,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Украина: проблемы формирования национальной общности
  • 6 ноября 2010 |
  • 00:11 |
  • mahalas |
  • Просмотров: 54639
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
0
24 апреля 2009 г. в прямом эфире программы «Шустер-live» произошел эпизод, заслуживающий пристального внимания социологов. В тот день приглашенные ведущим гости программы пытались найти ответ на давно будоражащий общественность вопрос – «Угрожает ли Украине неофашизм?».

Поводом для обсуждения столь болезненного сюжета стало убийство в Одессе 17 апреля 2009 г. студента ОНУ Максима Чайки, активиста местной националистической организации «Сiч». Развернувшаяся вокруг этой темы дискуссия отличалась, по понятным причинам, особым накалом, однако само по себе это не вызывало удивления.

Поразительными оказались итоги голосования зрителей в студии, которые, как утверждают организаторы ток-шоу, адекватно отражают точку зрения украинского общественного мнения. На вопрос «Как вы относитесь к лозунгу «Украина для украинцев?» 71 % присутствовавших в студии ответили «Как к проявлению патриотизма». Уже на следующий день украинские националистические сайты живо комментировали голосование в эфире «Шустер-live» и называли его не больше не меньше, как «пробуждением украинского национального духа».

На эмоциональном уровне столь бурная их реакция понятна, однако прежде, чем предаваться восторгам или посыпать голову пеплом, следовало бы задуматься: а что же в реальности стоит за таким результатом? Что имеют в виду большинство жителей Украины, когда произносят слова «Украина» или «украинец»? Ведь это далеко не праздный вопрос.

Исторически так сложилось, что процесс формирования украинцев как нации прошел в своем развитии несколько этапов. Ключевыми из них были два. Первый пришелся на вторую половину XIX – начало XX вв. и был связан с пробуждением национального духа как в Большой Украине (входившей в состав Российской империи), так и в «украинском Пьемонте» - областях, находившихся под властью Австро-Венгрии.

Второй начался в 1920-х гг. и длился около 15 лет. В литературе его принято называть эпохой так называемой «коренизации» - массового внедрения украинского языка в образование, деловой и бытовой обиход.

В результате, к середине XX в. украинская нация как единое целое, в общем, конституировалась. Однако имелось важное обстоятельство, которое необходимо обязательно учитывать при изучении национального вопроса в Украине. Большинство европейских наций (французы, итальянцы, британцы) начинали формироваться в рамках уже сложившихся территориальных государственных образований.

Украинская же нация формировалась параллельно с расширением государственных границ: в 1939 г. в состав Украины вошла Галиция и Волынь, в 1945 г. – Закарпатье, в 1954 г. – Крым. Важнейшим последствием этого стало то, что в составе общего государства оказались несколько больших групп населения, которые, в силу особенностей исторического развития, в процессе своего национального обособления шли совершенно разными путями.

Этот фактор по сей день является основополагающим для понимания специфики национального облика Украины. На Западе страны восторжествовала концепция так называемой этнической нации, критериями принадлежности к которой являются общность языка и религии. В многолетнем противостоянии с австрийскими властями и, в первую очередь, с местной польской элитой выковывался этнический национализм, оказавшийся со временем основной самоидентификации западных украинцев.

В Центре же Украины и на Востоке, в период национального размежевания в 1920-1930-ее гг., главным критерием выделения нации стал территориальный фактор. В состав Советской Украины включались области со смешанным населением, которое, в результате «коренизации» уже во втором поколении, как правило, причисляло себя к украинцам, сохраняя, при этом, языковые и культурные особенности.

Именно отсюда берет происхождение феномен так называемого «русскоязычного украинца», полностью отождествляющего себя с украинской нацией, однако не приемлющего политику языковой ассимиляции. В данном случае речь идет фактически о другой, отличной от западноукраинской, концепции нации, выдвигающей на первый план политическую принадлежность индивида к государственному образованию под названием Украина.
Собственно, в этом дуализме и кроются многие проблемы современной Украины. Завершенность национальной самоидентификации Востока стала неоспоримым фактом в 1991 г., когда подавляющее большинство населения русскоязычных областей проголосовало за государственный суверенитет Украины (об этом бы стоило помнить тем, кто считает, что на Востоке живут «неправильные украинцы»).

Перед Украиной тогда открывался уникальный шанс пойти по дороге строительства политической нации в масштабе всей страны. Необходимым условием этого являлся бы отказ от политики культурной и языковой ассимиляции, сохранение определенной языковой и культурной автономии восточных и западных областей и концентрация усилий всех групп населения для строительства новой государственности.

И первые 2-3 года казалось, что политические элиты выберут именно этот путь. Однако к середине 1990-х гг. восторжествовал другой подход, взявший за основу концепцию этнической нации в том ее виде, в котором она имелась в наличии на Западной Украине. Боялись ли руководители независимой Украины ирредентистского движения на русскоязычном Востоке? Или же решили максимально дистанцироваться от России?

Нам остается только гадать, чем они мотивировались, делая такой выбор. Сегодня с уверенностью можно сказать одно: политика языковой и культурной ассимиляции Востока, курс на построение в таком сложном государстве, как Украина, однообразной этнической нации оказались малоэффективными и не решили задачи объединения страны.

Голосование на президентских выборах, раскалывающее страну пополам, вопрос статуса русского языка, противоречивое отношение к героизации ветеранов ОУН-УПА – вот лишь некоторые, наиболее очевидные проявления кризиса национальной политики, ставящей своей целью языковую и культурную унификацию населения Украины.

Сейчас, как никогда, важен вопрос поиска альтернатив. Одним из наиболее эффективных вариантов сплочения нации может стать возвращение к заброшенной в начале 1990-х годов идее политической нации. Она базируется на уважении исторически сложившейся специфики различных групп населения Украины, закреплении за ними прав на полноценное использование родного языка в деловой и образовательной сферах и объединении всех украинцев, в независимости от их происхождения, в общем доме. И тогда, возможно, зрители ток-шоу «Шустер-live», голосуя в прямом эфире передачи, под словом «украинец» будут иметь в виду одно и то же.

Источник: Український консенсус



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх