилизовав в себе всё рабское и скотское, встала на путь самогеноцида. А потому, что Россия на протяжении всего предыдущего этапа шарахалась от Модерна. То есть даже от легитимированного, точнее сказать, легитимного варианта существования буржуазного общества. Она его не принимала. Она от него шарахалась на протяжении XIX-го и XXVIII-го столетий.

Значит ли это, что она существовала в рамках традиционного общества? Нет. Пётр — великий человек, но он сильно наломал дров. И батюшка его наломал, и предшественники. Россия с «привычкой», как «душой держав», с традицией, которая является одним из способов регулировать общество, разорвала давно. Очень давно. И Россия не встала на путь закона. Ибо главный регулятор великого проекта Модерн — это закон. Модерн регулируется писаным законом. Наполеоновским Кодексом. Закон — это великая сила. Россия не взяла правовой барьер. Это, конечно, прискорбно. Но это глубоко исторически обусловлено.

Но что же произошло тогда — уж, как минимум, с петровским и послепетровским обществом, а вовсе не с советским — на протяжении столетий, когда общество как-то регулировалось и ведь «быстро развивалось» (как тут с лживыми восторгами восклицает господин Караганов)? Ведь, действительно, развивалось...

Что произошло с Россией? Как она могла быть обществом и развиваться в условиях, если традиционные регуляторы («привычка — душа держав») были сломаны Петром, да и в допетровский период, а закон регулятором не стал?

Именно на этом этапе великим регулятором для нашего общества, нашего народа, нашего мира, нашей альтернативной глобальной цивилизационной системы стала культура. Говорить просто о том, что у нас особый путь, сейчас категорически недостаточно.

Но как именно культура осуществляла регуляцию? Не закон (как в обществах Модерна), и не традиция (как в обществах Премодерна), а культура. Как она осуществляла регуляцию, и почему сегодня опыт этой регулятивности (а именно за счёт неё возник и советский опыт развития) является бесконечно важным для человечества, находящегося в состоянии медленно, но неумолимо развивающейся катастрофы? Почему этот опыт драгоценен? И что он такое по существу?

Давайте в следующий раз начнём именно с этого, потому что нельзя же, в конце концов, заниматься только «карагановыми». Помните, как было сказано в великой пьесе «Горе от ума»? Мне всегда хотелось сыграть последнюю сцену из этой пьесы, потому что мне кажется, что все её играют неправильно. Там говорят:

«Безумным вы меня прославили все хором.
Вы правы: из огня тот выйдет невредим,
Кто с вами день пробыть успеет,
Подышит воздухом одним
И в нём рассудок уцелеет».

Я с такими, как Караганов, не день один провёл. Я больше 20-ти лет провожу в этой социальной среде. И горжусь тем, что рассудок у меня, тем не менее, уцелел.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх