,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Сергей Сигачёв: Первый советский Макдональдс. Очередь и кто в ней стоял
  • 22 декабря 2010 |
  • 14:12 |
  • 9999I |
  • Просмотров: 32015
  • |
  • Комментарии: 10
  • |
0


Ролик датирован, очевидно, летом 1990-го. Всё бы ничего, но комментарии к оному меня несколько озадачили.
"Как можно выносить эту типичную для Макдональдса вонищу — загадка"
"ужас... вкус демократии - американский бутерброд! по ползарплаты там оставляли :("
"Всё ж каким надо быть придурком, чтоб стоять за этой дрянью часами..."
"Эти люди придурки"
и т.д. и т.п.


В очередной раз убеждаюсь, что судить тогдашнее сегодняшним типо-большим-знанием — огромная ошибка. Неужели не понятно — чтобы получить неискажённую картину, нужно оценивать психологию стоявших в реальностях того времени. А не сегодняшнего, когда подросшие и прозревшие комментаторы такие ну прям умные, задним числом. Т.е. люди просто тогда в сознательном возрасте не жили и адекватно оценить увиденное не в состоянии. Либо просто рассуждают сегодня как пропагандисты, что тоже не очень хорошо говорит об уровне осмысления.

* * *

Я во времена оны тоже постоял в этой очереди на Пушкинской — только не такой гигантской, конечно, а раз в 4-5 покороче. Давайте расскажу вам, как это было и как мы оценили первое соприкосновение "лоб-в-лоб" с американскими, дотоле невиданными, пищевыми технологиями. И поговорим о мотивах, двигавших стоявшими.

...Итак, в октябре 1991-го нас (меня и ещё одного инженера с ВЦ КГТУ) отправили в учебный центр Министерства общего машиностроения СССР, что в подмосковном Калининграде. Сейчас это город Королёв. Жил я тогда в Петропавловске-Камчатском, и это была длительная командировка, на полтора месяца. Прибыли мы в шикарный сезон — начиналась золотая осень, тихо и безветренно. Однако время — в смысле историческом — было совершенно смутное, уникальное, неопределенное. Чувствовалось, что всех нас ждут испытания или глобальные перемены, только не очень хорошо понималось, какие именно.

Месяц с небольшим назад прошёл август 91-го, и все были в замешательстве — даже милиция, которая спокойно меня в один из приездов в Москву пропустила в Белый дом, и я, изумлённый, беспрепятственно ходил по его коридорам, изучая интерьеры. Только пятый этаж был закрыт — в смысле, туда не пропускали, но тоже вежливо. Впрочем, об этом стоит рассказать отдельно, а сейчас — ближе к теме.

Напарник мой, Николай, был лет на меня 10 старше, семейный и обремененный заботами, но гораздо более опытный в жизненном плане. Лет ему было 36-37. Мне было 27, я недавно женился и был "младшим" по опыту — правда, не по должности. Жили мы во время учёбы в небольшой, но тихой и сравнительно комфортабельной общаге близ Звездного городка (комнаты-блоки на 2 человека со своей кухонькой и туалетом), и каждые выходные выезжали в Москву на электричке, благо ехать не так далеко. Да и погода осенняя нас баловала. Николай, может быть, и не ездил бы так часто, но я был активен, лёгок на подъём и постоянно его уговаривал на какие-нибудь вылазки-выходки.

И вот в одну из суббот октября шли мы, не торопясь, по Горького (не помню, стала ли она уже тогда Тверской) вверх и увидели очередь. Эту самую. Конечно, она была не такой, как на ролике, но я тут же загорелся и предложил Николаю "попробовать американского". Он сомневался, но я убедил — тем более что про первый "МакД" писали в газетах, и неоднократно, и это было для нас ещё и как своеобразный аттракцион. Популярность ему была вполне создана союзной прессой.

В общем, встали мы в неё. Вилась она тогда, спустя полтора года после открытия, тремя крутыми синусоидами, уже разделенными продолговатыми металлическими поручнями (на ролике их ещё нет). Стояли мы 45 минут — это мне хорошо запомнилось, время было что-то около 4 часов дня. Нормальное время для прогулочного обеда.

Зашли. Внутри сутолока, все бегут с подносами-пакетами, обслуживание — просто с космической скоростью. Для советского быта — непривычно, даже крайне непривычно. Всё по-иному. Жуют, едят вокруг, места практически нет. Ладно. Подходим к стойке, заказали бигмак на каждого, чизбургер, три вида коктейля, кока-колу. В общем, получилось очень много, как оказалось в итоге — коктейли мы еле допили.

У меня лично было впечатление быстрого насыщения, но сказать, чтобы я как-то особо затащился от биг-мака — нет, такого не было. Однако очень понравилась ледяная кока-кола, и особенно коктейли с наполнителями. Уже доедали не спеша (нашли местечко-таки, присели), Николай, как бы размышляя и говорит:

— Ну, и как тебе?

— Да ничего, нормально! Коктейли вкусные!

— Да? А мне чё-то так себе. Я большего ждал.

— Наелся хоть?

— Наелся... но как-то так... торопливо, что ли. Наверное, повторять не буду. А за опыт спасибо, это было полезно. Вернемся домой — расскажу.

— Ну, как знаешь. Я не жалею, что попали. Интересный же опыт!

— В минобщемашевской столовой как-то правильнее, что ли...

— Наверное, просто привычнее!? Котлета, пюре, сметана... а?

— (задумчиво) Может и так... ладно... поели, теперь можно дальше гулять.

Повторюсь, это был октябрь 1991-го. Полтора года после открытия. Вот только память не сохранила, сколько же мы тогда за это отдали. Но уж точно — не "ползарплаты", это уже современные байки. Поели за какие-то вменяемые для нас деньги, иначе бы просто не пошли.

* * *

А теперь разберемся — что же двигало стоявшими? Голод? Отсутствие альтернатив? Более качественное питание?

Нет, конечно. Мотивация была абсолютно иная.

1. Не менее половины стоявших оценивали это как аттракцион (как мы, например). Забугорный Макдональдс тогда — это было нечто иное, неизведанное, непривычное. Т.е. главный мотив — любопытство ("а как там, у них"?), или, по-другому — выход за пределы обыденности. Кооператоры с кафе ведь тоже были уже, однако туда сильно не рвались — тем более что у них репутация успела сложиться очень неоднозначная.

2. Довольно большая доля посетителей были местные (москвичи). Для них — это было модно, круто. "Ништяк, пожрать американского". Таких было, может быть, треть. В основном — молодёжь младше моего возраста. Причем "опытные" пробовали лезть и просачиваться, дабы сократить своё ожидание. Таких тормозили милиционеры (их была парочка около этой очереди), а кое-кто и просачивался.

3. И третья категория — это иностранцы. Тогда их в Москве было уже довольно много, они быстро наводняли советскую столицу. Так вот, иностранцы шли на привычный стандарт. И ради снижения риска — стояли очередь. Иностранцев, может, было процентов 10. Однако допускаю, что в начале карьеры "МакДа" в СССР, иностранцев ещё в очереди совсем не было — в 90-м их было и меньше, и очередь больше в разы.

Вот такая примерно была структура.

Смежной причиной такого паломничества была ещё и инфантильность среднего позднесоветского человека. Мои ровесники, и поколение на 5-10 лет старше — те, чьё детство пришлось на семидесятые или конец шестидесятых — ведь мы были очень инфантильны, в среднем. Детство-то у большинства тех, кто жил в славянских республиках, было и правда оранжерейное, беззаботное, изолированное от нынешних проблем. Да и уровень безопасности (житейской, обыденной, а не нынешне-страшилочной) был не на порядок — на два порядка выше.

Ключик от квартиры, бывало, уходя, прятали под коврик — сейчас это воспринимается нереальностью. Отводить ребенка в школу тогда считалось чем-то из ряда вон выходящим, а для школьника — и стыдным, менты до конца 80-х не знали ни дубинок, ни прочих "спецсредств", прочные железные двери и наглухо закрытые подъезды были экзотикой. Это всё — приметы сегодняшнего дня, развившиеся и пошедшие в массы широко в 1990-1995 гг. А вот поколение наших родителей, заставшее в детстве трудное по достатку послевоенное время, было более адекватным и приспособленным к трудностям.

У меня примерно четверть или треть той советской инфантильнсти выбило пребывание во Вьетнаме (1988 г.). Там я впервые узнал, что магазинной вещью можно с большой вероятностью отравиться, что воду надо контролировать, что фича в красивой дорогой упаковке может быть фальшивкой — и прочие, ныне для нас обыденные, вещи. Но, возвращаясь в Союз, эти тормоза опять отпускались, и мы расслаблялись. И все красивое, "фирмовое" — вызывало повышенный интерес. Натуральные продукты (правда, быстро портящиеся и с маленькими сроками годности) воспринимались как обыденность, как воздух — никто этого ещё не ценил. Пили стаканы с цельной сметаной в столовых, и было это нормой. А вот яркая упаковка! Форма! Химический необычный вкус! И прочие необычности — они возбуждали огромный интерес. И тормозов, логических для капитализма — их просто не было. Вот и шли на "мериканьское", следуя и моде и интересу.

Хороша или плоха инфантильность, вытекавшая из беззаботного детства — вопрос для меня и сейчас не до конца решенный, спорный. Я не знаю, что в итоге лучше — закаленность к плохому, к агрессивной среде, или расслабленность и спокойствие от общей оранжерейности, изоляция от пороков и позднее их узнавание? С одной стороны, первые более агрессивные и лучше выживают. С другой стороны, у вторых не было украдено детство, да и человек в такой обстановке вырастает... ну, что ли, более добрым, спокойным, не издёрганным, морально устойчивым... как-то так.

Однако мне всё равно несколько жаль поколение тех, у кого ранний подростковый период (9-12-15 лет) пришёлся на слом государства и Смуту — на все эти перемены, перевороты, путчи-расстрелы БД, пирамиды, крахи. Это, безусловно, неосознанная, но травма и наполовину украденное детство. Она и сейчас сказывается на общении с этим поколением, на этой искусственной надсадности в отношении ко всему советскому, на истовой вере в тиражируемые страшилки. У нас в 70-е детство было, при всех неоднозначностях, намного более спокойное и беззаботное. Это и сейчас сказывается на отношении ко многим вещам. Однако инфантильность имеет и свои недостатки, конечно.

Поэтому — судить с позиции сегодняшнего знания людей в той очереди глупо.

Они были детьми своего времени, только и всего.


автор Сергей Сигачёв



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх